Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

«Зелёный» конкурс.

«Зелёный» конкурс.

Учебный год в Туркменистане набирает обороты, заканчивается первый месяц осени. Приемные экзамены в ВУЗы, о которых так много говорилось с момента выдвижения Гурбангулы Бердымухамедова кандидатом в очередные президенты страны, остались позади, абитуриенты, став студентами, заняли места в институтских аудиториях, а неудачники вернулись к повседневной жизни, ну а нам самое время подвести некоторые итоги вступительной кампании.

Напомним, что будущий президент пообещал провести справедливые вступительные экзамены, допустить всех желающих и принять в студенты только самых достойных, способных стать в будущем высококлассными специалистами. В ходе самой вступительно-приемной кампании, на одном из заседаний Кабинета министров, обращаясь к руководителям правоохранительных органов, президент потребовал от них самым строжайшим образом следить за происходящим и выявлять все случаи нарушений законности, другими словами, пресекать вымогательство и дачу взяток. Был обнародован и один подобный случай, когда преподаватель сельскохозяйственного университета был уличен в мздоимстве. А давал взятку человек, занимающий высокий пост в одном из региональных подразделений комитета профсоюзов работников просвещения, правда, в данном случае он действовал не как чиновник, а как родитель, желающий во что бы то ни стало пристроить своего отпрыска в высшее учебное заведение. К этому случаю мы вернемся чуть позже.

Одним словом, туркменистанцы возлагали большие надежды на нынешний прием. В частности, на то, что их дети смогут поступить в вуз за знания, а не за деньги. И это даже несмотря на то, что конкурс оказался огромным — в среднем по стране 11 человек на место, а на отдельные специальности число подавших документы вообще зашкаливало за нереальные отметки… Особенно вдохновлял туркменских абитуриентов и их родителей тот факт, что с этого года прием в Ашхабаде проводился и в ряд российских вузов. Это давало, прежде всего, надежду выпускникам школ с русским языком обучения, потому что во все без исключения вузы Туркменистана вступительные экзамены проводятся на государственном языке.

Энтузиазм потенциальных студентов стал угасать уже во время приемной кампании. Один за другим институтские аудитории покидали юноши и девушки, которым члены приемной комиссии указали на дверь. Невозможно проанализировать каждый отдельно взятый случай подобного «провала», но десятки и десятки людей из Ашхабада, Дашогузского и Лебапского велаятов, из других населенных пунктов рассказывали о том, как прямо или косвенно преподаватели намекали на деньги и давали понять, что причина непоступления — в недостаточном количестве уплаченных за поступление денег или вовсе в неуплате.

Многие люди полагали, что в нынешнем году желающих поступать будет немного, ведь школьного выпуска нынче не было, и потому платили по 5, 7, 8 тысяч «зеленых» в полной уверенности, что этих денег наверняка хватит для поступления их сына или дочки. Однако уже в ходе экзаменов стало понятно, что суммы ставок гораздо выше тех, что были в предыдущие годы. На сей раз в стране был не просто конкурс, когда считают, сколько человек претендует на одно место, а конкурс взяток — кто больше даст.

Марал К., поступавшая в политехнический институт на архитектурный факультет готовилась очень серьезно и надеялась на собственные силы. Но ее родители решили подстраховаться и через посредника передали «нужному человеку» $9 тыс. Марал отлично сдала обязательный рисунок и пришла на второй экзамен, за который также была уверена.

«Мне не дали и 3-х минут, чтобы подготовиться, — рассказывает девушка, — вызвали отвечать без подготовки. Я стала рассказывать, благо неплохо знала тему. Но преподаватель остановил меня и сказал, что моих девяти тысяч недостаточно для поступления, что если я хочу учиться, родители должны принести еще 4. Я сказала, что у нас нет такой суммы, на что мне помахали ручкой...».

На юридический факультет Государственного университета имени Махтумкули ставки оказались и вовсе заоблачными и составили $25 тыс. и выше, не меньше просили и на нефтегазовый факультет Туркменского политехнического института. От 15 тыс. платили в мединституте, двузначными цифрами в иностранной валюте «оценивались» знания абитуриентов на факультет туризма в Институте спорта и туризма, в Институт транспорта и связи, в Народно-хозяйственный и Институт мировых языков имени Азади. Даже в не слишком популярный в последнее время Сельскохозяйственный университет суммы взяток не опускались ниже $7-8 тыс.

К сожалению, руководители российских вузов не отправили в Туркменистан свои приемные комиссии, а отдали на откуп прием абитуриентов их туркменским коллегам, те же в свою очередь расстарались по полной программе.

Александр Р. подал документы в знаменитую «Губку» — Московский государственный нефтегазовый институт имени Губкина. Отвечать на билет начал уверенно, хотя и ему, как и Марал, поступавшей на архитектурный факультет, не дали времени на подготовку.

«Внезапно меня остановили на полуслове и заставили отвечать на туркменском языке, — рассказывает молодой человек. — Я ответил, что закончил школу на русском языке, к тому же собираюсь учиться в российском вузе. На что мне возразили, дескать, экзамены-то я сдаю в Туркменистане, следовательно, должен отвечать на государственном языке».

А вот у ашхабадца Максата Т. история приключилась с точностью до наоборот. Он также сдавал в российский вуз, правда, в другой, Альметьевский, но тоже нефтегазоваого профиля. Отвечать на билет парень стал на родном языке, потому как в Ашхабаде ведь сдает, не в Альметьевске. На что преподаватель велел отвечать по-русски. Парень замешкался, подбирая русские слова, и этого оказалось достаточно, чтобы отправить абитуриента за дверь, указав ему на слабое знание русского языка. Основной же причиной был тот факт, что родители этих молодых людей ничего не заплатили за поступление.

Совершенно комичная, а, может, трагичная, это с какой стороны посмотреть, история произошла с чиновником из отраслевого комитета профсоюзов работников образования. Назовем этого господина вымышленным именем Мухаммет, дабы не причинять ему еще большей боли и стыда.

Итак, Мухаммет отдал деньги за сына в сельхозуниверситет в сумме $7 тыс. В ходе экзаменов выяснилось, что этой суммы недостаточно и несостоявшегося студента отправили домой. Отец решил, что деньги никуда не денутся, можно будет их забрать позже, и полетел с сыном домой, в свой велаят. Не успели они ступить на родную землю, как их взывают в прокуратуру. Взятку давали? Давали и не отпирайся, вот мы список дававших нашли плюс запись телефонного разговора с получателем взятки имеем, к тому же последний и сам во всем сознался.

Мухаммета и его сына отправили в генпрокуратуру давать показания, а о 7 тысячах не то что пришлось забыть, но срочно искать еще полторы, чтобы замять уголовное дело...

Эти люди знают законы, умеют писать заявление в прокуратуру и грамотно вести разговор, однако они идут по пути наименьшего сопротивления и потому, как мне кажется, больше всего виноваты в том уровне коррупции, которая имеет место в сфере высшего образования. Ведь если есть спрос, то почему бы не быть предложению?

Сахра Аманова (Ашхабад).

Оазис.

http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=63&id=489

Последние новости

20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с родными.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с...
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
 Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?
Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?