Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Евросоюз сказал: "А".

Евросоюз сказал: "А".

На прошлой неделе пришло сообщение из Брюсселя, что Европейский Союз (ЕС) отказался рассматривать возобновление торгового соглашения с Туркменистаном, которое в свое время было приостановлено в силу тотального несоблюдения Туркменистаном прав человека. Однако туркменские чиновники и их европейские коллеги все время искали возможность обойти данный запрет. Хотя и отсутствие подобного соглашения и не запрещало коммерческим и государственным фирмам отдельных стран самостоятельно выходить на туркменский рынок. Один только список спонсоров изданий книг президента Сапармурада Ниязова «Рухнама» впечатляет. В нем присутствуют практически все европейские фирмы, которые имели и имеют свои коммерческие интересы в Туркменистане. Эта такая специфика европейского бизнеса в Туркменистане. В любой другой (европейской) стране подобная практика автоматически влечет обвинения в коррупции со всеми вытекающими последствиями. А в Туркменистане все сходит с рук, в Европе даже и не догадываются о том, как ведут там свой бизнес европейцы.

Однако газовый скандал между Россией и Украиной так перепугал европейских бюрократов, что для них показалось за благо поехать на поклон к Туркменбаши. И в первую очередь за газом. И членам специальной Комиссии ЕС по внешним связям и тем, кто их туда отправлял, совсем недосуг было узнать, почему же в свое время торговые отношения с Туркменистаном были заморожены и как их поездка соотносится с основными принципами ЕС в области прав человека. Да и в области прозрачности экономики в том числе.

Правозащитным организациям потребовались громадные усилия для того, чтобы склонить бюрократов ЕС к диалогу и постараться обратить их внимание на саму природу режима Туркменбаши. Были перечислены и гонения на всех инакомыслящих, закрытие всех независимых НПО, полное отсутствие независимых СМИ, ограничения на выезд из страны и многое другое, что являлось тайной только для бюрократии ЕС. Особый фурор произвел доклад организации Global Witness о махинациях самого президента Ниязова с продажей газа ряду российских и украинских фирм. Как оказалось, большая часть прибыли от продажи газа сосредотачивается на счетах самого Туркменбаши в Дойчебанке. В докладе были приведены и схемы отмывания этих денег и конкретные счета. И по всему выходит, что не о народе Туркменистана думает Туркменбаши, а собственной мошне. Это заставило европейских чиновников более тщательным образом приглядеться к тому, что творится в Туркменистане. Как так? Европа вскармливает на свои деньги только одного туркмена, когда газ принадлежит всему народу?

Очередная поездка делегации, целью которой были не просто разговоры во дворце Туркменбаши, а знакомство с реальной жизнью, повергла членов делегации в шок. В интервью одного из них приводятся примеры многочисленных памятников Туркменбаши, описания всех без исключения СМИ с портретами Туркменбаши и перечисления огромного количества тех самых портретов. А что касается гражданского общества, так членам делегации просто не дали с ним встретиться. Мол, нет у нас такого. Да и не нужно. А вопрос о политических заключенных туркменские власти просто спустили на тормозах. «Нет у нас таких, а кто сидит — те террористы».

Но сильна оказалась бюрократия. Или ее страх перед монстром в лице «Газпрома». Вопрос о возобновлении торговых отношений Туркменистан-ЕС был снова вынесен на рассмотрение. Однако машина туркменского государства не терпит никакой логики. Летом этого года, непосредственно в преддверии визита делегации ЕС были арестованы трое правозащитников, среди которых оказалась и журналист Радио «Свобода». Репрессиям подверглись и члены их семей. Основной причиной ареста стали «несанкционированные» контакты с корреспондентами Би-би-би и французского агентства «Гэлекси Пресс». При этом два сотрудника иностранных миссий были объявлены пособниками шпионской сети, которую создали европейские правозащитные организации с целью шпионажа и подрыва государственных устоев. Но и на эту информацию не последовало фактически никакой реакции ЕС. Гром грянул, когда в сентябре стало известно, что в тюрьме скончалась Огульсапар Мурадова, корреспондент «Свободы». На что рассчитывал сам Туркменбаши, отдавая приказ на расправу с правозащитниками и журналистами? На то, что Европа в очередной раз проглотит все его выходки и глумление над собственным народом?

Напрасно. Европейский парламент отказался рассматривать возобновление торгового соглашения. И призвал Ашгабат освободить всех политических заключенных, разрешить регистрацию и беспрепятственную деятельность НПО, открыть страну для Международного комитета Красного Креста и предоставить мониторинговым механизмам ООН и ОБСЕ в области прав человека «своевременный» доступ в Туркменистан. Тем самым, констатировав наличие всех этих проблем.

Однако всплывает закономерный вопрос. Если ЕС констатировал тотальное нарушение прав человека в Туркменистане и отменил торговое соглашение, сказав тем самым «А», не логично ли было бы, собрав волю и принципиальность в кулак, сказать и «Б». Разработать и ввести в действие санкции против Туркменистана? Как это было сделано в отношении Беларуси и ее руководства? Хотя режим в Беларуси не в пример режиму в Туркменистане, мягче. Понятное дело, что ни для Туркменистана, ни для ЕС ни отмена торгового соглашения, ни введение санкций не являются экономически ключевыми и жизненно необходимыми. ЕС уже «ищет» газ в Казахстане, собирается «смягчать» санкции в отношении Узбекистана из-за того же газа, а Туркменистан так же спокойно будет продавать свой газ России и, в скором времени, Китаю. Понятно, что для Туркменистана этот вопрос имиджевый, вернее, и в первую очередь, для самого Туркменбаши. Но почему страны ЕС, ужаснувшись ситуации с правами человека, просто не перестанут пускать на свою территорию и его самого и его свиту? Почему, догадываясь или зная о его личных счетах на территории Европы, не заморозят эти счета до выяснения их происхождения? Вот это для него явится самым действенным средством убеждения. И тогда уже Туркменбаши перейдет в разряд официальных нерукопожимаемых изгоев. И он еще не перешел черту, когда такое звание для него уже не будет играть значения. Уж больно любит он все эти официальные приемы иностранцев в своем дворце. Да и что потом говорить своему народу?

В дипломатических кругах принято говорить о том, что нельзя, дескать, совсем рвать нить отношений и терять возможность влияния на ситуацию. Полноте, господа, евробюрократы, примеры распоясавшихся диктаторов вас ничему так и не научили. А пока вы боитесь «порвать нить», один взорвет атомную бомбу, другой эту бомбу будет продолжать конструировать, а третий просто тянуть свой народ в Средние века и уже не удивляться, почему молчит Европа, когда он убивает граждан своей страны.

Уж если сказали «А», найдите совесть сказать и «Б».

Акназар Акмухаммедов (Ашгабад).

Источник: Оазис

Последние новости

Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Туркменская медицина:“ Приветствуется только восхваление всего и вся“.
Туркменская медицина:“ Приветствуется только восхваление всего и вся“.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
В УЗБЕКИСТАНЕ ПРОХОДИТ СУД НАД ГРАЖДАНСКИМ АКТИВИСТОМ, ПОХИЩЕННЫМ В ТУРЦИИ.
Туркменистан:Гуманитарная катастрофа/Bütindünýä bosgunlar gününe bagyşlanan konferensiýasy.
Туркменистан:Гуманитарная катастрофа/Bütindünýä bosgunlar gününe bagyşlanan konferensiýasy.