Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Андрей Исупов о своем деле.

Андрей Исупов о своем деле.

Комментарий «ВАТАН»: мы писали о деле Андрея около трех месяцев назад. Сейчас он вырвался на свободу. Здесь его история, рассказанная им самим.http://www.watan.ru/rus/view.php?nomer=2856&razd=new_nov_ru&pg=1

Уважаемые господа, хочу выразить вам свое уважение и огромную благодарность за опубликованное на вашем сайте письмо моей жены, Мухиной Татьяны, которое мне сильно помогло и как я считаю, если бы вы не придали огласке дело о моем похищении сотрудниками Государственной службы по регистрации иностранных граждан при президенте Туркменистана, то моя судьба сложилась бы иначе, чем сейчас.

Далее в своем письме я хочу описать, то что на самом деле со мной произошло и стандартную схему похищения людей с целью получения выкупа, которая существует в Туркменистане на данное время и применяется работниками Госслужбы по регистрации иностранных граждан при Президенте Туркменистана, а также тайной тюрьме, созданной господином Исламовым для получения выкупа, расценки, которые установлены для того, чтобы выйти оттуда и через кого они идут.

Сразу хочу оговорится, что я пишу о том , что сам лично видел, через что прошел и что можно охарактеризовать только одной фразой: "Welcome to the Hell". Я надеюсь, что когда-то смогу вернуться в Туркменистан, так как очень люблю эту страну и уважаю туркменский народ.

6 июля 2006 г. двое сотрудников Госслужбы, представившись сотрудниками Министерства Национальной Безопасности Туркменистана (они всем так представляются, видно считают, что представившись сотрудниками МНБ Туркменистана, потенциальные жертвы, как добропорядочные граждане этой страны, не будут задавать им лишних вопросов, а сядут к ним в машину), проникнув в квартиру где я проживал с своей семьей, потребовали, чтобы я проехал с ними прихватив заодно мои документы и денежные средства в сумме 17 200 (семнадцать тысяч двести) долларов США. В заблуждение меня ввели номера автомобиля на котором они приехали, т.к. я считал что номера 05-16 закреплены именно за МНБ Туркменистана, только потом я понял , что такие номера есть и у Прокуратуры и Госслужбы. Все происходило очень быстро и т.к. я считал , что в Туркменистане существует правовое поле и Гарант Конституции, то похищение человека, да еще из его собственной квартиры исключал даже теоретически. Потом я понял, что правовое поле существует только на бумаге, а Гарант Конституции, это только Гарант Конституции, а реально в стране управляет господин Исламов, так как узурпировал власть, одновременно совмещая столько постов, что сказать ему что-то против, боится не только Генпрокурор, господин Овшуков, но и Председатель КНБ Туркменистана, не говоря уже о Министре Внутренних Дел Туркменистана.

Последний, через начальника УВД ш. Ашгабада Тыллаева и легализовал для Исламова тайную тюрьму в приемнике-распределителе УВД МВД Туркменистана. Все очень просто, для помещения в приемник-распределитель не требуется санкция прокурора, это же не тюрьма и не следственный изолятор. Вот туда меня после похищения и спрятали, о том, что я там нахожусь от моей семьи скрывали 11 дней, а когда уже поняли, что от меня не добьются ни денег, не признания , что я российский шпион, чеченский террорист, убийца и просто мошенник, решили просто помучить маленько, а вдруг в чем-то признаюсь. Хотя меня привезли в приемник - распределитель 06 июля 2006 г., по документам самого приемника- распределителя я поступил только 17 июля, что зафиксировано в журнале проверок, но это не рекорд, гражданин Узбекистана Стас Старков находился в приемнике-распределителе с мая 2006 г, хотя реально поступил 16 ноября 2005 г (по закону в приемнике-распределителе могут держать не более 72 часов).

По настойчивой рекомендации работников Госслужбы (к сожалению за 4 раза, которые они со мной общались, они мне так и не назвали своих имен и должностей, видно это тоже издержки работы) меня поместили в камеру 2, это подследственная камера (в народе, камера пыток), так как туда помещают лиц которых подозревают в совершении каких-либо преступлений, но прокурор санкцию на их задержание не дает, оттуда их периодически забирают и работают с ними (пока не возьмут на себя вменяемое им преступление), по закону меня не имели право сажать в камеру с лицами, уже имевшими судимости, но куда их девать, а наркоманов тем более. Камера размером 3.5 метра на 5 метров , количество жильцов в среднем 25-27 человек (в других и того больше, от 28 до 34). Дышать нечем, так как дверь закрыта, а окно 40 см на 80 см, температура на улице +45 С, в камере наверно + 60 С, соответственно о влажности лучше вообще не говорить, все сидят мокрые, из одежды только трусы. Про туберкулез лучше не думать, сидят все вместе, только если открытая форма и то если врач настоит, то может ему разрешат и во внутреннем дворике находится (60 % людей прошедших это выходят с туберкулезом, хотя вроде Туркменистан взял на себя обязательство бороться с этой болезнью). В туалет выпускают 3 раза в сутки на 10 минут, с учетом того, что питьевая вода отсутствует и все пьют техническую воду из каракумского канала, диарея не проходит. Насчет питания говорить вообще не буду, так как оно вообще отсутствует (официально приемник получает питание на 45 человек, а распределяет на 255 человек) и даже то, что дают, ты покушать не сможешь, ложки отсутствуют.

Прав в такой камере у тебя нет, есть только обязанности, наблюдая , что происходит с твоими сокамерниками дней через 5, ты начинаешь четко осознавать, что ты от сюда уже не выйдешь или выйдешь в лучшем случае инвалидом, но не домой, а в зону, статью тебе все равно найдут, главное чтобы человек был. Простой пример: со мной в камере сидел паренек из Багира (пригород Ашхабада) Ахмед, его сотрудники ОУР МВД Туркменистана заставляли взять убийство старика в Багире, в 20-00 его забирали сотрудники ОУР МВД, увозили к себе на Житникова и работали с ним, привозили часа в 3-4 ночи, причем он не заходил в камеру, а заползал туда и так в течение 8 дней. На 5-й день такой работы с ним, он готов был подписать что угодно, так как фашисты по сравнению с ОУРовцами были просто детьми из детского сада, парня привозили, надевали наручники, подвешивали, что бы ноги не доставали пола, потом брали гантель, привязывали ее к половым органам и бросали вниз и с криками «смотри не оторвались» просто веселились. О полиэтиленовом пакете на голову, или электрошокере в виде розетки с напряжением 220В и обычного провода я вообще молчу, т.к. это не самое страшное. Парню просто повезло, что в камере сидели нормальные люди, которые его поддерживали не только морально, но и объяснили, что если он возмет убийство на себя, ему дадут 25 лет тюрьмы, а бабушке с дедушкой (родителей у него не было) скажут, что их внук убийца, при этом настоящий убийца будет гулять на свободе.

Бабушка с дедушкой могут этого и не пережить и он будет таскать этот грех на себе всю оставшуюся жизнь. Парень выдержал, не взял убийство на себя, но перед тем, как уходить сказал : "Все равно посадят, когда меня забирали, надев наручники в карман сунули пакет с героином, на всякий случай и после того как привезли в полицию, произвели осмотр в присутствии штатных понятых, так что шансов не попасть в тюрьму у меня все равно нет". Ребята с камеры посоветовали рассказать все прокурору по надзору, который иногда появлялся в приемнике-распределителе, он так и сделал, но больше общаться с прокурором у всех отпало желание, тот просто для вида устно поругал ОУРовцев, те сделали соответствующие выводы и так уделали парня. Применительно ко мне было все проще, когда поняли, что вешать нечего, работник Следственного Отдела МВД Туркменистана Курбанов Батыр потребовал от прокурора, чтобы тот возбудил уголовное дело против моей жены по статье 228 часть 4 (мошенничество в особо крупных размерах), рассчитывая наверно, что тогда я буду сговорчивей, но тот отказался, понимая, что это вообще ни в какие ворота не лезет. Практика давления через близких родственников в Туркменистане обыденна, брат сидит вместо брата, а сестра вместо сестры, кому-то же надо сидеть.

После 5-7 дней нахождения в такой камере, к тебе появляются либо сотрудники Госслужбы с предложением о сотрудничестве с ними, либо МВД которые тоже объясняют тебе, что лучше чем сотрудничество с Госслужбой, тебе ничего не предвидится, о прокуратуре я просто молчу, так как прокуратура давно превратилась в статистов, им вообще до твоих проблем или соблюдения законности дела нет, в случае твоего отказа от таких предложений, про тебя просто забывают месяца на три и ты медленно умираешь в созданных для тебя условиях. У тебя есть и другой вариант, откупиться, но тут все зависит от твоего финансового положения и аппетитов сотрудников Госслужбы. Если тебя поймали за нарушение паспортно-визового режима и ты не совершал незаконного перехода границы (т.е. ты прибыл в Туркменистан до 1998 г), то с тебя возьмут от 800 долларов до 1500 долларов, а потом втихоря депортируют. Если ты совершил незаконный переход госграницы, то тогда уже от 3000 долларов до 5000 долларов. Все очень просто, не хочешь сидеть плати и все довольны, Исламов при деньгах и без проблем по твоей депортации, а ты на свободе. В случае, если у тебя нет денег и родственников, то ты будешь сидеть в этой камере 1.5 - два года (Старков просидел 11 месяцев, да и то выскочил только из-за шума вокруг меня, россиянину Николаю повезло меньше, просидел один год и восемь месяцев).

В случае если ты пошел в отказ, но у тебя есть деньги, а сотрудники Госслужбы это знают, на сцене появляется новый член этой шайки, Джума, он отвечает в приемнике-распределителе за работу с подопечными Госслужбы и иностранцами. Джума - работник МВД, но органично вписался в схему по отъему денег, т.к. по работе обязан контактировать с контингентом, вот он их и лохматит. Он-то тебе и объясняет, что, сколько и почем, он же тебе и создает невыносимые условия содержания, если до тебя не доходит. Тут конечно можно задать несколько вопросов Генпрокурору Туркменистана Г. Овшукову :

- почему таким, как я были запрещены передачи от родственников (мне за все время пришла одна передача и то на третьем месяце содержания), причем в категоричном тоне и кто это запрет наложил.

- почему родственникам запрещено сообщать о том , что человек в этот момент находится в приемнике-распределителе, а ведь родственники ищут его (о том , что я нахожусь в этом учреждении моей жене сообщили, как ни странно сотрудники МНБ Туркменистана, при этом заявив, что никакого отношения к моему исчезновению и дальнейшему помещению в это учреждение не имеют).

- почему запрещены свидания , даже с близкими родственниками.

- каков в конце концов статус людей, размещенных там сотрудниками Госслужбы, кто они последственные, временно задержанные или они вообще никто.

- почему вокруг этих людей и их родственников создается информационный вакуум.

- почему для этих людей не созданы нормальны условия содержания (спать на голом бетоне, не совсем удобно, а на досках вообще невозможно, куда же подевались матрасы и одеяла).

- почему запрещена срочная медицинская помощь (я со скандалом все же дважды добивался приезда скорой помощи, трижды мне было просто отказано).

- сколько максимально времени человека могут содержать в подобного типа учреждениях (хотелось бы конкретики, хотя бы применительно ко мне).

- почему мне было отказано в передаче на Ваше имя заявления о моем похищении и незаконном содержании под стражей.

- почему прокурор по надзору, которого я видел один раз, заявил мне, что направил протест о моем незаконном задержании и помещении меня в приемник-распределитель, а меня там держали 5 месяцев и даже отправляя в Россию, где мороз был - 30 С, не дали привезти одежду, что бы переодеться соответственно погодным условиям России (джинсы и рубаха с коротким рукавом, это как раз одежда для сибирской зимы).

- почему мне не возвратили документы , которые у меня забрали во время похищения, о деньгах я вообще не говорю которые были похищены из моей квартиры, кстати работник Генеральной Прокуратуры г. Кульханов был поставлен об этом в известность, также как и сотрудник СО МВД Туркменистана Курбанов.

- почему в конце концов прокурор по надзору не занимался своей непосредственной работой по разбору жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов, а быстро пробегал мимо камер, закрыв лицо платком, видно очень боялся поймать туберкулез или другую какую-нибудь болезнь).

Можно задавать бесконечное почему, только ведь я прекрасно понимаю, что в стране, где власть узурпирована одним человеком, системы противовесов отсутствуют и Прокуратуры, как органа по надзору за соблюдением законности действий тех или иных лиц или организаций не может существовать в принципе. Вообще, на сегодня в Туркменистане нужно убрать за ненадобностью Министерство Юстиции, Генеральную Прокуратуру, судебные инстанции, а создать одно объединив МВД и МНБ , назвав Министерством порядочности имени господина Исламова, соответственно поставив его руководителем, а его несунов замами.

Я отступил маленько от темы и хочу продолжить, но постараюсь быть кратким.

После 10 дней пребывания в приемнике-распределителе, ты начинаешь четко осознавать, что тебе страшно не за самого себя, а за окружающих тебя людей, т.к. ты видишь воочию часть той системы концлагерей, маленькой и начальной частью, является именно приемник-распределитель, созданной и функционирующей на территории Туркменистана со времен господина Порана Бердыева (бывший глава МВД Туркменистана). Происходит целенаправленное уничтожение населения Туркменистана, путем назначения людей наркоманами, алкоголиками, убийцами и дальнейшее их использование в качестве рабов для выполнения различных работ. То, что в Туркменистане существует работорговля, даже не подлежит сомнению, купцы обычно отираются возле ворот приемника-распределителя уже с утра, а из 200 человек, так называемых велаятских (люди задержанные в Ашхабаде в связи с тем, что не имеют Ашхабадской прописки, при этом являясь полноценными гражданами Туркменистана, но которым, почему-то, запрещен въезд в Ашхабад ) всегда есть выбор. Таких людей ежедневно привозят в приемник распределитель 200-300 человек, ну а о торговле людьми в лечебно-трудовых учреждениях, входящих в систему МВД Туркменистана, тем более, что они сейчас стали хозрасчетными и говорить не приходится, один МАПАК чего стоит. Вообще это отдельная тема для разговора, кто, зачем , как и почему попадает в такие учреждения, и если у вас желание об этом услышать, я могу изложить свою точку зрения по этому вопросу.

Просидев в приемнике-распределителе 5 месяцев я сделал для себя несколько выводов:

1. Великий Сапармурад Туркменбаши реально не управляет страной, ей управляют группы находящиеся близко к Президенту, Президент им нужен только для формального прикрытия своей деятельности.

2. Правовое поле в Туркменистане напрочь отсутствует, т.к. в этом заинтересовано высшее руководство страны.

3. Человек в Туркменистане рассматривается высшим руководством страны только, как тягловая сила, причем независимо от национальности.

4. Граждане Туркменистана, проживающие и прописанные вне пределов Ашхабада, это не граждане Туркменистана, т.к. их могут при появлении в столице государства сразу отловить и посадить за решетку, а дальше по ситуации.

5. Человеческая жизнь в Туркменистане ничего не стоит, тем более, что судя по действиям МВД Туркменистана все население страны это наркоманы и алкаши, а что с ними церемониться.

6. Иностранцам в Туркменистане делать нечего, они только развращают местное население, поэтому и попадают на 15 суток по статье за проституцию, поэтому их надо гнать всеми доступными и недоступными методами из страны.

7. Визу для иностранных гостей нужно сделать официально тысяч за десять на месяц, у самих желание пропадет приезжать. При Исламове, за годовую визу неофициально нужно было заплатить от 6000 долларов до 9000 долларов, за месячную 1500 долларов.

8. И самое главное, нужно уезжать из Туркменистана как можно скорей и ждать лучших времен в какой-либо другой стране.

24 ноября я был вышвырнут из Туркменистана при посредничестве Российского посольства в Туркменистане, причем Российское посольство, выступало именно посредником в этом деле, так как конфликтовать с Туркменской стороной им не к чему, а то что плюнули России в лицо в очередной раз это не проблема, плевок ведь прилетел Державе, а не в лицо господина Егорова. На вопрос господину Егорову, могу ли я, пока нахожусь на территории Туркменистана, через посольство России передать свое заявление на имя Генерального Прокурора Туркменистана о возбуждении уголовного дела о противоправных действиях в отношениях сотрудников Государственной службы по регистрации иностранных при Президенте Туркменистана, он ответил просто: "По приезду в Россию, Вы можете подать такое заявление в Генеральную Прокуратуру России и на основании Минского соглашения оно будет рассмотрено " очевидно забыв, что это соглашение так и не ратифицировано Парламентом Туркменистана, и соответственно не действует на территории Туркменистана. Об оказании мне какой-либо правовой помощи со стороны Посольства России в Туркменистане речи вообще не идет, а о материальной тем более. Хуже Российского посольства в Туркменистане в отношении своих граждан, работает только Посольство Армении, но тем простительно, маленькая, бедная страна, кроме презентации новой шашлычной, что может сделать для своих граждан бедный посол Армении, поэтому и сидят русские, да армяне, годами в приемнике-распределителе.

К примеру, в этом году Президент Туркменистана, помиловал иностранцев, совершивших преступление и отбывающих срок наказания на территории Туркменистана, этих людей привезли в Ашхабадский приемник-распределитель для дальнейшей отправки на Родину, быстро организовали отправку своих граждан посольства Украины, Ирана , Турции, Пакистана и т.д. кроме Российского, россияне сидели еще две недели, после того как все разъехались по домам. При этом все посольства организовали помощь питанием, одеждой своим гражданам, постоянно приезжали к ним, опять же кроме посольства России, правда, одну пачку сигарет "Кент" господин Егоров все же дал. К примеру Посольство Украины полностью одело своих граждан, от носков до пальто, выделило по 1200 долларов на билеты, плюс 1500 долларов материальной помощи и даже приобрелд большие мягкие игрушки для детей, отбывающих в качестве подарков, казахи тоже не отстали от украинцев, честь им и хвала, а вот россияне улетали голодные и пустые, как они доберутся от Москвы до дома за 10 долларов никого не волновало. И после этого Великая и Могучая Россия хочет что бы ее уважали.

Про Туркменистан можно рассказывать долго, но к сожалению, в данный момент, только с горечью, т.к. количество негатива преобладает в несколько раз над количеством позитива, если возникнут вопросы , готов ответить на них.

P.S. Уважаемые господа, Ваша публикация мне очень помогла, поэтому хочу Вас попросить вмешаться в судьбу Атаева Алишера 1986 г. рождения, это мальчишка из Небитдагского детского дома, два года находится в приемнике-распределителе, периодически убегает оттуда, но его ловят и опять он оказывается в нем. В этом году обещали отправить в армию, но призыв закончился, а мальчишка так и остался где был. Детский дом отдавать документы его оказывается, соответственно на работу он не может никуда устроиться, жилплощадь которая должна быть выделена ему, скорей всего ушла в другую сторону, соответственно жить негде, люди хотели его забрать к себе в семью, но им было отказано в этом. Таких детей в Туркменистане полно и в основной своей массе эти ребята после выхода из детдома становятся бомжами. Хотелось бы что бы Вы подняли эту тему на своем сайте, может у Президента Туркменистана появится чувство солидарности с такими детьми. Все таки он тоже прошел через детский дом и знает не по наслышке о трудностях этих детей.

С уважением,

Андрей Исупов.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.