Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Интернет - каждому зеку?

Интернет - каждому зеку?

Избирательная кампания в Туркменистане должна была пройти довольно скучно. После шока, вызванного смертью Туркменбаши, власти не впали в ступор и принялись за передел власти. Первым делом был арестован председатель парламента, который должен был наследовать роль первого лица в государстве после смерти президента и вести все дела к следующим выборам. Причем по конституции, он сам не мог принимать участия в выборах следующего президента и конкурентом формально ни для кого не являлся. Ну, арестовали и арестовали. Мало ли кого в Туркменистане арестовывали за поселение 10-15 лет. Власть передали вице-премьеру, которого выбрал совет национальной безопасности. Но полномочия этого органа не прописаны в конституции. Власти переписали и конституцию, позволив временно исполняющему не только исполнять временно обязанности, но и принимать участие в выборах. Подумаешь! В недавние времена конституцию переписывали раза два в год. Выдвижение нескольких кандидатов в президенты на «широкой демократической основе» тоже никого не удивили. В Туркменистане что только не делали с демократией, что и этот спектакль не вызвал никакого удивления.

И вид кандидатов, и их клятвы верности делу и заветам Туркменбаши не вызвали ни у кого иллюзий, что выдвинутый последним, временно исполняющий, придет к финишу первым. Как не обманули и всех его скоромность, когда он отказался от телеэфира. Сам же и сказал, зачем, мол, мне эфир для предвыборной агитации? Все и так меня видят по телевизору. Правда, он там не собирался говорить о своей предвыборной программе, все же, его там показывают. А о его делах и намерениях люди поймут и так. И народ, не удивляясь совершенно ничему, никак не реагировал на все эти представления. Прошлая власть вбила в его голову, что уж от него-то точно ничего не зависит.

Но тут фаворит гонки стал выкидывать коленца, что многих оторопь взяла... Еще бы! Он публично покусился на самую священную корову Туркменбаши, которую он с такой любовью выкармливал все время пребывания у власти. Он с таким упорством загонял свой народ в средневековье, срезал образование до 9-ти классов, запретил Интернет, зарубежные СМИ, поездки за рубеж - вообще ни ногой, ни учиться, ни лечиться. А тут его наследник на первой же встрече с избирателями провозглашает, что Интернет должен быть доступен каждому! На учебу - во все передовые страны мира! Образование - на мировой уровень! Даешь 10 классов в школах и 5 лет в ВУЗах! Правда он сказал, что это вытекает из учения Туркменбаши Великого... Но теперь говорить можно так спокойно и говорить все, что угодно. А написал и наговорил Туркменбаши так много и всего разного, что перекладывать его слова на всякий лад не составит никакого труда. Туркменбаши из могилы уже никого подправить не может.

И тут понеслось. Все кандидаты в своих выступлениях начали говорить «о подъеме сельского хозяйства», «привлечении инвестиций», «привлечение научных кадров», о «политике открытых дверей», обо всем том, что «нужно поднимать», «развивать», «помогать» - обо всем том, что Туркменбаши Великий довел до состояния полной разрухи. Да куда не кинь - везде клин. Безусловно, все и каждый из претендентов волей ли неволей делают оговорки, что, мол, все это лежит в русле и соответствует курсу, сами понимаете, кого. Но не говорил он ни про увеличение срока образования (наоборот) и не говорил он про свободный выезд на учебу за рубеж (наоборот), не говорил он и о свободном доступе в Интернет (наоборот), он также сократил пенсии и сделал все то, что сейчас обещают «поднять» и «развить» каждый из кандидатов.

Для тех, кто научился читать туркменскую политику сквозь завесу словесной мишуры про «демократию» и «преемственность курса», стало ясно, что те, кто находятся у власти, наконец, поняли, что нужно что-то менять. Кто-то из наблюдателей даже назвал выступления кандидатов «коллективным Хрущевым». Наверное, это перебор. И времени прошло слишком мало, и новая власть не приобрела той легитимности и силы, которая позволит начать разгребать авгиевы конюшни Туркменбаши. И слишком много еще у власти тех, кто еще верит, что все, что построил Туркменбаши это и есть дорога в «золотой век туркмен», или сам принимал участие в этом строительстве. И им как кость в горле: свобода СМИ, свобода въезда и выезда, свобода тех, кого они упрятали за решетку, просто - свобода.

Да, власть поменялась. Есть надежда, что какие-то перемены за этим последуют, что бы ни говорили кандидаты про незыблемости курса, проложенного Ниязовым. Все понимают, что так дальше жить нельзя. И показатель тому - искренние аплодисменты главному претенденту на пост президента, когда он объявил и о необходимости улучшения образования и про Интернет. Вот это стало шоком. Даже такой маленький, но знаковый шаг будущего президента породил эйфорию. И осторожные ожидания следующих перемен. Насколько хватит решимости у новой команды, пока непонятно. Никто из кандидатов про другие свободы ничего не говорил. А стоило б. Ежегодно по амнистии из тюрем выходит около 100 тыс. человек. И 100 тыс. человек снова каждый год занимают нары. И совершенно неизвестное количество личных врагов Туркменбаши, которые остаются без надежды быть амнистированными. Несомненно, что кто-то и что-то у Туркменбаши и украл, но знают все, что многим украсть было просто не под силу, а их упрятали в тюрьму совершенно по другим мотивам, хотя формальный повод был заявлен тот же. А сколько их родственников находится там же!

Все кандидаты говорят о «привлечении передовых технологий» и «квалифицированных кадров». Но где их взять, если из страны выехала вся творческая и техническая интеллигенция? Хватит ли им смелости заявить о том, что прошлый режим ушел и можно возвращаться? И дать гарантии того, что нет возврата к тому времени, когда дипломы престижных университетов приходилось подтверждать знанием бреда под названием «Рухнама»? И что делать с тем поколением, которое успело поучиться в «золотом веке»? Возьмет ли государство на себя ответственность за все грехи прошлой власти? За политических заключенных, за этнические чистки, за снесенные дома и поломанные судьбы? Хватит ли воли выпустить заключенных и остановить беспредел карательных органов (они гордо так себя и именуют - не правозащитными!) - прокуратуры, министерства национальной безопасности, внутренних дел? Хватит ли смелости пустить в страну иностранных журналистов и разрешить им спокойно ездить по стране? Или снова будут прятать от всего мира холеру и СПИД, детскую смертность и неурожаи, продавать несуществующий газ во все страны мира и продолжать обвинять правозащитников в подрывной деятельности? И вывести, наконец, страну из числа парий современного мира?

После смерти Сталина до XX Съезда КПСС прошло три года. Следующий всенародный съезд - Халк Маслахаты тоже будет иметь XX-й номер. Будет ли это просто совпадением цифр или этот Маслахат станет тем же для Туркменистана, чем стал для СССР, да и для всего мира XX Съезд КПСС, покажет время. Распространится ли обещание дать Интернет каждому гражданину страны и на 100 тыс. заключенных тоже? Или все же легче сократить их количество, дав им свободу. Как и остальному народу.

Ахмет Саламов (Ашхабад).

Журнал Оазис.

Последние новости

Состояние здоровья политзаключенного из Каракалпакстана Саадатдина Реймова вызывает серьезную озабоченность
Состояние здоровья политзаключенного из Каракалпакстана Саадатдина Реймова вызывает серьезную...
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим/Türkmen migrantlaryň merhumlar üçin sadakasy.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим/Türkmen migrantlaryň merhumlar üçin sadakasy.
Закончился срок ссылки политзаключенного Гулгелди Аннаниязова
Закончился срок ссылки политзаключенного Гулгелди Аннаниязова
Tуркмены:тяжелое бремя медицины./Import enjamlaryň gowylygy u/n hassa gynalman jan berdi-J. Durdyeva
Tуркмены:тяжелое бремя медицины./Import enjamlaryň gowylygy u/n hassa gynalman jan berdi-J. Durdyeva