Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Правозащитники и журналисты бесследно исчезли в туркменских тюрьмах.

Правозащитники и журналисты бесследно исчезли в туркменских тюрьмах.

«Оказывать давление на Туркменбаши никто не осмеливается. Наверное, это связано с тем, что Туркменистан обладает достаточно большим запасом газа»

Несколько влиятельных международных правозащитных организаций, в их числе «Международная амнистия» и «Репортеры без границ», выразили крайнюю обеспокоенность в связи с содержанием под стражей в Туркменистане корреспондента Радио Свобода Огулсапар Мурадовой и двух туркменских правозащитников. Есть основания полагать, что к задержанным (они арестованы месяц назад) применяются психотропные вещества, чтобы вынудить их сознаться в «подрывной деятельности».

О ситуации с правами человека в Туркменистане в интервью Радио Свобода рассказали председатель Туркменского Хельсинкского фонда по правам человека Таджигуль Бегмедова и руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

Таджигуль Бегмедова: В Туркменистане нет ни одной правозащитной организации и нет возможности создать эту организацию. Хотя по Конституции Туркменистана это позволено, на самом деле тем активистам, которые пытаются зарегистрировать, запрещено.

- Как вы работаете из Болгарии, как осуществляете наблюдение за состоянием с правами человека в Туркменистане?

Т.Б.: Через наших членов Туркменского Хельсинкского фонда, через активистов и через людей, которые понимают свою гражданскую позицию и пытаются связаться с нами. Желающих много, но возможности очень ограничены.

- Почему стала возможной доминирующая позиция Туркменбаши в вашей стране? Как так получилось, что страна оказалась под таким тяжелым грузом диктатуры?

Т.Б.: Туркменский народ очень миролюбивый, и этим воспользовался Туркменбаши. Вторая причина заключается в соглашательской позиции международных организаций, которые пытались толерантно относиться к этому режиму, и этим воспользовался [Сапармурат] Ниязов.

- Он продолжает закручивать гайки или все уже закручено, и дальше вот этот режим в сторону усиления репрессий уже двигаться не может?

Т.Б.: Последний случай говорит, что он продолжает закручивать гайки. 19 июня были задержаны журналист и два активиста. Через неделю арестовали еще троих детей журналистки. В целом было арестовано семь человек, и это - вопиющий факт нарушения прав человека и преследования инакомыслия.

- А за что их арестовали?

Т.Б: За то, что они посмели ослушаться воли властей, которые, мягко выражаясь, не рекомендуют иметь контакты, например, с Радио Свобода или с другими негосударственными информационными службами. Не рекомендуется - опять, я говорю, это мягко сказано - иметь контакты с правозащитниками.

- Чего нельзя делать и что можно делать в Туркменистане для того, чтобы не оказаться за решеткой?

Т.Б.: Раньше считалось, что можно хвалить культ личности - и ты выживешь. Но оказалось, что и это не помогает. Тому есть несколько последних примеров, когда преданнейшие режиму люди отправлены в тюрьмы, которые у себя в спальне вешали портреты Туркменбаши. Это так называемые коррупционные дела. Поскольку в Туркменистане нет справедливого судопроизводства, мы до конца не можем быть уверены, что эти коррупционные дела не были сделаны с согласия властей.

- Вы сказали о своем недовольстве позицией международных организаций. Очевидно, есть у вас претензии и к правительствам разных зарубежных стран, которые могли бы оказывать давление на Туркменбаши. Кто ваши главные адресанты - Москва, Вашингтон, Европейский Союз?

Т.Б.: Я считаю, что и Москва, и Вашингтон, и Европейский Союз должны просто твердо стоять на своих позициях и не торговаться, когда говорится о судьбах нескольких тысяч людей, пострадавших от этого режима, не проводить двойные стандарты с торговым соглашением, с газовым соглашением и так далее.

- Неужели вы действительно думаете, что в нынешнем политическом мире, основанном на прагматизме, это возможно? Скажем, что Владимир Путин будет критиковать Туркменбаши?

Т.Б.: Нет, мы этого не думаем. Но мы призываем к этому, это один из механизмов воздействия. Внутри Туркменистана само гражданское общество, само население должно понять, что никто на блюдечке с голубой каемочкой не принесет свободу или какие-то демократические ценности.

Руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов рассказывает, что возможности получить объективную информацию о происходящем в Туркмении крайне ограничены.

Олег Панфилов: Таких источников, которые бы смогли независимо работать, в Туркменистане почти нет. Есть некоторое количество стрингеров, которые собирают информацию для туркменской службы Радио Свобода, и те люди, которые под большим риском работают как стрингеры для иностранных агентств, прежде всего «Рейтер», «Франс-Пресс». Других источников, которые бы свободно работали на территории Туркменистана, просто невозможно иметь. В этой стране практически сразу после того, как Туркменистан стал независимой страной, были введены ограничения. Несмотря на то, что в Конституции страны есть статья, которая провозглашает свободу слова, местная пресса практически вся находится под жестким контролем. Все телеканалы под логотипами имеют одну и ту же надпись: «Учредитель - Туркменбаши», а о независимой прессе там просто говорить невозможно. И это мы видим еще и по большому количеству фактов нарушения прав журналистов, когда журналисты, которые передают информацию для иностранных средств массовой информации, задерживают, арестовывают, сажают в тюрьмы и преследуют.

- Что же делать в такой ситуации? Что может предпринять, скажем, ваш Центр экстремальной журналистики?

О.П.: Мы получаем информацию, по крайней мере, почти обо всех случаях, которые происходят с журналистами на территории Туркменистана, мы знаем. Но люди, которые нам передают информацию, как правило, работают подпольно, мы никогда не говорим их имена. Наверное, мы единственная организация (так же как и Туркменский Хельсинкский фонд, который зарегистрирован в Болгарии), которая имеет какую-либо информацию о том, что там происходит. Изменить ситуацию мы не можем, потому что Туркменистан находится в довольно странном положении. С одной стороны, эта страна является членом ОБСЕ, так же как и ООН, в стране работают посольства зарубежных стран, но оказывать давление на Туркменбаши никто не осмеливается, потому что, по всей видимости, существует некая роль Туркменистана в геополитическом мире. Наверное, это связано с тем, что Туркменистан обладает достаточно большим запасом газа, и поэтому к этой стране больше всего интереса экономического, нежели политического.

Андрей Шарый.

Радио Свобода.

Последние новости

ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.