Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Письмо студента.

Письмо студента.

В этом письме молодого человека, представителя национальных меньшинств, с давних времен проживающих в Туркменистане, много эмоции и правды. Правды о том как деградирует туркменское образование, закон и общество. Молодое поколение Туркменистана, столкнувшись с откровенным хамством и безнаказанностью чиновников, пытается бороться против нарушений прав человека. К сожалению, сама система, режим не дают такой возможности. По просьбе автора мы не указываем его имени.

“Наверное чтобы понять что случилось, мне надо написать свою историю. Постараюсь быть кратким. Родился я в Ашхабаде и мои родители тоже. Мы считаем себя коренными ашхабадцами. Всю свою сознательную жизнь я посвятил своей любимой профессии (музыка), закончил школу, затем училище, и поступил в консерваторию, в которой мне не дали доучиться. На пятом курсе, за полгода до окончания, я был отчислен только по той причине, что на моей голове не была тахья (туркменская шапочка) и то, что у меня, якобы, была видна щетина на лице, хотя я был брит. Даже смешно.

Произошло это так: я должен был играть на государственном концерте в составе оркестра. Сбор на репетицию назначили в 7.00 утра. Хотя все должно было начаться в 10.00, я как всегда пришел без опоздания и сел на свое место. Вдруг неожиданно я ощутил шлепок сзади по моей голове. Сначала я подумал что это кто-то из моих друзей, но повернувшись увидел перед собой ректора Аманова Бузаган Худайбердыевича. Для меня это был ШОК и полная неожиданность. Он мне сказал:” Где тахья! И почему не бритый?”. Я стоял и не знал что сказать, ведь со мной так грубо никто в моей жизни не обращался. Но по-видимому мой взгляд был настолько красноречив, что это ему не понравилось, а мое молчание его разозлило еще больше. Вы не поверите, но от злости ректор решил еще раз меня ударить, на что я вообще с ужасом посмотрел на него. Тогда он схватил меня за рукава и стал сильно трясти меня и уже кричал требуя от меня чтобы я надел тахью. Тахьяшка была у меня в руках. Я собирался ее надеть, когда наступило бы ответственное для всех время, а это ведь было за три часа до репетиции (подчеркиваю РЕПЕТИЦИЯ).

Я так ничего и не смог ответить, пеняя на то, что передо мной стоит ректор и мое сопротивление только усугубит мое положение. На следующий же день меня выгнали, а приказ об отчислении был оформлен как-бы за опоздание и за мой ненадлежащий вид. Фантастика! Не правда ли?

Сначала я пытался восстановить свои права, ведь за все время моего обучения у меня не было ни одного взыскания, выговора или даже малейшего замечания. Я собрал у всех студентов расписки что они являются свидетелями того, что я в тот день пришел вовремя и был в положенной мне форме. Собрав 20 заявлений с подписями я отправил одно письмо в министерство культуры, а другое в президентский совет, а также характеристики на меня всех моих педагогов. Вскоре эти педагоги были тоже уволены. Все мне пытались помочь, но ничего не помогло, более того всех студентов запугали и заставили отказаться от своих слов, а те кто продолжал быть верным своей совести был отчислен, а педагоги уволены.

В министерстве культуры я чуть ли не на коленях просил о восстановлении, ведь это был мой последний курс, а я столько сделал для консерватории, для своей родины. Я напомнил им о всех своих регалиях, о том, что я первый саксофонист в консерватории, и даже может быть всей страны, о всех моих концертах, посвященных различным крупным датам, но все было бесполезно. В министерстве культуры мне сказали: “Зря стараешься, у ректора большая спина, вам лучше с этим смириться!”.

Поняв, что все бесполезно, я решил для продолжения моей учебы поехать в другой город. Но за две недели до моего отъезда ректор отдал мои документы в Военкомат, чтобы я не успел выехать. Какое-то вендетто, личная месть. За то, что я вынес этот инцидент на публичное рассмотрение, он был готов меня уничтожить. Я немедленно взял билеты и уехал, приехал туда и все рассказал, меня сразу же взяли, и я стал студентом на второй же день.

Но на этом история не закончилась, ведь там еще училась моя сестренка, а педагоги, которые были уволены, подали на него в суд. Целый год шла борьба, в ходе которой они очень много узнали о криминальном прошлом ректора, он оказывается не раз привлекался. Широкой спиной ректора являлась заместитель министра культуры Джамал Сапарова. Она пользуется благосклонностью у самого президента, и поэтому она плевала на всех и творит все что ей заблагорассудится. Имея такую поддержку ректор чувствовал свою безнаказанность и тоже творил что хотел.

Студенты почти не учились, все лучшие педагоги и профессора уехали, а те кто остались были не столь опытными. Педагоги каждый день гоняли студентов копать ямы для деревьев и учить гимн, выполняли все прихоти ректора, прикрываясь что это президент так сказал, что это его, якобы, новая программа обучения. До президента добраться и пожаловаться тебе никто не даст. Так происходит в каждом ВУЗе Туркменистана: все от имени президента творят что хотят, заставляют чтобы все студенты ходили на учебу только в тахье, а девочки в национальной одежде, с заплетенными ленточками в косы, а кто с этим не согласен может забирать документы.

На моем примере и на примере педагогов, которые тщетно боролись целый год в суде, было понятно, что любая борьба с “господином ректором” – бесполезна. Моя сестра, выслушав из-за меня немало оскорблений в свой адрес, не вытерпела и забрала документы. Многие студенты приняли другое решение только для того, чтобы не понятно чему учиться в этом ВУЗе.Оказывается можно жить с ложью и ни о чем не думать, ко многому можно прижиться. А можно ли жить с этим всю жизнь? Невыносимо!!!

Право каждого человека иметь убеждения, свои понятия о жизни, выбора религии и выбора своего пути, достойного нас самих. Можно ли учиться там, где ложью пропитано все, а стремление к свободе мыслей не поощряется? Да, родину мы не выбираем, но жить счастливо имеет право каждый человек, живущий на Земле. И позиция любого должна быть – честность и надо быть честным до конца в любых ситуациях.

Сейчас моя сестра с матерью уехали из Ашхабада ко мне, и я счастлив, что мы вместе, но счастлив ли я до конца? Без своего родного края, дома, улиц, той природы которой мне ничем не заменишь, там где родился я, мои друзья и родственники? НЕТ! Я не могу на этот вопрос ответить. Знаю лишь только одно и убежден на 100% что нельзя жить спрятавшись под маской, и нет дороже того что близко сердцу и душе, это моя Родина и никто не вправе у меня ее отнять”.

Туркменский Хельсинкский Фонд 17 августа 2004 г.

Последние новости

20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с родными.
Накануне встречи с представителями ЕС Агаджуме Байрамову вернули паспорт и разрешили встретиться с...
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
ГОТОВИТСЯ СУД НАД ЖУРНАЛИСТКОЙ ЛОЛАГУЛ КАЛЛЫХАНОВОЙ.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
НАЗНАЧЕНА ДАТА СУДА НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ В ИЮЛЕ 2022 ГОДА.
 Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?
Туркменистан намерен провести перепись населения. Чего стоит ждать?