Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

Из истории введения туркменского маната (часть 1)

1 ноября исполняется 30 лет со дня введения туркменской национальной валюты – маната. Ниже публикуются отрывки из воспоминаний об этом событии Аннадурды Хаджиева, занимавшего в те годы ответственные должности в Государственном Центральном банке Туркменистана. В настоящее время Хаджиев проживает в Болгарии, где получил убежище из-за преследований на родине.

Что предшествовало введению маната

27 октября 1991 года президент С.Ниязов подписал Конституционный Закон Туркменистана «О независимости и основах государственного устройства Туркменистана». Туркменистан провозгласил свою независимость. В стране без оглядки на Москву ускоренными темпами начался процесс ломки старой общественно-политической и административной системы управления. Были утверждены и приняты новые государственные символы - государственный флаг, герб, гимн.

В статье 12 вышеупомянутого Конституционного Закона говорилось: “Туркменистан самостоятельно определяет свою финансовую политику и денежную систему, организует государственные банковские органы.“ Государство тут же переподчинило и переименовало отделения всех ведомств союзного подчинения. Туркменская республиканская контора Госбанка СССР стала Государственным банком Туркменистана.

Экономическим символом независимого, суверенного государства является ее национальная валюта. Она является стержнем экономического роста независимого государства. Не случайно в преамбуле Указа президента Туркменистана от 22 октября 1993 года «О праздничном салюте в связи с введением национальной валюты Туркменистана» отмечались «важное историческое значение введения национальной валюты и ее роль в развитии и укреплении экономики независимого Туркменистана».

Поначалу переподчинение и переименование вывески конторы Госбанка СССР ничего не изменило. Экономика независимого государства и ее банковская система все еще продолжала оставаться в системе денежного обращения не существующего государства — СССР, поскольку рубль оставался единственным платежным средством на территории Туркменистана.

26 декабря 1991 года Верховный Совет СССР принял декларацию о прекращении существования советского государства. 1 марта 1992 года официально прекратил свою деятельность и Госбанк СССР. Государственный банк Туркменистана и вся банковская система страны вошла уже в денежно-кредитную систему Российской Федерации.

До 1991 года в Туркменистане не было своей независимой банковской системы, не было центрального банка, который разрабатывал бы и проводил национальную политику развития экономики, обеспечивал бы стабильное функционирование финансового рынка страны, осуществлял эмиссию наличных денег и организовывал бы налично денежное обращение, устанавливал правила осуществления расчетов, отвечал бы за ее денежно-кредитную систему, а так же выступал бы регулятором банковской системы страны, осуществляя надзор за деятельностью кредитных организаций и банковских групп и др.

19 мая 1992 года, был принят Закон «О Государственном Центральном банке Туркменистана» (далее ГЦБТ). 26 июня 1992 года председателем банка был назначен Назар Сапаров.

По профессии он был инженером-строителем и нас, банковских работников, такой выбор несколько удивил. Но так было всегда, в республике еще с советско-партийных времен руководителем банка назначались люди, далекие от банковской системы. Назначение на должность председателя являлось пререгативой руководства республики. Амандурды Борджаков, возглавлявший ГЦБТ до Сапарова, до этого был управляющим делами Ашхабадского обкома Компартии Туркменистана (КПТ). Худайберды Оразов, пришедший на смену Сапарову в 1993 году, несколько лет проработал инструктором экономического отдела ЦК КПТ, а затем одним из руководителей коммерческого банка.

По характеру Назар Сапаров был добрым, отзывчивым человеком, всегда готовым выслушать своего собеседника, он имел большой административно-хозяйственный опыт, но этого для руководства ГЦБТ было мало. Иногда отсутствие профессионализма у Сапарова сказывалось на работе банка.

Согласно закону, ГЦБТ взял на себя функции главного регулятора банковской системы государства, которых до этого не было. То есть получил право издавать собственные нормативно-правовые документы, действие которых распространялось на территорию Туркменистана, проводить собственную денежно-кредитную политику и заново выстраивать отношения с коммерческими банками Туркменистана. Так же перед банком была поставлена задача разработать и ввести новую национальную валюту, заново организовать функционирование денежно-кредитной системы страны.

В начале июня 1992 года мне позвонила, а затем пришла в ГЦБТ корреспондент «Туркменской искры» Наталья Соснина для консультации по одному интересующему ее вопросу. В то время я работал начальником управления эмиссионно-кассовых операций. Моя консультация переросла в беседу об общих экономических проблемах страны, рублевой зоны и национальной валюте, если Туркменистан решится ее ввести. Соснина предложила мне высказать свое мнение в статье, сказав, что читателям газеты это будет интересно. Конечно, сегодня писать статью о национальной валюте можно по другому, но тогда …Честно говоря я не знал как отреагирует на это руководство страны. Меня могли обвинить в «сепаратизме», «попросить» не бежать впереди всех, поскольку у руководства могло быть свое видение данного вопроса. Хотя до меня доходили слухи, что в правительстве все чаще и чаще поднимался вопрос ввода туркменской национальной валюты. И все таки я изложил свое мнение и передал в редакцию «Туркменской искры». В ответ Соснина позвонила мне и сказала одно слово: «Молодец».

После выхода статьи Наташа еще несколько раз просила разъяснений по другим банковским вопросам. А потом она пропала, об этом мне сказал главный редактор газеты Балкан Гафуров, с которым я был в дружеских отношениях. Через своих знакомых я узнал, что она пропала, когда поехала отдыхать в санаторий Арчман. Позднее знакомый в силовых структурах подтвердил это и добавил, что Соснина «воевала» с высшей партийной и торговой верхушкой, ей несколько раз угрожали, и что поиски ни к чему не привели.

Этой статьи не было бы, если бы не инициатива и настойчивость Натальи Сосниной. В моей памяти она осталась как честный, бескомпромиссный, не терпящий несправедливости профессиональный журналист.

я

Ниже привожу полностью текст статьи, опубликованной в газете «Туркменская Искра» 6 июля 1992 года.

«Национальная валюта: проблемы и выгоды.

Известно, что государственная и экономическая независимость любого суверенного государства считается полной и окончательной лишь при введении на его территории национальной валюты. Шаги в данном направлении уже предпринял ряд стран бывшего Союза ССР. И эти меры следует рассматривать не как средство политических спекуляций и давлений, а как способ укрепить самостоятельность, экономику, защитить народ от денежной экспансии.

А как в этом отношении обстоят дела в Туркменистане? Пока Государственный банк лишен права эмиссии денег. То есть не располагает печатным станком, он не может соответственно в должном количестве обеспечить народное хозяйство и население наличностью. Банкноты завозятся из центра, но, беспрепятственно мигрируя, они же уплывают за пределы республики по разным каналам.

В Российской Федерации, в частности Центральный банк, продает кредитные ресурсы коммерческим структурам по ставке 80 процентов годовых, в то время как в Туркменистане ставка дивидентов колеблется в пределах 2,5 и 17 процентов. Капитал, естественно, перемещается в сферу более выгодного его приложения. Понятно, что единая финансовая, кредитная, налоговая политика, согласованные меры в социальной инфраструктуре в странах СНГ могли бы исключить многие негативные явления и создать действительно единое экономическое пространство.

В так называемой рублевой зоне каждый сам решает свои проблемы. Но есть и типичное — гиперинфляция затронула буквально все регионы. Республика не в состоянии эффективно регулировать внешнюю торговлю, так как курс обращающейся на ее территории валюты к валюте зарубежных стран определяется не ею, а Центральным банком России. И курс рубля крайне низок.

На мой взгляд и приватизация в немалой степени сдерживается отсутствием собственных денег. Объяви сейчас правительство о широком разгосударствлении средств производства – в республику мощным потоком хлынет обесцененный рубль. Не исключены факты приобретения объектов приватизации сопредельными государствами через подставных лиц. И собственность республики стала бы чужой… В ходе приватизации необходимы осторожность и бдительность, строгое соблюдение правил декларации доходов. Предпочтение же нужно отдавать членам трудовых сообществ и одновременно ускорять процесс введения национальной валюты.

Было бы идеально, конечно, вводить собственные деньги в период, когда сведены к минимуму инфляционные процессы, когда стабилизирован товарообмен на внутреннем и внешнем рынках, когда производство модернизировано и перестроено на выпуск конкурентноспособной на мировом рынке продукции, когда отрегулированы и отвечают реальному стоимостному объему товаров цены, когда созданы инвалютные резервы республики.

Однако, до благополучия, к сожалению далеко, и весь вопрос состоит в том: можем ли мы и следует ли нам ждать упорядочения дел в нашей экономике? Видимо финансистам, банкирам, экономистам, ученым, практикам в составе экспертных групп следует глубоко проанализировать весь комплекс вопросов, связанных с национальной валютой и дать правительству обоснованные и реальные прогнозы. И правительство, думается, должно профинансировать такой заказ.

Отношение к идее национальной валюты в республике неоднозначно, есть сторонники, но есть и противники. Последние аргументируют свою позицию (не нужно спешить, следует только лучше организовать единую рублевую зону) тем, в частности, что вводу денежных знаков должно предшествовать обязательное накопление золотых запасов в целях золотого обеспечения новой денежной единицы республики.

Однако, золото сегодня не играет прежней роли. В соответствии с Ямайским соглашением страны-члены Международного валютного фонда отказались от определения весового содержания чистого золота, закрепляемого в законодательном порядке за национальными денежными знаками. Оно перестало служить мерой стоимости и не является базой для валютных курсов.

Золотые запасы государств в большинстве случаях служат страховым резервным фондом, сберегаются на «черный день» для международных платежей при чрезвычайных обстоятельствах. И можно с уверенностью утверждать, что Туркменистан еще длительное время после реорганизации своих финансов не будет иметь запасов золота и инвалюты достаточных для того, чтобы превратить свои деньги в свободно конвертируемые на международном рынке по отношению к доллару США, фунту стерлинга Англии, марке Германии.

Но стоит ли драматизировать этот факт? Лишь около 30 из более чем 130 валют мира можно отнести к свободно конвертируемым. Ведущие экономические державы Азии — Южная Корея и Тайвань – не спешат превратить свою валюту в свободно-конвертируемую, хотя могли сделать это давно. Напротив, они обеспечивают внутреннюю конвертацию валюты, легализовав продажу ее внутри государства, чем почти полностью уничтожили «черный рынок». Этому примеру последовала Польша и ряд других стран.

Гораздо сложнее вопрос стоимости вводимой валюты, по сути сопряженной с радикальной денежной реформой. Экономическая история знает немало примеров финансовых революций. Одни из них завершились успешно, другие – менее удачно. Наиболее эффективной признана денежная реформа, которая была проведена в послевоенной западной Германии в крайне жестких условиях – на территории британской, французской и американской оккупационных зон. Каждому жителю было предоставлено право обменять 60 процентов старых рейхсмарок наличными на новые германские марки. Сбережения, хранящиеся в банке, были урезаны более чем на 90 процентов. Благодаря денежной реформе удалось не только стабилизировать экономику побежденной Германии, но вскоре создать базу для ее бурного развития и расцвета.

И все же как определить первоначальную стоимость валюты, чем при этом руководствоваться? Цены на товары и услуги, заработная плата в республике выражаются в рублях, из рубля, видимо, и надо исходить. Но в каком соотношении? В случае, если новая денежная единица будет эквивалентна рублю, то отпадет необходимость в громадной работе – переоценке товарной массы в торговой сети, материальных ценностей у предприятий, остается прежней и номинальная величина заработной платы, стипендий, пенсий и пособий.

Но сохранится и нынешний масштаб цен, новый денежный знак будет иметь низкую покупательскую способность, расходы на его изготовление себя не оправдают, поскольку невысока и реальная стоимость вводимых банкнот. Допустим, что новая денежная единица будет равна 10 рублям. Пересчет цен здесь будет не сложным, но издержки опять же высоки. Тем более, что инфляция раскручивается немыслимыми темпами. И не исключено, что оптимально соотношение стоимости валюты будет один к ста или один к тысяче рублей. Прежде, чем принимать окончательное решение предстоит еще раз взвесить все варианты.

Соотношение обмена денег во многом зависит от валютного курса вводимых денег и порядка обращения национальной валюты: будет ли она замкнутой, свободно конвертируемой или конвертируемой только на внутреннем рынке. В настоящее время Международным валютным фондом установлен так называемый валютный курс, то есть режим свободного колебания курсов. В некоторых странах курсы валют плавают самостоятельно в зависимости от положения внутреннего рынка, в других же они зависят от состояния курса доллара США, французского франка…

Следует однако помнить, что при ограничении обратимости возникает множественность валютных курсов – дифференцированные для неторговых платежей, финансовых и других операции. Но во всех случаях выбор вариантов должен быть, повторю, обоснованным, а доверие населения республики к неизбежной вызванной инфляционными процессами, денежной реформе достаточно крепким. Для государства очень важно, чтобы люди поверили в необходимость оздоровления финансов республики и экономики в целом.

При разработке концепции обмена денег, вкладов и остатков средств на счетах предприятий надо учесть уникальную особенность предстоящей операции, а именно тот, что при вводе туркменской валюты обмену и замене подлежат деньги, которые в соседних государствах, по-прежнему используются как легальное платежное средство. Несомненно Госбанку Туркменистана потребуется заключить специальное соглашение с Центральным банком России. Представляется важным, чтобы денежные средства населения, находящиеся на счетах сбербанков, обменивались в соотношении один к одному или один к десяти, но не выше этого предела, иначе доверие к реформам будет подорвано. Мы должны сохранить собственность людей и ни в коем случае не придавать денежной реформе конфискационный характер.

Если же государство установит персональное ограничение объема денег во вкладах населения и на счетах предприятий, то оно сведет на нет все усилия в области предпринимательской деятельности, первоначального накопления частного капитала для инвестиции, подложит мину быстрого действия под сберегательное дело, усилит товарный голод. Словом обречет на провал первые же шаги в построении рыночной экономики и повышении жизненного уровня людей. Остается только надеяться, что и общество поймет как намерения, так и возможности государства и согласится пусть на жесткие, но необходимые финансовые меры.

Разумеется, в данной статье затронут небольшой круг вопросов, связанных с введением национальной валюты. В обсуждении нуждаются также вопросы открытия границ, регулирования свободного товарообмена экономическими мерами, госпошлин и многое другое.

Начальник отдела эмиссионно-кассовых операций Госбанка Туркменистана.

Аннадурды Хаджиев»

Статья так же была переведена на туркменский язык и опубликована в газете «Совет Туркменистаны».

Естественно, сегодня статью можно было бы написать по другому. Современные технологии дают больше информационных возможностей для расширения познаний, продвижения и реализации своих идей.

О том, какова была реакция властей на материал, я напишу далее.

Продолжение следует.

Туркменские тетради.

Последние новости

Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова:  Четыре года заключения за разговор о митинге в поддержку политзаключенных в Каракалпакстане
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова: Четыре года заключения за разговор о митинге в...
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда при сборе хлопка
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда...
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok