Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Cмена эпох?

Cмена эпох?

Эпоха «Вечно Великого Сапармурата Туркменбаши» закончилась около двух с половиной лет назад. Началась новая. Получилось так, что основные срезы конца одной эпохи и эпохи новой, придуманной его преемником, оказались в фокусе публикаций нашего журнала, который отмечает свой юбилейный выпуск.

Чем дальше уходит эпоха «Вечно Великого…», тем очевидней становятся катастрофические итоги его правления. Практически во всем, что он задумал или выдумал, видны прорехи в его, Ниязова, образовании и мировоззрении. Или, что еще хуже, видны его сознательные действия, направленные на принудительную деградацию народа, в любви к которому он клялся в каждой своей книжке, на деградацию практически всех государственных институтов, на полное уничтожение всех общественных институтов, взамен которых он предлагал архаичные, придуманные им самим или взятые из мифов. Чего только стоили народу его эксперименты с образованием и медициной, сельским хозяйством, тотальным подавлением инакомыслия, насаждение атмосферы всеобщего страха и отчаяния. А ниязовская «Рухнама», составленная на смеси национализма, граничащего с расизмом, личных воспоминаний Сапармурата Ниязова, мифов, легенд, откровенного плагиата стала основой новой идеологии, которую насильно вбивали в головы всем гражданам страны. И она же стала притчей во языцех и достойно сменила «Чучхе» в качестве объекта насмешек и вполне обоснованной международной критики.

Нет никакой статистики миграции из Туркменистана. Однако достаточно взглянуть на социальные сети, распространенные ныне в Интернете, чтобы понять, сколько народа уехало, а ведь Интернетом пользуются в основном молодые, активные и далеко не самые глупые люди. Бежали из страны многие. Кто за образованием для детей, спасая их от идиотизма «Рухнамы», кто от тотально насаждаемого властями национализма, кто просто из чувства самосохранения и от всепроникающей дебилизации и отупления, кто элементарно за работой.

Не лучше обстояли дела и во внешней политике. Высосанный из пальца и громко провозглашенный принцип «постоянного позитивного нейтралитета» не только завёл страну в тупик в поиске партнеров и союзников, но и сделал из нее посмешище. И в конце концов привел Туркменистан к изоляции.

Еще более изумляющая картина складывается, когда пытаешься дать оценку вкладу Ниязова в формирование стратегии продажи главного туркменского сырья — природного газа. Личная и нескрываемая неприязнь к лидерам сопредельных стран, что само по себе в современном мире является показателем профессиональной непригодности, настолько осложнила вывод туркменского газа на зарубежные рынки, что полностью поставила страну в зависимость от прихоти российского «Газпрома» и на грань физического выживания. И только благодаря тому, что новое российское руководство в начале 2000-х годов задумало вести газовую экспансию на Запад, туркменский газ был взят им в расчет и снова стал хоть что-то стоить. Не удалось увидеть Ниязову и действующего трубопровода из Туркменистана в Китай, который стал возможным во многом только благодаря смерти самого недоговороспособного Ниязова и настойчивости самих китайцев.

И вот на президентский пост заступает его самопровозглашенный преемник. Совершив фактически государственный переворот, устранив конституционного руководителя страны, Гурбангулы Бердымухамедов с блеском выиграл президентские выборы. Молодой и энергичный, он старался вести игру на контрасте со своим предшественником. Он обещал повысить сроки обучения, открыть доступ к Интернету, провести реформы в сельском хозяйстве. И многим тогда показалось, что это именно тот лидер, который нужен сейчас стране. Он сумел быстро наладить отношения со всеми соседями. А его первоначальная опора на проверенные кадры, многие из которых были его соплеменниками, воспринималась как неизбежная необходимость при становлении новой власти. Он установил запрет на излишний официоз, постепенно стали исчезать портреты Ниязова с фасадов зданий. Была провозглашена необходимость правовой реформы. Внутри страны и вне её всё это воспринималось очень позитивно. Однако продолжалось все недолго. Все заработанные авансы были истрачены Бердымухамедовым фантастически быстро.

Не прошло и нескольких месяцев, как фактически была провозглашена новая государственная идеология — идеология нового «Возрождения». Она начала постепенно сменять и культ личности Ниязова и, позаимствовав из прежней идеологии основные постулаты государственного национализма, заняла главенствующее место в официальной логике развития страны. И её начали вколачивать в головы школьников и студентов с той же настойчивостью, что и книгу Ниязова «Рухнама».

Не обошелся Бердымухамедов и без «строек века», полностью унаследовав эту манию от Ниязова. На пустынном побережье Каспийского моря с упорством, достойным лучшего применения, начала возводится курортная зона «Аваза», состоящая из полутора десятков пятизвездочных отелей с рукотворной рекой между ними. По первоначальному плану в это строительство предполагалось вложить около миллиарда долларов. Но это строительство не остановил даже международный экономический кризис: в самый разгар его было принято решение о дополнительных вложениях еще одного миллиарда долларов. При этом сроки возврата инвестиций даже не планировались. И это при том, что реальный курортный сезон составляет в этом районе не более двух месяцев, а поток туристов никак не сможет быть гарантией окупаемости и даже прогнозируемого возврата средств. Но это только малая часть того, что задумано. На очереди ещё несколько стадионов, второй (!) ледовый дворец, высотная телевизионная башня, многочисленные дворцы для проведения официальных совещаний и многое, многое другое.

Никто уже всерьез не вспоминает предвыборных обещаний Бердымухамедова. Образование лишь формально было переведено на 10-ти летний срок обучения. Качественного улучшения как не было, так и нет. Не появилось ни свободных средств массовой информации, ни возможности подписки на зарубежные газеты и журналы.

«Возрожденца», как и Ниязова, все министры слушают только стоя, лихорадочно записывая его слова. И теперь уже его портреты украшают фасады и внутренние интерьеры всех государственных, коммерческих и общественных учреждений, включая школы и банки. Он один, как и Ниязов, занимает всю сцену во время государственных мероприятий. Круг по созданию нового культа личности замкнулся. Снова туркменский народ попал в ту же ловушку, из которой так хотел вырваться.

Но и сам Бердымухамедов оказался в плену всё тех же ниязовских комплексов. Не сумев договорится в Москве о желаемых им условиях сотрудничества с российским «Газпромом», он просто устроил по возвращению истерику, отказавшись от самого переговорного процесса, приступив к явным спекуляциям, созывая на раздел туркменского газового пирога всех желающих.

Явно разучившись говорить, слушать и договариваться с оппонентами внутри страны, Бердымухамедов уже не способен провести цивилизованные переговоры и на международном уровне. И не стоит обольщаться большим количеством визитеров за газом. Мировая конъюнктура на газ не зависит от талантов Бердымухамедова, и его заслуги в этом — ноль. А вот репутации как способного разумно договариваться политика заметно поубавилось.

И уже можно предсказать, что Бердымухамедову начнут предъявлять его новые партнеры, когда зайдут в тупик очередные переговоры. Да все то же, что и Ниязову: припомнят и культ личности, и нарушения прав человека, и закрытость страны… Вот тогда всё окончательно и вернётся на круги своя. Ждать осталось совсем недолго.

Рафик Гаспаров

Источник : Оазис

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.