Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

HRW. Всемирный доклад. Туркменистан. События 2006 года.

HRW. Всемирный доклад. Туркменистан. События 2006 года.

Туркменистан В 2006 г. Туркменистан оставался одним из самых закрытых и репрессивных государств мира. Власти жестко подавляли любые проявления инакомыслия и фактически изолировали население от внешнего мира. В стране сложился всепроникающий культ личности пожизненного президента С.Ниязова.

Под давлением международного сообщества правительство смягчило притеснения последователей некоторых нетрадиционных религий, освободило несколько человек, необоснованно содержавшихся в местах заключения и психиатрических учреждениях, и позволило одному диссиденту выехать за границу, однако общая ситуация с правами человека в 2006 г. была катастрофической.

Преследования правозащитников и независимых журналистов.

Большинству независимых НПО по-прежнему отказывали в регистрации под различными политически мотивированными предлогами. Стремясь не допустить выхода во внешний мир независимой информации о положении в стране, власти последовательно пытались заставить замолчать журналистов и правозащитников, которые на внештатной основе сотрудничают с иностранными организациями. В марте корреспонденты Радио Свобода Меред Хоммадов и Джамадурды Овезов были арестованы на десять суток по сфабрикованному делу о хулиганстве и освобождены только после того, как дали подписку о несотрудничестве с этой радиостанцией. В марте же аккредитации была лишена корреспондент ИТАР-ТАСС Анна Курбанова, по сведениям - в отместку за ее критические репортажи о пенсионной реформе.

В июне в Ашхабаде были арестованы корреспондент Радио Свобода Огулсапар Мурадова и члены базирующегося в Болгарии Туркменского Хельсинкского фонда Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев. Власти публично обвинили их в "подрывной деятельности" и в "сборе клеветнической информации с целью посеять недовольство среди населения" Органы безопасности также указывали на участие Аманклычева в правозащитных тренингах в Польше и на Украине и на его сотрудничество с британскими и французскими журналистами в освещении вопросов прав человека в Туркменистане. Задержанию подверглись также член ТХФ Елена Овезова и трое взрослых детей Мурадовой, которых освободили через 12 дней без предъявления обвинения.

В августе на закрытом процессе Мурадова, Аманклычев и Хаджиев были осуждены к лишению свободы на сроки от шести до семи лет за незаконное хранение оружия. 14 сентября детям Мурадовой стало известно о ее смерти в изоляторе Министерства национальной безопасности. Они осматривали тело и сообщили родственникам за рубежом о наличии признаков насильственной смерти, хотя по официальной версии смерть наступила "от естественных причин". Впоследствии дети Мурадовой подвергались притеснениям и получали угрозы от сотрудников органов безопасности. Судьба и местонахождение Аманклычева и Хаджиева на момент подготовки настоящего доклада оставались неизвестными. Отмечено по меньшей мере два случая, когда пограничными властями задерживались русскоязычные публикации, предназначенные для распространения в Туркменистане. При этом пограничники утверждали, что дальнейший ввоз этих изданий запрещен.

Использование психиатрического лечения для борьбы с диссидентами Власти продолжали использовать принудительное психиатрическое лечение для подавления инакомыслия. Так, Какабай Тедженов, отправивший за границу письмо о нарушениях прав человека в Туркменистане, был отправлен в "психушку" на девять месяцев (в октябре его выпустили). Гурбандурды Дурдыкулиев, помещенный в психиатрическую больницу в 2004 г. за призыв к демонстрации, 11 апреля был освобожден после обращения 54 американских конгрессменов.

Борьба с "внутренними врагами"

В 2006 г. продолжались чистки в рядах самой власти, объектом которых становились вновь выявленные "враги" и высокопоставленные коррупционеры. В апреле была арестована бывший генпрокурор К.Атаджанова, игравшая главную роль в раскручивании дела о покушении на Президента в ноябре 2002 г. Чистке подверглись и главные редакторы двух правительственных изданий, один из которых в декабре 2005 г. получил восемь лет за то, что брал на работу людей, связанных с "изменниками".

В июле около 30 осужденных высокопоставленных чиновников были переведены в тюрьму в Овадан-Тепе, созданную в 2003 г. для политзаключенных. Неизвестной оставалась судьба более 60 человек, осужденных в связи с покушением 2002 г., однако в октябре были амнистированы восемь "раскаявшихся". Также был амнистирован бывший муфтий Туркменистана, осужденный в 2004 г. на 22 года за антигосударственную деятельность.

Свобода передвижения.

Тысячи людей, включая представителей религиозных меньшинств, предполагаемых диссидентов и их родственников, находились в "черных списках" невыездных лиц. В мае сотрудниками органов безопасности был снят с московского рейса баптистский пастор Шагельды Атаков, ранее отбывавший срок за религиозную деятельность. Из Туркменистана также не выпустили Светлану Оразову с семьей (брат Оразовой является лидером политэмиграции в Швеции), хотя у них имеется двойное российско-туркменское гражданство. В апреле писателю Рахиму Эсенову после вмешательства посольства США и ОБСЕ разрешили выехать за рубеж для получения премии. Уголовное дело против Эсенова за несанкционированное издание романа за границей так и не было закрыто.

Власти продолжали практиковать ссылку как метод репрессий. В апреле на запад страны без предоставления жилплощади на новом месте была сослана Хаджинияз Союнова с дочерью. Муж Союновой является одним из активных политэмигрантов. У женщин отобрали паспорта и запретили покидать место ссылки без специального разрешения.

Религиозные преследования и этническая дискриминация.

В 2006 г. были зарегистрированы некоторые религиозные группы и конфессии, однако свобода религии по-прежнему жестко ограничивалась, а деятельность незарегистрированных религиозных организаций оставалась под запретом. При наличии регистрации религиозные общины могут проводить службы в строго определенных местах, однако у многих таких мест не было, и они сталкивались с трудностями при попытке арендовать помещение. 10 июня гражданин России Александр Фролов был депортирован за то, что молился на дому и пытался ввезти в Туркменистан христианскую литературу. В декабре 2005 г. на востоке страны были задержаны семеро баптистов, пытавшихся молиться в частном доме (баптистская община имеет официальную регистрацию).

17 ноября 2005 г. кришнаит Чепер Аннаниязова была осуждена на семь лет за выезд без разрешения в Казахстан в 2003 г., как представляется - в назидание ее единоверцам. В октябре она была освобождена по амнистии.

Представители этнических меньшинств продолжали сталкиваться с дискриминацией при поступлении в учебные заведения и при приеме на работу, в некоторых случаях они были лишены возможности изучать родной язык. Преподавателей, подписавших обращение к президенту С.Ниязову восстановить обучение на узбекском языке, сотрудники полиции допрашивали на предмет "провоцирования недовольства в обществе"; некоторые впоследствии были уволены, хотя и без прямой увязки с обращением. После критики со стороны международного сообщества в ноябре 2005 г. в конституцию была внесена поправка, позволяющая баллотироваться в президенты гражданам нетитульной национальности. Другая поправка запрещает признавать гражданами Туркменистана лиц, имеющих гражданство другого государства, что чревато проблемами для десятков тысяч людей, получивших российское и туркменское гражданство до запрещения этой практики в 2003 г. В ходе мартовского визита в Туркменистан высокий комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств ставил перед руководством страны вопросы положения меньшинств в образовании и переселения меньшинств на севере Туркменистана.

Деградация в социально-экономической сфере.

Несмотря на официальные заявления о вступлении Туркменистана в "золотой век", международные организации отмечали продолжение упадка в социальной сфере. В результате принятия нового пенсионного законодательства около 100 тыс. человек в начале года потеряли право на пенсию, что привело к росту социальной напряженности. В ходе первого рассмотрения ситуации в Туркменистане Комитетом ООН по правам ребенка Ашхабад подвергся критике за снижение обязательного образования с 10 до 9 лет, а также за то, что в Туркменистане дети в среднем посещают школу на 30 дней меньше, чем предусмотрено международными стандартами - отчасти из-за того, что привлекаются к работе на хлопковых плантациях. Комитет также выразил озабоченность доминированием в учебной программе президентской книги "Рухнама".

Условия содержания в заключении.

В 2006 г. пытки и недозволенное обращение в местах содержания под стражей и условия содержания в местах лишения свободы продолжали вызывать серьезную обеспокоенность. Введенный в январе новый порядок существенно сократил число свиданий с родственниками и продовольственных передач. В октябре из-за неудовлетворительных условий содержания вспыхнули волнения в женской колонии в Дашогузе. Власти привычно решали проблему перенаселенности с помощью массовых амнистий, и в октябре президентом было амнистировано примерно 10 тыс. из 18 тыс. заключенных. При этом правительство по-прежнему отказывалось допускать международные организации в места лишения свободы.

Ключевые международные игроки.

В октябрьском докладе по Туркменистану Генеральный секретарь ООН отметил, что "грубые и систематические нарушения прав человека продолжались, … хотя правительство и делало определенные жесты". В докладе указывалось на то, Ашхабад так и не направил приглашения тематическим механизмам ООН, и вновь рекомендовалось пригласить все 10. В декабре 2005 г. Третий комитет ГА ООН принял резолюцию по Туркменистану, в которой приветствовался ряд предпринятых правительством шагов, но одновременно выражалась "глубокая обеспокоенность" в связи с целым рядом проблем с правами человека.

Европарламент в октябре принял решение по правозащитным основаниям прекратить дальнейшее рассмотрение вопроса о заключении временного торгового соглашения между ЕС и Туркменистаном.

В опубликованной в сентябре новой страновой стратегии Европейского банка реконструкции и развития был подтвержден мораторий на любые инвестиции в госсектор, учитывая "сохраняющееся отсутствие каких-либо шагов, которые свидетельствовали бы о желании двигаться в направлении многопартийной демократии, плюрализма в обществе и рыночной экономики". Одновременно была подтверждена оговорка о возможности инвестиций в частный сектор только в тех случаях, когда проекты не контролируются государством и не связаны с личными коммерческими интересами должностных лиц.

В 2005 г. Евросоюз и США были коспонсорами декабрьской резолюции ГА ООН по Туркменистану. Американской администрации удалось добиться от Ашхабада решения ряда вопросов, о которых говорилось выше, однако в отличие от предыдущих лет в 2006 г. Вашингтон не инициировал резолюцию в ООН и не спешил задействовать возможности политического влияния для обеспечения позитивных изменений. Туркменистан по-прежнему пользовался освобождением от действия поправки Джексона-Вэника и, несмотря на рекомендацию Комиссии по свободе религии в зарубежных странах, в очередной раз не был включен Госдепартаментом в список государств, вызывающих особую озабоченность с точки зрения свободы религии.

HRW.

Последние новости

ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.
29-е заседание Совета Министров иностранных дел ОБСЕ.