Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Молчание - золото.

Молчание - золото.

На первый взгляд кажется странным, что население целой страны терпит унижения от своих же властей, но не проявляет при этом никаких эмоций и признаков недовольства. Бьют тревогу международные правозащитные организации, ООН и Европарламент принимают резолюции по поводу тотальных нарушений прав человека в стране, зарубежные СМИ шокируют своих читателей и зрителей безграничной и безрассудной властью туркменского диктатора. И только сами туркмены молчат...

Молчат, когда тысячами их увольняют с работы, оставляя на произвол судьбы, молчат, когда их тысячами лишают пенсий и пособий, т.е. практически лишают права на жизнь, молчат, когда из их детей делают зомби, которые ничего не знают, кроме любви к великому президенту и его Рухнаме.

Старшее поколение нынешних туркменистанцев знало только один способ защиты своих прав — жалоба в ЦК КПСС или, как говорили в народе, «в Москву». В советское время это было действенно. Местные чиновники и руководители различных организаций больше всего боялись комиссий из Москвы.

Переход от советского социализма к нынешней политической ситуации в Туркменистане произошел довольно быстро, даже для жизни одного поколения людей. Страна еще только готовится отметить 15-летие своей независимости. Причем из этих лет можно отнять половину — девяностые годы — когда население страны испытывало эйфорию от обретения государственности и независимости и, естественно, в ожидании лучшей жизни не критиковало власти. В то время население еще имело право высказываться, но вера в «светлое будущее», надежда на то, что власти смогут реализовать огромный потенциал нового государства (довольно высокообразованное население плюс природные богатства) привели к тому, что, промолчав тогда, граждане вообще потеряли «право голоса». Время ушло — гайки были закручены. И дальше молчать пришлось уже ради собственной безопасности.

Сейчас «Москвы» нет. Москва-то, конечно, есть, но ее меньше всего интересуют права жителей суверенного Туркменистана, пусть даже некоторые из них и являются гражданами России. Надежды жителей страны «Золотого века» на международные организации так же не оправдались, после ряда резолюций, ООН предпочитает не муссировать больше тему Туркменистана. Хотя справедливости ради необходимо отметить, что в решении проблем защиты прав отдельных туркменистанцев, заслуги международных организаций есть.

Но ситуацию в целом, т.е. решение проблемы массовых нарушений прав человека со стороны туркменских властей международные организации решить, конечно, не могут, да и не обязаны. Это должны делать сами жители страны, руководимые политической оппозицией. Но вот взаимоотношений населения с оппозицией, как-то не сложились. Т.е. население к ним не апеллирует. И не только потому, что вся туркменская оппозиция находится за пределами страны. Возможно, причина в том, что практически все лидеры оппозиции вышли не из народа, а из нынешней власти. И оппозиционерами они стали уже после отстранения их от власти, и после того, как они оказались за рубежами отечества. Близких связей с населением они не имели в бытность свою министрами, и тем более, не имеют ее сейчас. Это ни в коем случае не обвинение нынешней оппозиции. Пусть и с опозданием, но они поняли, какую власть они породили. И сейчас пытаются с ней бороться. Как умеют.

Неудачная попытка покушения на президента, имевшая место 25 ноября 2002 года, лишний раз продемонстрировала отсутствие связи оппозиционеров с населением. Исполнители акции, подобранные на скорую руку из тех, кто оказался под рукой, реально не могли выполнить поставленной задачи. Я с большим уважением отношусь к этим людям. С некоторыми из них мне довелось сидеть в следственном изоляторе Министерства Национальной Безопасности (МНБ), и я знаю, что все они вполне осознано шли на это, и понимали, чем рискуют. Тем не менее, их нельзя назвать командой. Многие из них даже не были знакомы друг с другом. И говорить о возможности привлечения ими, хотя бы небольшой части населения для организации акций неповиновения властям, было бы наивно.

С тех пор прошло уже три с лишним года, и те из оппозиционеров, кто избежал участи быть арестованным туркменскими спецслужбами, сейчас проживают в европейских странах. Но, проведя ряд встреч, ближе познакомившись друг с другом, они и сейчас не стали командой. Той командой, которую ждет безмолвствующее население Туркменистана. И ничего удивительного в этом нет. Собственно политическая оппозиция соседних Узбекистана, Таджикистана и Казахстана так же не едина. Причины конечно и в амбициях, и в различных политических взглядах. Правда, есть разделение и еще по одному критерию. Та часть представителей туркменской оппозиции, которые видимо в детстве не наигрались в докторов, продавцов, милиционеров и т.д. сейчас назначив друг друга министрами, хякимами (главы регионов), парламентариями, с очень серьезным видом играют в «политику». Именно из-за этой «серьезности» их нельзя воспринимать как серьезную силу. Те же, кто не «понарошку», а реально успел побыть в шкуре министра, прекрасно понимают, что сейчас есть более серьезные дела, например, начать работу внутри страны, а не тратить время и нервы на создание какого-то там «правительства в изгнании».

В то же время, в некоторых своих шагах, «серьезная» оппозиция, мало, чем отличается от «детской». В частности принятое ими 1 мая обращение к туркменскому народу, наверное, лучше было бы вообще не публиковать. В нем не только нет никаких конкретных призывов и предложений к населению, но ему (народу) фактически предлагается самому «делать выводы». В частности, отвечая на вопрос «Немецкой волны»: — А что конкретно Союз демократических сил понимает под неподчинением Сапармурата Ниязова? Один из лидеров оппозиции отвечает: Не сотрудничать с режимом Ниязова, не оставаться молчаливыми при виде ежедневных преступлений режима... Несмотря ни на что, надо находить пути для этой борьбы.

Тому самому народу, который ждет, что оппозиция наконец-то объединится и принесет свободу Туркменистану, не предлагается никаких конкретных действий. Наоборот, туркменистанцам предлагается самим «находить пути для борьбы». Означает ли это, что нынешняя оппозиция признает этим свою некомпетентность и просит народ «родить» новую оппозицию или это элементарная небрежность в подготовке обращения (которая, кстати, тоже не лучшим образом характеризует лидеров оппозиции), не совсем понятно. Зато понятно, что туркменистанцам и дальше придется молчать, потому что оппозиция еще не созрела до «Москвы», куда можно было бы послать жалобу.

А молчание народа — это действительно золото для туркменского диктатора, то самое золото, из которого сколочен «Золотой век».

Довран Кияс (Ашгабад).

Журнал Оазис

Последние новости

ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...
Демарш туркменского дипломата в МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.
Демарш туркменского дипломата в МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.
Срочно
СРОЧНО! Сообщение из Бухары.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и выдвинутые обвинения.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и...