Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Бумеранг туркменского «правосудия»

logo

Начало преследованиям по признакам родственной принадлежности, землячеству или лояльности к тому или иному человеку в Туркменистане было положено в середине 90-х годов. С целью нагнетения страха среди населения данную практику применяли в комитете национальной безопасности (ныне МНБ) не только к арестованным, заключенным, но и к неугодным режиму лицам, инакомыслящим, журналистам, активистам гражданского общества.

В начале 2002г. сами работники КНБ и члены их семей попали под сильнейшую кампанию чистки. Воспользовавшись событиями 25 ноября 2002г., когда власти объявили о попытке покушения на президента, генеральный прокурор (теперь уже бывшая) Курбанбиби Атаджанова данную практику возвела в неотъемлемую часть полуофициальной государственной политики.

Так сложилось, что в отсутствии в стране прозрачной и независимой законодательной власти, для начала кампании преследований достаточно лишь заявления пожизненного президента С.Ниязова. Подвергать гонениям людей по родственным, земляческим признакам – этот принцип не единожды провозглашался Президентом на заседаниях кабинета министров, на встречах с руководителями высшего эшелона власти. Кстати, населению дают возможность послушать откровения Ниязова в оригинале, в прямом эфире, только один раз, в день заседания (видимо чисто по техническим причинам корректоры не успевают удалить слова, за которые в цивилизованном обществе можно привлечь к суду). Затем редакторы проводят “правку” и в последующих мнгочисленных показах оставляют только намеки.

Последние два года С.Ниязов проводит непрерывные кадровые перестановки, зачастую сопровождаемые увольнением чиновников с обвинением в коррупции и последующим арестом, ссылкой, конфискацией имущества и преследованием членов семьи. Летом 2005г. двое членов правительства – бывший руководитель президентской администрации Р. Сапаров и бывший вице-премьер Е. Гурбанмурадов получили 20 и 25 лет лишения свободы за коррупцию и связь с иностранными разведками. Затем прошли громкие дела ныне бывших председателя государственного концерна «Туркменнефть» С. Валиева, председателя торговой корпорации «Туркменнефтегаз» И.Чарыева, вице-премьера, министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Г. Тачназарова., хякима г.Ашгабада А. Реджепова и др.

Гражданин Туркменистана ПП :”Моя история банальна, я просто имел "несчастье" находиться в близком родстве с чиновником средней руки, которого во время очередных чисток обвинили в коррупции. Наш народ постоянно слышит по телевидению высказывания президента о том, что природа так уж распорядилась, если отец (читай - брат, сестра, сват, кум и т.д.) преступник, то и сын (отец, брат, сестра, дочь и т.д.) к сожалению преступник. После таких выступлений за решеткой оказались, сыновья Тачназарова, Елдашева (эксзамминистра Туркменгаза), брат Гурбанмурадова, сын Чарыева и многие другие”.

Соседи бывшего начальника Туркменбашинского нефтеперерабатывающего завода Гуйч Эсенова рассказали, как власти насильно выгоняли членов его семьи из их собственного дома:”Нам это напомнило фильм “Список Шиндлера”. Несколько прокурорских работников бесцеремонно выставили пожилую мать, жену и детей на улицу, солдаты таскали баулы с вещами, мебель, ковры, технику. Дети плакали, девушки тряслись от шока, женщины проклинали власть. А молодые циничные прокурорские работники подходили к женщинам и шипели им на ухо, чтобы они не поднимали шума, угрожали расправой над Гуйч Эсеновым и его детьми”.

Большую изобретательность в деле гонений на родственников попавших в немилость людей показала Курбанбиби Атаджанова. Под ее непосредственным руководством десятки тысяч невинных людей лишились свободы, не говоря уже о незаконных изътиях собственности, имущества, требований откупа и др. Данная порочная система опутала все государство, в том числе и внутри туркменской прокуратуры, полиции, МНБ. Несколько лет назад бывший работник правоохранительных структур АА пострадал только из-за того, что вовремя не понял, чего хотела от него Атаджанова, когда похвалила его дачу. Оказалось она в такую сумму оценила взятку, которую ей должен был принести чиновник, чтобы остаться на своей должности. Через определенное время принципиальный сотрудник и его близкие подверглись гонениям.

По рассказу другого сотрудника, “первоначальная ставка прокурорши за любую просьбу - принять на работу, повысить в должности, освободить из тюрьмы, прекратить преследования, убрать из списка “невыездных” и др. составляла 50.000 американских долларов. Затем эта ставка стала расти и достигла 300.000. С крупных чиновников и со своих служащих она требовала систематических “вливаний”. В зарубежных СМИ периодически появляются ссылки, что Атаджанова неким образом замешана в наркоторговле, а среди населения постоянно муссируются слухи о якобы причастности членов ее семьи к наркобизнесу, но никакого официального расследования в отношении Атаджановой до сих пор начато не было. В ее правление очень “хлебными” стали дни перед амнистией. Мздоимство и взяточничество составили основной принцип при составлении списков амнистированных. Но поскольку амнистия в Туркменистане проходит только раз в году, то гениальный ум прокурорши придумал прибыльную, и в то же врамя очень актуальную в эти дни борьбу с коррупцией, однако “по-Атаджановски”.

После громких и скандальных расследований дел Р. Сапарова, Е. Гурбанмурадова, С. Валиева и Т. Нурыева нам пришло несколько сообщений о том, что в связи с этими делами по туркменскому телевидению показывали одни и те же автомобили, одни и те же особняки, но собственниками назывались, каждый раз разные владельцы в зависимости от того чье дело расскручивалось.

На днях мы смогли получить достоверную информацию, как на самом деле туркменские правоохранительные власти ведут борьбу с коррупцией. Эту информацию независимо друг от друга нам передали бывший работник спецслужб, и родственник человека, пострадавшего в данных событиях.

Когда расследовалось дело бывшего министра сельского хозяйства Тагандурды Нурыева, то перед обыском в его доме сотрудники генеральной прокуратуры взяли из столичного Музея Ковра несколько ценных старинных ковров и отвезли домой Нурыеву. Затем из Центробанка привезли огромное количество наличных денег, валюты, драгоценностей и также подбросили в дом Нурыева. Очевидцы рассказывают:”По делу Чарыева, Тачназарова и др. следственные органы для видеосъемок предъявляли заранее привезенные деньги из хранилища Центрального банка”.

Странно было видеть изъятые в декабре 2005 года у бывшего премьер-министра правительства Еллы Гурбанмурадова 2,5 миллионов американских долларов и 0,5 миллиона Евро. Часть этих денег якобы была найдена под землей. Многие задавались вопросом, неужели современный премьер-министр, экономист со стажем до такой степени недалек, что закопал свои сбережения, как это делалось в средневековье?

По делу С.Валиева было придумано еще одно ноу-хау. В Небит-Даге во время обыска дома и офиса Валиева были предъявлены десятки дорогих иномарок как, якобы, личная собственность Валиева. Оказалось, ашхабадские и небитдагские бизнесмены - владельцы иномарок, перед этим неожиданно получили повестки с требованием приехать в Небит-Даг и припарковать собственный автомобиль перед зданием офиса Валиева. В конце повестки от руки приписывался номер машины, марка и имя владельца.

Во всех случаях оперативники вели съемку с места события, затем по телевидению несколько дней показывались огромные суммы наличных денег, дорогие иномарки, драгоценности и ковры. Весь этот спектакль был срежиссирован ныне бывшим генеральным прокурором страны Гурбанбиби Атаджановой и активно используется правоохранительными органами.

Высокопоставленный чиновник прокомментировал: “Атаджановой очень нужно было впечатлить Ниязова, показать работоспособность прокуратуры. Для этого были использованы различные, в том числе незаконные методы следствия, допроса и ведения дела. Грубо, конечно, но сработало”.

Что касается собственников иномарок, то бизнесменам, которые смогли доказать на какие деньги они приобрели автомобиль (читай дать взятку), иномарку вернули. Десятки других иномарок до сих пор находятся в гараже МНБ и прокуратуры: их собственники не стали связываться со спецслужбами, а просто по рекомендации последних “сделали благотворительное пожертвование в помощь правоохранительных структур”.

Бахтияр, начальник управления генпрокуратуры, в приватной беседе с друзьями так объяснил данную ситуацию:” Мы тоже хотим хорошо жить. Сейчас у нас неограниченная власть. Когда мы видим красивую иномарку, мы записываем номер, пробиваем имя владельца, а повод чтобы забрать ее себе - всегда можно найти”.

Вот как воспринимают “реалити-шоу” некоторые простые жители. Предприниматель ПП рассказал: “Когда к нам пришла беда и моего отца во время Нурыевско-Валиевской кампании незаконно осудили, мы были поражены реакцией окружающих. Многие отвернулись от нас, были такие, которых съедало любопытство. Но шокировал другой случай. Когда началось преследование нашей семьи, двор нашей старой дачи кто-то за одну ночь перекопал. Мы обратились в правоохранительные органы и возмутились, что они без хозяев и свидетелей провели обыск. Как выяснилось впоследствии, никакого официального обыска не было. Председатель дачного кооператива, насмотревшись видеозаписей, показываемых по туркменскому телевидению о несметных богатствах туркменских чиновников “проявил личную инициативу и под покровом ночи решил помочь следствию”.

По неподтвержденным данным, на следующий день после отставки генерального прокурора Туркменистана, утром 11 апреля опечатали ее кабинет, а саму Курбанбиби Атаджанову посадили в прокурорскую машину - черный “Мерседес” № 05-01 и увезли в неизвестном направлении. Мерседес за номером № 05-01 в Ашхабаде называют “черный воронок сталинских времен”. Нередко после заседания кабинета министров уволенный госчиновник, обнадеженный заверениями Ниязова, что его не будут арестовывать, спокойно выходит из здания, сотрудники генеральной прокуратуры, улыбаясь, предлагают подвезти, сажают в прокурорский мерседес и увозят в подвал на ул. Межлаука. Так было с Е. Курбанмурадовым, Тачназаровым, а бывшего хякима А.Черкезова увезли на этой машине аж из города Туркменбаши.

Бережно опекаемая туркменской “железной леди” система преследований по родственному признаку в эти дни бумерангом вернулась к одному из ее авторов. По сведениям ашхабадцев, уже начался арест родственников самой Атаджановой. Так, брат ее зятя Мухаммед, предприниматель по кличке “Ален Делон”, был задержан на следующий день после отставки прокурорши. Мухаммед владелец маленького бутика на улице Энгельса (у входа в “Русский базар”), занимался челночным бизнесом, привозил и продавал парфюмерию, очки и костюмы от “Пьер Кардена” сомнительного производства.

Наблюдатели считают, что уволенные 15 апреля 2006г. указом президента (буквально через несколько дней после отставки генерального прокурора) прокуроры Нурыев Аннаораз и Нургельдыев Меретгельды также, помимо всего прочего, стали жертвами практики преследования по признакам землячества (или лояльности) с Курбанбиби Атаджановой.

20 апреля нам сообщили:”После отставки К. Атаджановой туркменскую генеральную прокуратуру парализовало, ни один сотрудник не принимает граждан, многие кабинеты пустуют. Огшуков, назначенный вместо Атаджановой, боится выйти из кабинета. А поток жалоб невинно пострадавших людей вновь хлынул по инстанциям.” Безвинно пострадавшие туркменистанцы надеются – скоро начнется череда разоблачений преступлений бывшего генерального прокурора и тогда, быть может, им удастся отстоять свои права. Они не хотят принять во внимание того, что за последние годы в правоохранителные органы были приняты сотни тысяч работников, воспитанных на “Рухнама” и почитающих вместо Основного Закона - культ личности.

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека 25 апреля 2006 г.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.