Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Туркменистан:преследования по родственному признаку не прекращаются.

Туркменистан:преследования по родственному признаку не прекращаются

В конце сентября 2005г. к нам обратился независимый туркменский журналист ныне проживающий в Вашингтоне Сапармурад Овезбердыев. Его родственники в Ашгабаде находятся под постоянным контролем туркменских спецслужб. Распоряжением министра связи Расула Ходжакурбанова (телефон приемной 35 66 65) с 17 ноября 2004 года телефоны в квартире его жены Огулдурды отключены.

Это произошло после ее телефонного звонка супругу в Вашингтон. Овезбердыев рассказывает:”Согласно правил, оплата телефонных переговоров должна производиться в конце каждого месяца. Местная телефонистка настояла на немедленной оплате международного разговора в начале ноября месяца, что и было незамедлительно сделано моей супругой”. Несмотря на это телефоны все еще не подключены. Овезбердыев считает: “Этот случай подтверждает, что министр связи не нашел другую причину, чтобы отключить наши телефоны”.

Подобным притеснениям семья С. Овезбердыева подвержена уже несколько лет. 1 июня посольство США в Туркменистане направило дипломатическую ноту в туркменское министерство иностранных дел с просьбой о содействии в разрешении сложившейся ситуации. До сих пор какого-либо ответа на диппослание не получено. Сотрудники посольства продолжают наблюдать за ситуацией.

Кроме Овезбердыева, различным притеснениям подвержены и другие граждане. Наш наблюдатель беседовал с матерью одного из диссидентов. Вот что она сказала:”Почему то у нас в стране родственников инакомыслящих считают “донук”- врагами, их преследуют и запугивают. В крайнем случае выдумывают различные причины, чтобы отрезать нас от внешнего мира, такие как: беспричинные отключения телефонов, увольнения с работы, запрет на выезд из страны, периодические вызовы в полицию перед большими праздниками или при очередной чистке”.

Во время рассмотрения уголовных дел бывших вице-премьера правительства Е. Гурбанмурадова, руководителя аппарата президента Р. Сапарова, председателя государственного концерна «Туркменнефть» С. Валиева, председателя торговой корпорации «Туркменнефтегаз» И. Чарыева и других высокопоставленных чиновников более тысячи человек прошли через вызовы в органы, допросы, запугивания, угрозы и унижения. ТХФ уточнил кого в первую очередь подвергали различным преследованиям во время кампании по чистке. Во-первых, родственников и коллег попавшего в опалу чиновника. Во-вторых, помилованных ранее лиц, которые находятся под постоянным контролем полиции. В-третьих, потенциально опасных режиму лиц - родственников диссидентов, инакомыслящих, правозащитников.

Родственник диссидента А. “Как только начинается очередная чистка меня постоянно вызывают спецслужбы. В этот раз нас было человек 40, люди сидели даже на полу, стояли на улице. Некоторые, наученные горьким опытом, на всякий случай пришли с женами, детьми. Держали нас до 23.30. Полицейские зверствуют по страшному. При мне в кабинет завели молодую симпатичную туркменку. Дверь почему-то заперли на ключ. Через 40 минут она вышла вся в слезах, оправляет одежду и прячет глаза. Следом за ней вышел взъерошенный следователь в рубашке навыпуск. Люди стали отворачиваться и делать вид что ничего не поняли.”

Рассказывает диссидент Х. “В июле к моим родственникам пришли двое сотрудников МНБ. Несмотря на то, что их паспорта давно уже изъяты властями, сотрудники МНБ потребовали с них документы. Пришлось вновь, в который раз, объяснять что документы изъяты властями. Сотрудники оставили повестку на всех совершеннолетних с предписанием явиться в МНБ. В назначенное время мои родственники пошли в указанный кабинет, ответили на вопросы. С них взяли подписку о невыезде. Через три дня опять звонок, теперь уже из прокуратуры. Несмотря на пояснения, что люди уже были по повестке в МНБ, им ответили:” Все равно приходите!” В прокуратуре все повторилось, там также взяли подписку о невыезде. За последнее время с моих родственников уже седьмой раз берут подписку о невыезде. Как они могут куда-то уехать, если паспорта у них отобрали?”

Другой очевидец был вынужден ходить сначала на допросы в прокуратуру, а затем в районную полицию. Когда он обратил внимание на то, что уже был в прокуратуре, то полицейские ответили:”А у нас не отмечено, поэтому явка обязательна”.

Еще одно сообщение касается предстоящего помилования. Двое очевидцев, побывавших на допросах, передали слова следователя:”У нас разнарядка: после осеннего помилования каждый следователь должен посадить 15 человек”.

Отец одного из помилованных рассказал.”Моего сына несколько лет назад осудили по сфабрикованному делу. Поскольку мы били в тревогу, указывали на явную сфабрикованность, обивали всевозможные пороги, нам удалось добиться его освобождения, так сказать “помилования”. Но сына все равно не оставляют в покое: его постоянно принуждают явиться в полицию, причем документы официально не оформляются. Полицейские запугивают его и не скрывают намерения вновь посадить“.

Мы попоросили прокомментировать ситуацию работника Азатлыкского районного отделения полиции, пожелавшего сохранить анонимность:”Мне например, после помилования необходимо выполнить план по поимке 14 преступников. Где я их возьму? Вот мы и трясем бывших осужденных и неугодных режиму.”

При этом Главная прокуратура Туркменистана – орган, обязанный проводить надзор за законностью задержания, следственных действий, допросов, содержания под стражей и исполнения наказания в настоящее время превратился в репрессивную машину. Судебные же процессы лишены прозрачности и подотчетности, нет независимой судебной власти.

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека.

Последние новости

Состояние здоровья политзаключенного из Каракалпакстана Саадатдина Реймова вызывает серьезную озабоченность
Состояние здоровья политзаключенного из Каракалпакстана Саадатдина Реймова вызывает серьезную...
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим/Türkmen migrantlaryň merhumlar üçin sadakasy.
Садака туркменских мигрантов в Турции по усопшим/Türkmen migrantlaryň merhumlar üçin sadakasy.
Закончился срок ссылки политзаключенного Гулгелди Аннаниязова
Закончился срок ссылки политзаключенного Гулгелди Аннаниязова
Tуркмены:тяжелое бремя медицины./Import enjamlaryň gowylygy u/n hassa gynalman jan berdi-J. Durdyeva
Tуркмены:тяжелое бремя медицины./Import enjamlaryň gowylygy u/n hassa gynalman jan berdi-J. Durdyeva