Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Туркменистан: Правительство по прежнему держит СМИ железной хваткой.

Туркменистан: Правительство по прежнему держит СМИ железной хваткой.

Кое-кто может подумать, что в штате туркменских газет отчаянно не хватает фотографов. И это будет простительно. Почти постоянно с первых страниц газет на вас смотрит изображение нового президента страны, Гурбангулы Бердымухаммедова, а подле него –неизменно пространная хвалебная статья о его недавней встрече или поездке. Туркменское телевидение так же однообразно и напоминает "жизнеописание святых".

Учитывая жесткий контроль туркменских властей почти над всеми видами массовых коммуникаций, не следует удивляться, что Всемирный день свободы прессы 3 мая не отмечался в Ашгабате с той же торжественностью, какой удостоился в апреле праздник под названием "Капля воды – крупица золота" или даже День туркменской дыни в конце августа прошлого года.

Несмотря на надежды на некоторую либерализацию жизни в стране при президенте Бердымухаммедове, сменившем в феврале на этом посту автократа Сапармурата Ниязова, для всех по-прежнему очевидно, что пресса Туркменистана остается под жестким надзором государства.

"Это просто какая-то черная дыра, эта страна выпадает у нас по всем показателям. Мы не можем поместить ее ни в одну категорию", - говорит Нина Огнянова, координатор европейской и центральноазиатской программы Комитета по защите журналистов (CPJ), включившего Туркменистан в свой список десяти стран с самой жесткой цензурой 2006 года.

Комитет по защите журналистов и другие организации по свободе прессы говорят о почти полной информационной блокаде в Туркменистане. Государству принадлежат все отечественные средства массовой информации, оно назначает редакторов и утверждает содержание всех статей. Печатные информационные издания закупаются в очень ограниченном объеме, так что жители, желающие получить информацию из разных источников, должны или пополнять ряды владельцев спутниковых тарелок, которые растут как грибы, или настраивать свои радиоприемники на зарубежные программы вещания.

Некоторые обозреватели надеялись, что шаги Бердымухаммедова по ослаблению культа личности Ниязова – когда с первых полос всех туркменских газет исчезло имя первого президента, из государственной присяги вычеркнули строчку с упоминанием его имени, и прекратили зачитывать присягу после передач новостей – знаменуют собой первые шаги по реформированию информационной политики страны. После мартовского выступления нового президента перед Народным советом, в котором он призвал шире открыть двери во внешний мир, у людей затеплилась надежда. "В районах и селах необходимо создать…телефонные и Интернет сети связи, - отметил тогда Бердымухаммедов. - Мы должны приступить ко всему этому как можно скорее".

И действительно, в Ашгабате – и даже в районных центрах – открылись новые Интернет-кафе в дополнение к немногочисленным местам в бизнес-центрах отелей и информационных центрах посольствах, где предоставлялся доступ в Интернет. Однако услуги, предоставляющиеся в двух кафе Ашгабата, вряд ли свидетельствуют о наступлении новой, либеральной эры.

Одно из них функционирует при госучреждении, вход в которое охраняется солдатами правительственных войск. В самом зале пользователя ждет новое оборудование и сравнительно высокая скорость соединения вкупе с массивным портретом Ниязова и не менее внушительной платой в 90 тыс. манат (примерно 4 доллара) за час работы в сети. По оценке Всемирного банка за 2005 год, среднестатистический житель Туркменистана зарабатывает менее 5 долларов в день.

Даже если и откроются новые Интернет-центры и цены станут ниже, как обещал один сотрудник, туркменское правительство вряд ли перестанет блокировать доступ к сайтам, содержание которых оно считает нежелательным. По состоянию на апрель месяц, к числу оных были причислены сайты большинства туркменских оппозиционных и правозащитных организаций, а также независимых региональных СМИ, включая EurasiaNet, Ferghana.ru и Centrasia.ru. Доступ к международным СМИ, таким как BBC и CNN, оставался свободным, хотя их русскоязычное содержание иногда блокировалось. Репортажи о Туркменистане на английском и русском языках также были доступны на сайтах Института по освещению войны и мира (IWPR) и Радио Свободная Европа/Радио Свобода (RFE/RL).

Оборонительная тактика властей в отношении новостей, поступающих в Туркменистан, вполне соответствует их решительной наступательной кампании с целью запугать немногие оставшиеся независимые СМИ внутри страны. У журналистов, работающих в туркменских изданиях, не остается иного выбора, как только подчиниться директивам властей, а количество аккредитованных иностранных корреспондентов, большинство из которых пишет для российских СМИ, сведено к минимуму.

Радио Свободная Европа/Радио Свобода – единственное крупное СМИ, осуществляющее вещание на туркменском языке и сохранившее довольно широкую сеть внештатных корреспондентов внутри страны. Комитет по защите журналистов и французская правозащитная организация "Репортеры без границ" сообщали о том, что в 2006 году на этих людей регулярно оказывалось давление, ряд из них подверглись допросам, угрозам увольнения и уголовным преследованиям. Преследование привело к смертельному исходу, когда в сентябре в туркменской тюрьме погибла Огульсапар Мурадова. По некоторым сообщениям, она скончалась от пыток. Ранее в этом году власти арестовали Мурадову и двух ее коллег-журналистов по обвинению в незаконном хранении боеприпасов. В августе над ними состоялись закрытые процессы, в результате которых они были приговорены к шести и семи годам тюремного заключения.

Огульджамал Язлиева, директор туркменской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода, говорит, что преследование их корреспондентов не прекратилось с приходом к власти Бердымухаммедова. "Все время они находятся под пристальным наблюдением, и ситуация, которую мы наблюдали во времена Ниязова, продолжается", - отметила она.

Однако Язлиева подчеркивает, что Радио Свободная Европа/Радио Свобода надеется "начать диалог" с новым руководством страны. По ее словам, в апреле ими было направлено в адрес правительства примирительное письмо. Компания планирует внести некоторые изменения в свои программы вещания с целью попытаться создать нейтральную площадку, где бы туркменские жители и эксперты могли обсудить пути реформирования страны. "Мы изо всех сил стараемся объяснить, что мы не враги, - заметила она. - Конечно, туркменскому правительству очень трудно в одночасье изменить ситуацию, которая формировалась на протяжении последних 15 лет".

Нина Огнянова из Комитета по защите журналистов говорит, что при администрации Бердымухаммедова веяния в стране по большей части не изменились. В качестве примера она привела критику, которой подверглась в марте министр культуры Энебай Атаева со стороны президента за низкое качество государственных программ вещания. По словам Огняновой, на самом деле Атаевой сделали выговор за "ослабление контроля на туркменском национальном телевидении".

Если Бердымухаммедов хочет показать свою приверженность курсу реформ, продолжила она, он может начать с проведения независимого расследования по факту смерти Мурадовой, а также шагов по организации действительно свободного доступа к сети Интернет и созданию обстановки, когда на самом деле в стране не будет места преследованию туркменских и международных журналистов.

"Но по всем признакам Бердымухаммедов идет по пути своего предшественника, - считает Огнянова. - Его действия на самом деле не соответствуют его обещаниям".

http://www.eurasianet.org/russian/departments/insight/articles/eav050707ru.shtml

Последние новости

ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.