Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Список Швондера.

Список Швондера.

Полной неожиданностью для многих в Туркменистане и за его пределами стало сообщение о помиловании 11 человек из числа тех, кто был осужден по так называемому делу «о покушении» на президента Сапармурада Ниязова в ноябре 2002 года.

Однако при этом ни в одном из официальных источников не говорится о том, кто эти люди и за что они были осуждены и почему в мире и обществе должна быть такая реакция на этот факт. По официальной информации «было помиловано 11 человек, осужденных к различным срокам». И власти по полной программе использовали этот факт для рассуждений о «гуманизаци» общества. После опубликования поименного списка 11-ти стало понятно, что речь имеет именно о тех людях, которые были осуждены по делу «о покушении», но ни разу и никто из официальных лиц не сказал о том, что же совершили эти люди и почему именно на них упал выбор при подготовке этого помилования. А многократно показанные по туркменскому телевидению сцены с «покаянием» амнистированных призваны были еще и еще раз привлечь внимание публики к тому факту, что именно новый президент проявил акт «гуманизма» и «милосердия».

И вот уже члены Комиссии США по вопросам свободы вероисповедания в странах мира, посетивших Туркменистан «...дали высокую оценку осуществляемым в стране реформам, особо отметив недавнее решение главы государства об амнистии 11 граждан страны, приговоренных к лишению свободы на различные сроки». И не зря именно члены этой Комиссии США говорили об этом, ведь в списках амнистированных значится бывший муфтий Туркменистана Насруллах Ибн Ибадулла, который был осужден уже в 2004 году и по тому же делу «о покушении», когда сам Ниязов уже к середине 2003 года говорил, что дело расследовано и закрыто, а все виновные известны и большинство из них, кроме укрывшихся за рубежом, арестованы и осуждены. Но есть сведения, что муфтий впал в немилость у Ниязова, вовсе не за причастность к «покушению», а когда стал саботировать нанесение цитат из книги Ниязова «Рухнама» на стены и минареты мечетей. Последнее является нарушением канонов ислама, но у Ниязова факт противодействия вызвал гнев и муфтий был посажен. Следственно и члены Комиссии не обошли бы вниманием факт нахождения в заключении бывшего религиозного лидера.

Так значит дело не совсем в «милосердии» и «гуманизме»? Или все дело лишь в том, что муфтия освободили в преддверии визита той самой делегации из США по вопросам вероисповедания? А остальные были освобождены «прицепом», чтобы откровенно не показалось, что именно интерес членов Комиссии США к судьбе муфтия вынудил власти пойти на этот шаг? Ну, а может дело в том что, наконец, властям стало известно, что нарушения, допущенные самими властями при расследовании «дела о покушении» и прочих дел, нарушения законности настолько вопиющи, что дальнейшее пребывание этих людей в заключении становится отягощающим фактором в политике властей, как внутренней, так и внешней? И сказали власти: «освобождаем, ибо невиновны». Но все же было не так! Людей из этого «списка 11-ти», а также их родственников заставили каяться публично, благодарить президента и обещать своим трудом доказать любовь к нему и родине, признавая свою вину полностью освобождая власти от какой бы то ни было ответственности за покалеченные судьбы.

А ведь в этом списке 11-ти есть и просто родственники и знакомые осужденных за «покушение» и вина их состоит только в том, что они были или родственниками или знакомыми, но не более того. Но в глазах туркменских властей этот факт является не просто отягчающим все другие преступления, он сам является преступлением. И наивно было думать, что практика преследования родственников лиц, в чем-то провинившихся перед властями, ушла вместе с Ниязовым. Вовсе нет! Точно также преследованиям были подвергнуты родственники чиновников, свергнутых уже новой властью. А последние дееспособные родственники братьев Шихмурадовых - фигурантов дела «о покушении» в 2002 году, были осуждены (одновременно - мать и сын) уже в июле 2007 года. Так о какой «гуманизации» государства может идти речь, когда власти продолжают мыслить категориями «списков», забывая о том, что за каждым, присутствующим там стоит судьба конкретного человека?

По тому же принципу были составлены и продолжают пополняться списки «невыездных», или, как их еще называют, «черные списки» лиц, выезд которым за пределы Туркменистана запрещен. При этом пораженными в правах оказались люди, никогда не бывшие ни осужденными, ни привлеченными к уголовной и прочим ответственностям. Подавляющему большинству вменяется все та же родственная принадлежность или просто знакомство с теми, кто когда-то и чем-то не угодил туркменским властям. В этих же списках находятся журналисты, диссиденты, научные, общественные, религиозные деятели, представители интеллигенции, опальные чиновники и члены их семей. Такие же «списки» направлены во все высшие учебные заведения страны и «элитные школы», чтобы пресечь поступление и учебу в них членов семей из других «списков».

Созданная Ниязовым «списочная» система деления собственного народа очень удачно вписалась в структуры нынешней власти, и позволяет ей до сих пор получать все заложенные в нее блага. Кроме одного нюанса. Ниязов всячески боролся с проявлениями семейственности, кумовства и трайбализма. На этот счет у него имелись свои «списки» - кто из какого рода, племени и кто из чиновников имеет родственников в государственных структурах. Не раз и не два он высказывал свое недовольство, за которым следовали жесткие выводы, когда кто-то из его приближенных тащил вверх своих родственников и земляков. Во избежание всех этих явлений был принят специальный закон, ограничивающий и запрещающий совместную государственную службу близких и дальних родственников и всякое проявление землячества. Но новая власть, в нарушение еще действующего закона позволяет себе создание правящего клана, основанного именно на родственных, племенных и земляческих связях. И для этого уже составляются и протаскиваются еще одни «списки». Но уже тех, кто может быть лояльным в силу своего родства с первым лицом государства или его приближенными. Проявления подобной кадровой политики станут явными совсем скоро, но не о том сейчас разговор.

Всем понятно, что туркменское общество расколото. На тех, кто в 2списках» и на тех, кто избежал попадания туда, на тех, кто использует родство для проникновения во власть и тех, кто страдает за тоже родство. Однако власти не понимают всей опасности такого раскола и продолжают мыслить «списочными» категориями. Понятно, что трайбализм как явление был и останется в азиатском обществе. Но строить систему устрашения и наказания на этой основе - это рецидив 30-х годов, а строить государство на подобных принципах разделения общества - возврат к средневековью.

Все шаги, предпринимаемые новой властью можно было бы только приветствовать, если б действия эти содержали хотя бы половину от изначальных деклараций. Обещанные пенсии восстановили, но не до изначального уровня, спрос на высшее образование далеко опережает разрешенный властями порог. Комиссия по расследованию злоупотреблений силовиков за 6 месяцев расследовала лишь 11 персональных дел. А «доступный Интернет» все также недоступен, а тот, который всё же существует, ограничен все теми же «списками» сайтов разрешенных к посещению властями

Азат Курбанов (Ашхабад)

http://www.ca-oasis.info/.

Последние новости

Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...
Демарш туркменского дипломата в МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.
Демарш туркменского посла на заседании Совета МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.