Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Загадочная гибель артиста, снова о хлопковых страданиях, что сейчас носят в Ашха

logo

В сообщении #150 от 19.10.2005, мы писали о загадочной гибели актера и режиссера, художественного руководителя русского драматического театра им. А.С.Пушкина, народного артиста Туркменистана Чары Ишанкулиева, разбитое тело которого было найдено рано утром у подъезда 9-этажного дома в центре Ашхабада 14 октября.

Никакой информации в прессе или некролога не было опубликовано. По нашим данным, только 19-го октября, о кончине Ч. Ишанкулиева доложили президенту С.Ниязову. Да и то только потому, что на следующий день должен был прибыть в Ашхабад министр иностранных дел Российской Федерации С. Лавров, в программе визита которого значилось посещение русского драматического театра им А.С.Пушкина.

Перед тем, как сообщить президенту о гибели режиссера театра, прокуратура закрыла уголовное дело за неимением криминальных улик, что позволило доложить С.Ниязову об этом факте, как о самоубийстве Ишанкулиева.

По утверждению коллег и близких погибшего, для суицида у него не было никаких поводов. Мастер сцены имел благополучную семью, прекрасную жену, любимую работу, широкие возможности для творчества, будучи главным руководителем театра, впереди были большие планы.

Нашим коллегам удалось выяснить такую деталь. Примерно за 10 дней до гибели Ч. Ишанкулиева, комиссия, председателем которой он был, закончила проверку деятельности руководителя государственного театра кукол Туркменистана Джерен Дурдыевой (как утверждают знающие люди - любимицы президента). Комиссия из финансистов, налоговиков, юристов выявила массу нарушений, в том числе прием на работу родственников из Теджена не имеющих регистрации в Ашхабаде и не имеющих отношения к искусству, содержание мертвых душ в штатном расписании, использование государственных средств в личных целях и многое другое.

Незадолго до окончания ревизии в курилке театра драмы им. Молланепеса, Джерен Дурдыева во всеуслышание заявила, что марыйцы (Ишанкулиев родом из Мары) выдавливают ахалов (Дурдыева родом из Теджена – это Ахалский велаят), но у них, мол, ничего не получится. Через час (доносительство в стране, и особенно в среде приближенных к президенту, является, чуть ли не правилом), всех до одного свидетелей этого разговора вызвали в Министерство Национальной Безопасности на обсуждение закулисной речи Дурдыевой.

После этого Ч. Ишанкулиеву позвонил вице-премьер, министр здравоохранения и медицинской промышленности Курбангулы Бердымухамедов и предложил написать отчет о работе комиссии в жестких тонах, беспощадно, преувеличивая масштабы содеянного Дурдыевой. На что главный руководитель Пушкинского театра ответил, что в отчете будут отражены реальные данные проверки, сгущать краски он не станет.

Возможно, именно этот телефонный разговор и поселил страх в душе Чары Ишанкулиева перед МНБ. Что бы там ни было, но в самоубийство Ишанкулиева никто из знающих его людей не верит.

По всей видимости, Ишанкулиева использовали в своих интересах конкурирующие между собой группировки из окружения президента. Борьба же за близость к «телу», в этих сферах идет не шуточная, особенно после того, как президент упрятал за решетку двух, наиболее влиятельных людей из своего окружения вице-премьера Еллы Гурбанмурадова и управляющего делами Аппарата президента Реджепа Сапарова.

Подобных таинственных случаев при «дворе» президента, очевидно, было немало. Возможно, со временем эти тайны будут раскрыты. Но одна загадка, по-видимому, останется не разгаданной - почему люди готовы идти на все, для того чтобы забраться повыше по властной лестнице, видя, как все их предшественники, в конце концов, оказываются в тюрьмах?

Туркменский хлопок – богатство ставшее обузой

В текущем году президент С.Ниязов потребовал собрать не менее 2 200 000 тонн туркменского хлопка. Такой же рубеж был определен и в прошлом году. Однако, как и в прошлые годы, намеченный рубеж не будет взят. По состоянию на сегодняшний день, по стране собрано около 723000 тонн или меньше одной трети от запланированного урожая.

По данным сайта Turkmenistan.ru*, а более свежих данных нам обнаружить не удалось, в 2001 году посевные площади под хлопчатник были увеличены до 770000 гектаров. Следовательно, запланированная урожайность составляла примерно 28,5 центнера хлопка с гектара, а фактическая составила 9,4 центнера с гектара. Специалисты говорят, что такую урожайность дает «дикий» хлопчатник, то есть тот хлопчатник, который не знал ни ухода, ни полива, ни удобрений.

Хлопководство – невыгодное для дайхан (крестьян) занятие. Главная причина этого в том, что правительством устанавливается твердая государственная закупочная цена на тонну хлопка – 1 миллион манат или в переводе на американскую валюту – это всего лишь 40 долларов.

Здесь также можно произвести подсчет. Обычная туркменская крестьянская семья – это, в среднем, 7 человек (два взрослых и пять детей). Она арендует 3 гектара земли. Допустим, что эта семья весь год хорошо, в поте лица потрудилась в поле и осенью собрала по 30 центнеров хлопка с гектара, т.е. всего девять тонн. 9 тонн хлопка – это 9 миллионов манат.

Но это не та сумма, которую получит семья. Из этой суммы вычитается 50-ти процентная стоимость семян, минеральных удобрений, горючего, услуг механизаторов, стоимость химических препаратов против вредителей и болезней хлопчатника, какую-то часть удерживают за поливную воду, а еще 9 процентов от общего дохода дайхан удерживается на содержание администрации дайханских объединений (бывшие колхозы).

Остается примерно семь миллионов манат или около 270 долларов. Если разделить эту сумму на каждого члена семьи, то получится менее $40 на душу в год. А если и это разделить на двенадцать месяцев, то месячный заработок на душу получится всего по 83 тысяч манат или чуть больше трех долларов.

В качестве примера мы взяли семью, которая собрала с гектара по 30 центнеров. Но не все семьи могут вырастить и собрать столько хлопка (в начале статьи, мы показали среднюю урожайность – 9,4 центнера с гектара), а поэтому в конце года остаются должниками перед государством.

Поэтому, многие сельские семьи предпочитают заниматься скотоводством, частным извозом (если есть в собственности транспорт), работать на своих приусадебных участках или вести мелкую торговлю, так как это приносит им больше пользы и выгоды, чем производство хлопка.

Есть случаи, когда в дайханских объединениях люди отказываются брать в аренду земли под хлопчатник, и их просто заставляют. Большинство дайхан вынуждены брать землю в аренду под посев хлопчатника только из-за того, что в этом случае им разрешается выпасать свой скот вблизи арендованного участка.

Руководство страны обо всем этом знает. Но почему-то не идет на повышение закупочных цен на хлопок. Вместо этого оно проводит так называемую реформу в сельском хозяйстве.

Были созданы сельскохозяйственные акционерные общества, в которые включены сами производители хлопка, переработчики хлопка - «Туркменпагта», снабженцы удобрениями - «Туркмендокунхимия», владельцы тракторов, комбайнов и прочей сельскохозяйственной техники - «Туркменобахызмат», служба защиты растений от вредителей, банковские структуры «Дайханбанк» и т.д. Иными словами, правительство создало неповоротливого монстра с раздутым управленческим персоналом, содержание которого, в конечном счете, также взваливается на плечи дайханина.

Два года назад президент С.Ниязов ввел новшество, предоставив право дайханам на владение хлопковыми семенами и продуктами, полученными при их переработке. Идея хорошая, так как крестьяне, помимо наличных денег за произведенный хлопок, могли получать хлопковое масло, а также продукты переработки хлопковых семян для корма скоту. Это нововведение неплохо отразилось на тех, кто умудряется каким-то образом выполнить свое договорное обязательство и собрать с гектара по 30 и более центнеров хлопка. Но при выращивании хлопка, одного трудолюбия мало, истощенная, и местами, засоленная почва и нехватка оросительной воды, сводит на нет все усилия дайхан, а потому в конечном итоге большинство из них, получают всего несколько килограммов масла хлопкового и мешок-другой жмыха с шелухой для собственного поголовья скота.

Но и эта идея была дискредитирована введением дополнительной платы для дайхан за переработку хлопковых семян. Кроме того, местные исполнители стараются не забыть и о себе, т.е. допускают всяческие нарушения при расчетах с дайханами. Например, очень распространен такой прием, как недовес кормов и недолив масла, или в бумагах указывается, что масло выдано в килограммах, а на самом деле отпуск масла осуществляется в литрах, поэтому разница оседает в карман того, кто это масло доставил дайханину.

С 1991 года, то есть с момента обретения Туркменистаном своей независимости, страна не может получить запланированный урожай хлопка. Если и были годы, когда достигали 100 процентов в заготовке хлопка, то это благодаря припискам, т.е. только на бумаге.

Причин, по которым никак не удается произвести запланированное количество хлопка не мало. Про одну – низкие закупочные цены сказано выше. А еще, это отсутствие севооборота. На одном и том же поле хлопчатник возделывается на протяжении 30-40 и более лет. За последние годы большие потери в семеноводстве – науки как таковой нет, специалистов тоже, поэтому сеют семенами сомнительного качества. А, как известно, что посеешь, то и пожнешь.

В свою очередь, отсутствие севооборота, запущенность оросительных и коллекторно-дренажных сетей, приводит к деградации пахотных угодий, к засолению почвы, ухудшению ее структуры. Чтобы получить хотя бы треть запланированного урожая в почву приходится вносить чрезмерные дозы минеральных, азотных удобрений. Земля, как говорят сами дайхане, стала наркоманкой – не дашь «дозу» азотных или фосфорных удобрений, она ничего не даст взамен.

Командно-административный стиль управления, оставшийся с советских времен, также ни к чему хорошему не приводит. Президент требует к такому-то сроку завершить сев или уборку хлопчатника, не считаясь ни с погодными, ни с климатическими условиями различных регионов страны.

Чехарда со сменой хякимов (главы местных администраций) - еще один бич туркменского сельского хозяйства. Вновь назначенный хяким заранее уверен в том, что долго он на этом посту не пробудет, поэтому он и не думает об улучшении ситуации с сельским хозяйством, а тем более об улучшении положения дайхан. Хяким озабочен тем, чтобы, пользуясь положением, удовлетворить свои собственные потребностей.

Конечно, проблему в этой сфере нужно решать в комплексе с другими проблемами в экономике. Но, к сожалению, власти привыкли все решать методом давления и запугивания. А хлопок, да и экономика в целом, почему-то ничего не боятся туркменского правительства, по крайней мере, до сегодняшнего дня. Тем не менее, борьба между командно-административными методами и законами экономики продолжается, и кто-то все-таки одержит победу.

Что носят в Ашхабаде

Мы попросили наших коллег описать, во что обычно одеваются женщины в столице страны.

Сразу было отмечено, что женщин некоренной национальности стало заметно меньше. Массовый отъезд русских, украинцев, татар, корейцев и многих других за годы независимости заметен уже и без статистических данных.

Тем не менее, женщин некоренной национальности можно встретить довольно часто, правда, в основном, старше среднего возраста. Хотя, конечно, есть и молодые. Молодежь одевается по «западной» моде, т.е. носит брюки, джинсы, капри (короткие брюки со спущенной талией), шорты, топики, миниюбки, комбинезоны и т.д.

Женщин коренных национальностей нужно разделить по возрасту и на «местных» (Ашхабадских) и «приезжих» (провинциалок). Столичные подростки и девушки ходят в длинных платьях и костюмах без вышивок и балаков (штаны с вышивкой у щиколоток, принадлежность национального костюма) и, что самое удивительное, без платков. Большая часть из них ходит в брюках или капри и в топиках на бретельках.

Жительницы Ашхабада старшего возраста ходят в костюмах с длинными юбками, очень редко в брюках, в красивых платьях с туркменской вышивкой, но не традиционного покроя, почти все с короткой стрижкой и без платков. Очень много женщин (особенно молодых) на личных автомобилях, одежда на них европейская и довольно стильная.

Провинциалки одеты в национальную одежду, в платках и балаках. В основном их можно встретить на базарах, оптовых рынках, в общественном транспорте.

Ну и конечно школьницы и студентки и в будние дни, ходят, как им и полагается, в тюбетейках (национальный головной убор) и длинных платьях. Самое забавное, что девушки-студентки должны иметь длинные косы (конечно, у большинства из них таковых не имеется), эти косы они покупают на базаре и пришивают к тюбетейкам. В таком виде и ходят в высшие учебные заведения.

В провинции ситуация несколько иная, там порядки строже, часто даже женщины некоренных национальностей, работающие в бюджетных организациях, обязаны приходить на работу в туркменских платьях.

Мужчинам, работающим в государственных учреждениях, не рекомендуется появляться на работе в джинсах, как и мальчикам-школьникам в школе.

Новые банкноты. Как картинка

По случаю 14-й годовщины государственной независимости и 12-летия введения национальной валюты Центральный банк Туркменистана выпустил в обращение новые банкноты образца 2005 года достоинством пятьсот, тысяча, пять тысяч и десять тысяч манат.

Новые банкноты существенно отличаются от ранее выпущенных купюр дизайном и обилием цветовой гаммы. На небольшой площади купюр художник умудрился поместить изображения новостроек столицы, памятники, древние орнаменты, национальные украшения, портрет президента, цифры, знаки и прочие мелкие детали. На первый взгляд трудно определить деньги это или цветные картинки с портретом седовласого президента, так не похожего на нынешнего С.Ниязова, с выкрашенными в вороной цвет волосами. Профессиональные живописцы сразу отметили, использование большого количества краски – признак безвкусицы.

Центральный банк сообщает, что новые купюры имеют высокую степень защиты от всякого рода подделок. В том числе металлизированная нить, водяной знак, микропечать и микроузор, кипп-эффект, люминесцентная защита, магнитная и др.

Помимо прочих усовершенствований и новшеств на банкнотах будет стоять подпись президента Туркменистана С.Ниязова.

Вообще-то обычно принято, что на национальных купюрах стоит подпись председателя Центробанка или главного казначея страны. До некоторых пор в Туркменистане существовала такая же практика. Но после того как бывший глава Центробанка Х.Оразов, покинул страну и стал одним из лидеров туркменской оппозиции, а его преемники на этом посту, проработав очень непродолжительное время, один за другим оказались в заключении, президент С.Ниязов решил сам подписывать купюры.

Кстати, купюры с подписью Х.Оразова, до сих пор в ходу, хотя их постепенно изымают из оборота. Видимо теперь от них решили избавиться окончательно.

Туркменская правозащитная инициатива 9 ноября 2005 г

Последние новости

 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Туркменская медицина:“ Приветствуется только восхваление всего и вся“.
Туркменская медицина:“ Приветствуется только восхваление всего и вся“.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.