Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Система образования упорно сопротивляется реформам.

Система образования упорно сопротивляется реформам.

Новый руководитель Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов создал себе имидж осторожного реформатора – главным образом благодаря обещанию поднять уровень системы образования в этой центральноазиатской стране.

Однако первые шаги на пути к формированию новой культуры обучения в Туркменистане не принесли видимых сдвигов в образовательной сфере, сообщают наблюдатели в Ашхабаде.

В подходе к наследию своего предшественника, Сапармурата Ниязова, Бердымухаммедов придерживается осторожного курса. С одной стороны, он дал понять, что в ближайшем времени культ личности Ниязова демонтировать никто не собирается. С другой стороны, Бердымухаммедов неоднократно говорил о необходимости отмены некоторые самых губительных аспектов ниязовского правления, направленного на подавление всего интеллектуального. Например, в свой первый приезд в Соединенные Штаты в сентябре одним из главных приоритетов визита Бердымухаммедов сделал установление контактов, призванных помочь в возрождении системы образования Туркменистана.

Одержав в феврале победу на внеочередных президентских выборах, Бердымухаммедов вскоре своим указом вновь ввел десятилетнее среднее образование вместо девяти лет, как это было при Ниязове. Он также восстановил пятилетнее обучение в вузах, явно намереваясь сломать установленную своим предшественником систему двухгодичного курса обучения с двухгодичной обязательной практикой на производстве.

Несмотря на подобные шаги, наблюдатели сообщают, что качество образования в Туркменистане не сильно изменилось. «Сейчас мы стоим на пороге гуманитарной катастрофы, в плане образования »выбито« целое поколение молодых людей, — рассказал EurasiaNet преподаватель вуза, попросивший не называть его имени. — Ведь многие годы велась целенаправленная политика по ликвидации образовательной сферы. И восстановить это будет очень непросто».

Другой житель Ашхабада, отрекомендовавшийся активистом одной из общественных организаций, считает, что изоляционистская политика Ниязова уже нанесла огромный ущерб. Многие молодые люди, особенно живущие за пределами столицы, не имеют самых элементарных навыков работы на компьютере и, таким образом, не готовы к требованиям XXI века. «К сожалению, прежняя система образования пережила самого Ниязова, она действует до сих пор и уже привела к »созданию изолированного, невежественного народа«», — считает он.

По сведениям, полученным от источника в Туркменском государственном университете, введенная Ниязовым программа обучения используется до сих пор. Это означает, что одним из главных учебных пособий для всех студентов осталась «Рухнама» — духовное руководство для туркменского народа, приписываемая перу самого Ниязова.

«У нас нет на то никакого распоряжения Министерства образования, нет программы и когда будет — неизвестно, пока все действует по прежней схеме», — сообщила нам сотрудница университета.

Для многих родителей, обучавшихся при советской системе, ценность туркменского диплома о высшем образовании довольно спорна. Мать 22-летней девушки из Ашхабада лишь отчасти сокрушается по поводу того, что ее дочь не поступила в вуз. «Стоит ли сейчас учиться в наших вузах, какое там образование? Я сама закончила факультет русской филологии еще при Союзе, вот тогда было образование!» — считает она. У желающих получить высшее образование сравнительно мало возможностей поступить в университеты и институты. Зачастую определяющим фактором при приеме становятся отнюдь не знания. По имеющимся данным, главную роль здесь играет взятка. По словам некоторых родителей, поступить на юридический факультет Туркменского госуниверситета стоит 17 тыс. долларов, а в медицинский институт — 15 тыс. долларов.

«В этом году моя дочь не поступила в медицинский институт, хотя весь год она усиленно занималась с репетиторами, потому что я не дал взятку. После того, как она »провалилась« здесь, мы поехали в Москву, и там она поступила в московский медицинский! Я думаю, что те деньги, которые просили здесь за ее поступление, покроют наши расходы на весь период учебы в России», — говорит отец одной из абитуриенток.

По словам вчерашних выпускников, существовавшие при Ниязове требования об отработке на предприятии остаются в силе, несмотря на указание Бердымухаммедова. По этой системе выпускники должны отработать диплом на определенном государственном предприятии или в учреждении. Однако по причине застоя в экономике (в неэнергетических секторах) государственные учреждения не склонны предоставлять работу студентам, желающим выполнить это требование для завершения своего образования. А без справки об отработке двухгодичной трудовой практики студентам не выдают диплома о высшем образовании.

«Я окончила университет в 1999 году и до сих пор не могу получить диплом о высшем образовании. Ситуация смешная, — говорит одна жительница Ашхабада. — Таких, дипломированных без диплома, в нашей группе из пятьдесяи шести выпускников — сорок человек!»

EurasiaNet

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.