Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Первые признаки либерализации?

Первые признаки либерализации?

По еще неподтвержденным сообщениям, туркменские власти инициировали ряд преобразований в системе тюрем и в осуществлении контроля над передвижением населения. Эксперты отмечают в связи с этим, что система управления, замыкавшаяся на туркменском диктаторе, уже дает трещину, и что постепенный крен в сторону демократических реформ неизбежен.

С прошлой недели сообщения из Туркменистана начали удивлять многих. 31 января прямо в зале Дашогузского суда из-под стражи был условно освобожден арестованный полтора месяца назад эколог Андрей Затока. Днем позже поступили неофициальные сведения о том, что власти освободили бывшего вице-премьер-министра Еллы Курбанмурадова и перевели его под домашний арест.

По другому сообщению - от «Немецкой волны», - власти якобы начали демонтировать тюрьму Овадан-депе, а ее политических заключенных перевели в другие тюрьмы, с тем, чтобы пересмотреть их дела и облегчить многим наказания.

Слухи о том, что власть в отношении заключенных намеревается предпринять какие-то шаги, уже распространились и в местах заключения. Родственница одного из политических осужденных рассказала NBCA, что ее находящийся в тюрьме муж сказал ей на свидании, что она приезжает к нему в последний раз и что скоро грядет освобождение.

В то же время источники NBCA со ссылкой на сотрудников миграционной службы сообщили о том, что вскоре ожидается отмена спецслужбами «черных списков», содержащих около 30 тысяч имен невыездных, «неблагонадежных» туркменистанцев, а значит, контроль за их передвижением по стране будет ослаблен и, предположительно, им будет позволено выезжать за рубеж.

Если поступающая в последние дни информация получит подтверждение, то можно считать, что новое руководство Туркменистана начало делать первые шаги в сторону либерализации, считают комментаторы NBCA.

По их мнению, такие шаги со стороны власти объяснимы на фоне предвыборной ситуации, а также из-за возрастающего давления международного сообщества, которое считает, что новой власти Туркменистана следует кардинально изменить многое из того, что было при покойном Сапармурате Ниязове.

Вдобавок свою роль играет и то, что при Ниязове была создана уникальная система власти, где все замыкалось на одном человеке. Марс Сариев, эксперт NBCA по Туркменистану, считает, что cо cмертью Ниязова «все начинает распадаться, и его окружение просто не сможет удержать эту систему силовыми методами, они будут вынуждены пойти на постепенные демократические реформы».

«Такие шаги логичны и неизбежны, мне кажется, что власть постепенно отпускает вожжи и будет выпускать [из тюрем] лиц, которые не особо опасны», - считает эксперт NBCA по Туркменистану Марс Сариев.

По словам лидера Туркменского Хельсинского фонда Таджигуль Бегмедовой, если все это верно, то это «своеобразный компромисс».

«Набралось слишком много свидетельств серьезных нарушений прав человека в местах лишения свободы и психиатрических лечебницах закрытого типа. Учитывая неослабевающее внимание и призывы международного сообщества допустить в страну Международный Красный Крест, возможно, новая власть остановилась на подобном варианте», - сказала Бегмедова.

(NBCA предоставляет комментарии и анализ широкого круга политических обозревателей со всего региона.)

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.