Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Прощание с баши.

Прощание с баши.

Случилось то, чего никто не ожидал. Умер Вечно Великий Сапармурат Туркменбаши. Безусловно, все люди смертны, случается, помирают, но не так же!

Оставим в покое его финансовое наследство, за которое уже началась борьба внутри и снаружи Туркменистана, описания его дворцов, фонтанов, статуй и ледяных катков в пустыне. Что же оставил своему народу Туркменбаши? А оставил после себя он пустыню. Но не ту, под которой лежат запасы газа, а полностью опустошенное общество и полностью сломанные механизмы управления государством, которое он с таким упорством строил исключительно под себя, упадок экономики, которой руководил единолично.

Стремление Туркменбаши построить новое государство путем провозглашения и реализации разного рода программ по развитию тех или иных областей государственного устройства привело к тому, что нужно констатировать: эти области реорганизованы таким образом, что некоторые из них придется строить заново, а все — выводить из серьезного кризиса, что бы они не рухнули окончательно и не потянули за собой все остальные.

Провозглашение Туркменбаши программы «Образование» и основ государственной молодежной политики фактически лишило Туркменистан системы образования как института подготовки конкурентного резерва для государственного и частного секторов. Сокращение общего срока обучения, введение в ущерб общей образовательной программе и специальным дисциплинам предметов идеологического направления, изменило структуру подачи знаний, выхолостило сам смысл существования тех или иных предметов. Сами учителя и преподаватели признаются, что выпускают совершенно «стерильных» школьников и студентов, совершенно непригодных для дальнейшей жизни. О какой квалификации выпускников можно говорить, если на первых курсах ВУЗов преобладающим предметом является книга Ниязова «Рухнама».

Деградация образования уже сказывается на всей экономике и других областях. По сути, сейчас все держится на слабой прослойке специалистов, получивших образование еще в советское время и не покинувших Туркменистан по экономическим, социальным и этническим причинам. Даже любимая «идея фикс» Туркменбаши, его новостройки — фабрики, заводы, элитное жилье, транспортная инфраструктура — построенные иностранными специалистами, после передачи в эксплуатацию за год-два приходят в упадок, их просто некому обслуживать и поддерживать функционирование оборудования на должном уровне.

Здравоохранение испытало на себе те же прелести «программирования». Государственная программа «Здоровье» так подорвала здоровье этой отрасли, что фактически исчезли целые институции и медицинские профессии. «Сливание» многих структур и специалистов в так называемые «диагностические центры», расположенные в крупных городах, привели к деградации медицины в сельской местности. Сокращение обслуживающего медицинского персонала (одномоментно было уволено более 10 тыс. человек) и сокращение государственного финансирования привело к тому, что на эти работы в срочном порядке пришлось направлять солдат срочной службы. А отсутствие грамотных специалистов сводит на нет оснащение диагностических центров самой современной аппаратурой, никто просто не может интерпретировать данные анализов. Как никогда в медицине расцвела коррупция, хотя сейчас в Туркменистане нет такого места, где бы не пришлось платить практически за каждый шаг.

Несмотря на существование государственных программ для подъема села, все сельское хозяйство пришло в упадок и это сильно расстроило Туркменбаши незадолго до его кончины. Он констатировал полный провал в хлопководстве и банкротство его же программы «Зерно». Только по официальным данным, было собрано немногим более 30% и хлопка, и зерна. И не спасают ситуацию ни массированные закупки мощной техники ведущих фирм, ни так называемое «льготное кредитование» сельского хозяйства, ни постоянная ротация руководителей. Дело дошло до того, что по всей стране и даже в Ашхабаде стали ощущаться перебои с хлебом, а для поддержания снабжения сырьем текстильной промышленности на поля опять были брошены солдаты.

А сами солдаты… Изначально прогрессивная идея создания альтернативной гражданской службы превратилась в механизм нещадной эксплуатации молодого поколения. Солдат, как пушечное мясо военного времени, бросают затыкать все дыры экономики Туркменистана, где нужна дармовая рабочая сила.

Сама же экономика Туркменистана полностью завязана на экспорте газа и еще нескольких минеральных ископаемых. Дисбаланс в экономике в пользу сырьевой составляющей столь велик, что любой казус моментально приведет к коллапсу. Ситуация осложняется тем, что вопросы о финансировании тех или иных мероприятий, развитии тех или иных областей решал единолично Ниязов. Государственные чиновники в ранге вице-премьеров каждый, даже самый мелкий контракт с зарубежными фирмами, должны были согласовывать с президентом. В стране отсутствует банковская деятельность в общепринятом понимании этого термина. И это является одной из причин практически полного отсутствия национального малого и среднего бизнеса, не говоря уже о крупном. Вторая причина — коррупция — привела к тому, что доминирующее положение в частном секторе занимают финансовые проходимцы, преимущественно турецкоподданые. А подавляющее количество частных предпринимателей — это банальные челноки и торговцы на базарах. Отсутствие свободной конвертации национальной валюты (буквально: в Туркменистане невозможно поменять манаты на другие валюты и существует черный рынок, отличающийся от официально декларируемого в 4 раза) делает свободное предпринимательство вообще трудно осуществимой проблемой.

Не забыл президент и о структуре власти. И программа ее модернизации и «демократизации» привела к тому, что структура эта стала столь запутанна и противоречива, что новые власти с первого же дня не могут сделать шаг, чтобы не нарушить оставленные Туркменбаши конституцию и другие законы. Кризис власти, не предусматривающей преемственности и механизмов ее осуществления, уже волей-неволей заставляет власти отказываться от наследия Туркменбаши, хотя они клянутся в верности его заветам.

Все они понимают, что нужно что-то менять. Большой соблазн — это пойти по пути создания хунты и еще сильнее закрутить гайки и скатиться к тотальным репрессиям. Но это самый легкий путь. И самый опасный. Все в государстве держится на честном слове. Туркменбаши. А он почил. Умер пожизненный президент. Приказал долго жить. Как завещание своему народу это выглядит издевкой. Потому что жизнь будет трудной.

Бегмурад Аннагельдыев

Источник : Оазис

Последние новости

ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...