Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Туркменская зачистка.

Туркменская зачистка.

Термин «НПО — неправительственные организации» всегда звучал в Туркменистане как крамола. «Неправительственные» — значит «антиправительственные». А это уже попахивает и «антигосударственными» и по сему все чиновники всегда старались избегать его, заменяя на «Общественные объединения», что выглядит вполне лояльно...

Ныне пространство, в котором обычно водятся НПО, в Туркменистане зачищено полностью. Но так было далеко не всегда, хотя самодеятельным и независимым (насколько это возможно было в Туркменистане) группам и организациям всегда с трудом удавалось балансировать на грани лояльности государству и попытками заниматься своим делом. И им всегда было трудно выживать и работать рядом с такими монстрами как «Союз ветеранов имени героя Туркменистана Атамурата Ниязова» (отца президента Ниязова), Союзом женщин Туркменистана имени героя Туркменистана Гурбансолтан-эдже» (матери президента Ниязова), «Союзом молодежи имени Махтумкули (народный поэт Туркменистана) и так далее. Все дело а том, что чтобы пробиться через процедуру регистрации (до 2004 года) и занять свою нишу, нужно было доказать властям, что направления твоей деятельности некоторым образом отличаются от направлений деятельности организаций имени перечисленных героев Туркменистана и других им подобных, которые имеют государственную поддержку (пусть даже в силу славных имен в своих названиях).

И до 2004 года плодились малочисленные, но активные, не всегда добегавшие до финишной черты официальной регистрации (просто часто кончались сроки гранта), группы и клубы. То образовательные, то экологические, спортивные, рукодельческие и народного промысла, по изучению иностранных языков и даже женщин-журналистов.

По сравнению с другими странами Центральной Азии все их успехи выглядели довольно скромно, но большинство из них заслуживают огромного уважения (пусть иногда и создавались для «проедания» грантов), ибо работали они в условиях жесточайшего патернализма. И это все при том, что в Туркменистане никогда не работали сколько-нибудь серьезные фонды и программы по поддержке НПО, и более шире — гражданского общества. Исключение составляли давно окончившие свою деятельность экологические программы и деятельность американской организации Counterpart Consortium, который никогда не имел дело и не финансировал «неправильные» с точки зрения властей организации и группы.

Но потом настал 2004 год, когда в Грузии и в Украине, где НПО заявили о себе, как о серьезной силе в обществе, в Туркменистане принимают новый закон, регулирующий деятельность «общественных объединений». Отличительной особенностью этого закона стала даже не норма, гласящая о том, что разрешение на регистрацию, кроме собственно министерства адолат (справедливости — бывшее министерство юстиции), должно давать и другое «профильное» министерство, которое и курирует ту или иную отрасль. Но ссылка на уголовный кодекс Туркменистана, в который тут же ввели статью об уголовном наказании за «незаконное занятие общественной деятельностью». Еще до вступления закона в силу, указами министра справедливости были закрыты практически все НПО (не путать с организациями имени мамы и папы президента), имеющие регистрацию. А затем сотрудники министерства справедливости по ночам обходили членов НПО и активистов и требовали от них подписи о том, что они ознакомлены с уголовной ответственностью за свою «незаконную деятельность».

Немногим позже была объявлена перерегистрация всех «общественных объединений». Как можно догадаться, эту перерегистрацию без труда прошли организации имени героев Туркменистана из семьи Ниязовых, имени народного поэта и еще несколько других, также стоящих на государственном кормлении. А также многочисленные региональные филиалы этих организаций, которые и составляют красу и гордость туркменских властей. Еще бы — по всей стране их около 180! И большинство из них — это филиалы трех-пяти общегосударственных организаций. И невдомек властям, что в менее населенном Кыргызстане НПО на два порядка (!) больше.

Из членов закрытых НПО мало кто хотел получать до 3-х лет туркменского зиндана за «незаконную общественную деятельность». Кто-то просто уехал в далекое и ближнее зарубежье, кто-то сменил принципы и пошел на государственную службу, кто-то подрабатывает экспертом или советником в бизнесе, кто-то вообще выпал из круга общения бывших общественников. Но на этом этапе развития одного из сегментов гражданского общества в Туркменистане можно поставить точку. А, учитывая то, что в этой дивной стране нет независимых профсоюзов (даже нет закона о профсоюзах, власти помнят уроки классовой борьбы), все СМИ учреждены и принадлежат лично президенту Туркменистана, а все НПО носят или имена его родителей или былинных героев, жирную точку можно поставить и на развитии гражданского общества в целом.

Прошел год. И в 2005 году власти тихо отменили уголовное наказание за «незаконную общественную деятельность». И это вызвало восторг у дипломатов иностранных посольств и ОБСЕ. Но слезы эти были крокодиловыми. Ибо от НПО за прошедший год отвернулись и они сами. Активистов перестали звать на встречи, приостановились все грантовые программы, их лишили моральной поддержки, о них просто старались не вспоминать и не замечать. И отмена уголовного наказания за общественную деятельность через год после принятия того самого закона показала, как мало желающих играть в эти игры и с властями и с дипломатами.

Вот и происходит то, что должно произойти. Власти плодят филиалы «общественных объединений» имени героев Туркменистана и национальных героев, а посольства и прочие доноры делают вид, что довольны таким приплодом и ... начали их спонсировать! И офис ОБСЕ в Ашгабате и посольства западных стран и Counterpart Consortium с упорством достойного лучшего применения финансируют деятельность по идеологическому обслуживанию туркменского режима и культа личности президента Ниязова, так как их реципиенты ничем другим заниматься не хотят, да и не могут.

Но свято место пусто не бывает. Уже то тут то там в Туркменистане появляются листовки протестного, религиозного содержания. Появляется новая сила, может быть несколько сил. И эти силы не будут такими бесхребетными оппонентами, как интеллигентствующие члены НПО. Но это уже совсем другая история.

Мурад Айтаков (Ашгабат).

Журнал "Оазис"

Последние новости

20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с родными.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с...
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
 Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?
Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?