Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

О ситуации в женской колонии, увольнениях по этническому признаку, хлопке...

О ситуации в женской колонии, увольнениях по этническому признаку, хлопке...

Мониторинг ситуации в женской колонии

6 октября текущего года президент Туркменистана С.Ниязов провел в столичном Дворце «Мекан» крупное хозяйственное совещание, в ходе которого он напомнил о предстоящей ежегодной амнистии, заявив, что отпустит на свободу 8 145 заключенных из отбывающих "в настоящее время наказание в тюрьмах и колониях 12 тысяч 282 человека".

Всего три месяца назад, 13 августа, на заседании в Балканабате из уст С.Ниязова прозвучало: «Наша цель не сажать. Напротив, в ближайшее время 8 тысяч из 14 тысяч сидящих в тюрьмах мы освободим по амнистии. Тех, кто раскаялся и встал на путь исправления».

На первый взгляд не совсем понятно для чего нужно это жонглирование цифрами, и сам собой напрашивается вопрос, а куда делись две тысячи заключенных всего за три месяца?

Но объяснение, пожалуй, все-таки есть.

В июне на расширенном заседании Кабинета Министров президент сделал громкое заявление по поводу грядущей амнистии, пообещав, в частности, превратить обычную акцию помилования в некое историческое событие, поражающее своими грандиозностью и масштабностью.

А так как обещание следует чем-нибудь подкрепить, дабы не быть голословным, и чтобы все-таки соблюсти относительную масштабность, то пришлось четырнадцать тысяч заключенных «сократить» до двенадцати тысяч. Обещанная «масштабность» создается не только за счет возможного завышения количества амнистируемых, но и за счет занижения реального числа заключенных, поскольку данные о количестве заключенных, которыми оперирует президент, не соответствуют истинному положению дел.

Судя по женской колонии ДЗ-К/8, скорее всего даже первая названная цифра – 14 000 тысяч не соответствует истине, поскольку осужденных заметно больше чем в прошлом году.

Вот как обстояли дела на сентябрь сего года.

Количество заключенных женщин на 50 человек больше, чем в прошлом году (2004 год – 1900 женщин, 2005 год – 1950 женщин). На сто человек больше осужденных на строгий режим (2004 г. – 300 человек, 2005 г. – 400 человек) - эта категория лиц не подлежит амнистированию.

Спальных мест в колонии не хватает – многим заключенным приходится ночевать под открытым небом вплоть до амнистии или спать в узких проходах между кроватями в бараке. Некоторые же за взятку переселяются в морг – и это не шутка.

Об увеличении количества заключенных в этой колонии, можно судить и по увеличению количества родственников, приезжающих навестить заключенных. Территория возле колонии напоминает стоянку цыганского табора: в гуще дорожной пыли и мусора, кто на собственных вещах и продуктах, кто на голой земле располагаются приехавшие навестить своих родных многочисленные семьи, которые сменяют друг друга ежедневно. На протяжении нескольких часов, а порой и целых суток своей очереди на разрешение свидания здесь дожидаются от 6 до 12-15 семей ежедневно. Возможно поэтому, чтобы начальство, обычно въезжающее с центрального входа, не видело неубывающий поток людей, посетители выгоняются за пределы колонии.

В 2004 году максимальное количество приезжающих составляло не более 7-8 семей в день.

Комнат для свиданий заключенных с родственниками всего 5 (площадь 2 из них составляет около 3 м², а остальные по 2,5 м²). Так как этого количества явно не хватает для приезжающих посетителей, семьями заселяют кухню, подсобное помещение и небольшой проход, который находится в непосредственной близости от уборной – люди здесь спят прямо на полу. Иногда в одну комнату персонал колонии, отвечающий за процедуру свиданий, заселяет по две семьи сразу. Возмущение в таких случаях отклика не находит – или плати или терпи.

В прошлом году заселение двумя семьями одной комнаты не практиковалось.

Количество времени часовых (разрешается 1 раз в месяц) и суточных (разрешается 1 раз в два месяца) свиданий не соблюдается ни в том, ни в другом случае. Часовое свидание может быть сокращено до 20-30 минут, а суточное свидание таковым только называется, поскольку на деле, во сколько бы посетителя не запустили (раньше 12 часов дня это точно не происходит), помещение он должен освободить в 8:30-9 часов утра. Тюремный персонал, отказываясь от платы за продление свидания, объясняет это слишком большим количеством посетителей.

Ранее за взятку в 150 000-200 000 манат ($6-$8) семье можно было остаться до 12:00-13:00 часов дня.

Как «делается» дискриминация

Заведующая детским садом №25 г. Дашогуз Джерен Дурдыева за короткое время успела «избавится» от 6 из 8 работавших в этом учреждении женщин-узбечек.

Делается это, как и во многих подобных учреждениях, в завуалированной форме. Под предлогом необходимости сокращения издержек, заведующая сокращает время работы (ставки) определенного работника, например с 0,75 до 0,25 ставки. Соответственно, резко снижается и зарплата работника, до 300 000 манат ($13) в месяц. Но это еще не все, 0,25 ставки – это 2 часа в день, и эти 2 часа разбиваются так, что работник должен отработать один час утром, а второй час во второй половине дня. Т.е. работник должен дважды в день приезжать и уезжать с работы, это притом, что заработанных таким образом денег, едва хватает на оплату городского транспорта. В такой ситуации, работник сам вынужден, бывает написать заявление об увольнении по собственному желанию.

По «странному» совпадению, все уволенные таким или подобным образом работницы этого детского сада оказались лицами узбекской национальности. Кстати, за это же время в это детский сад были приняты 5 новых работников, все они туркменки.

Во исполнение закона

В этом году в Туркменистане нарушен привычный ход уборки урожая хлопка. До сих пор, обычной рабочей силой, собиравшей почти весь хлопок, были учащиеся школ. Однако, в соответствии с принятым 1 февраля текущего года законом «О гарантиях права молодежи на труд», привлечение детей к сельскохозяйственным работам было запрещено.

За исполнением данного закона строго следят правоохранительные структуры страны. В частности, полиция проверяет весь транспорт, который везет людей на хлопковые поля. Если в салоне автобуса, обнаруживается подросток, которого родители вместо себя послали на уборку хлопка, то его выводят из машины и отправляют домой.

По утверждению очевидцев, хлопка в этом году много, по крайней мере, больше чем было в прошлом. Однако убирать его не успевают, не хватает рабочих (а точнее, детских) рук. Учителя во время учебы так же были освобождены от хлопка, но вместо себя должны были послать, кого нибудь. Кроме того, недавно со всех работников школ собрали по 150 000 манат «на хлопок» (столько же с них собрали летом, тогда «на пшеницу»). Очевидно, это делается для приобретения недостающего урожая за пределами страны, в частности закупается хлопок в соседнем Узбекистане.

Стало известно, что с 23-го октября, когда в школах Туркменистана начинаются осенние каникулы, 1500 учителей Дашогузского велаята, должны будут отправиться на уборку хлопка. Спасут ли учителя удручающую ситуацию с уборкой урожая, о которой говорил президент С.Ниязов, неизвестно, но это последний резерв в командно-административной системе хозяйствования Туркменистана.

По утверждению сельчан, 15 000 медицинских работников, которые были уволены по сокращению штатов несколько лет назад, так же оказывали существенную помощь в уборке хлопка, но теперь их тоже нет. Это, конечно, звучит смешно, но таково было реальное положение дел, когда медики по нескольку месяцев, вместо лечения людей, собирали хлопок.

Причина плачевной ситуации в хлопководстве страны в том, что бесконечные реформы направлены не на повышение заинтересованности крестьян в увеличении урожаев, а на усиление административного контроля над крестьянами. С непродуманностью реформ связано и то, что приобретенные за большие деньги сотни американских комбайнов «Jon Deer», в большинстве своем простаивают, и вся надежда только на привычный ручной сбор хлопка. Неудивительно, что за все время независимости, в Туркменистане практически ни разу не смогли собрать запланированного урожая хлопка.

Да, не вписывается принятый закон «О гарантиях права молодежи на труд» в реалии туркменской жизни.

Поборы с учеников переходят в категорию бизнеса

В школах поселка Фараб (Лебапский велаят), впрочем, как и в школах других регионов Туркменистана, администрация, под различными предлогами с первых дней учебного года вынуждают учеников, в том числе и первоклассников, платить деньги. Поводы могут быть разные. Например, уборщицу отправили собирать хлопок, вместо нее классы будет убирать другая женщина, надо собрать для нее по 5000 манат. Нужно сдать деньги на подписку на газеты и журналы, тоже по 5000 манат, в том числе и малышам, которые еще только учатся читать и писать. С учеников собирают деньги и для ремонта системы отопления в школе, и для приобретения бочков для питьевой воды и т.д.

Предприимчивые учителя, в такой ситуации тоже извлекают пользу в виде дополнительного заработка. С учетом того, что по нынешним правилам, все девочки в классе должны носить одинаковые платья из одной и той же ткани и одного цвета, эту ткань выбирает классный руководитель. Где приобрести национальный вышитый воротник (смотри фото) к платью, так же решает классный руководитель. Естественно, все это приобретается у продавцов, которые находятся с учителем в «деловых» отношениях. Т.е. каждый продавец оплачивает учителю, его долю с полученной прибыли. Необходимо отметить, что с наступлением зимнего сезона, ученицы должны приобрести «зимнюю форму», опять же по вышеописанной схеме.

Есть отдельные примеры, когда учителя торгуют в своих классах пирожками с капустой, заставляют учеников покупать их по 2000 манат за штуку.

Впрочем, и учителей можно понять, ТИ уже писала (#136,14.09.2005), что их заставляют за свои деньги нанимать вместо себя людей для уборки урожая хлопка. Существуют и другие поборы с учителей, например при приезде различных комиссий из Ашхабада, или при сдаче регулярных экзаменов по Рухнама.

Родители учащихся стараются не портить отношений с учителями, и, по возможности, оплачивают все, что требуют в школе. Для детей же, эти незаконные поборы кажутся чем-то обычным, нормой жизни. Скорее всего, когда они вырастут, будут заниматься тем же – если повезет, будут брать, а если нет, то отдавать. Других правил и законов они не знают.

Туркменская правозащитная инициатива.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.