Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Ниязов снес русский театр.

Ниязов снес русский театр.

В Ашхабаде по распоряжению Сапармурата Ниязова снесено здание Русского театра имени А. С. Пушкина. Фактически это означает закрытие театра с почти 80-летней историей.Формальной причиной для сноса здание стало выполнение плана реконструкции столицы Туркмении. Объявлено, что на месте, где стоял Русский драматический театр имени Пушкина, будет разбит сквер. Русскому театру официально предоставлено здание одного из городских домов культуры на окраине города. Ни для кого, впрочем, не секрет, что ДК, принадлежавший Шелкомотальной фабрике имени 8 Марта, давно растащен по кускам разного рода арендаторами, ни оборудования, ни нормального зала в нем нет.

Нормального финансирования у Русского театра в ниязовской Туркмении тоже давно нет. В сущности, снос здания означает закрытие русского театра.История русской труппы в Туркмении насчитывает около 80 лет - театр был открыт 1 октября 1926 года в Ашхабаде, тогда носившем название Полторацк.

Таким образом, он был старейшим театром сначала Туркменской ССР, а затем и Туркменской республики: даже Национальный театр драмы имени Молланепеса моложе. На сцене русского театра шли также пьесы туркменских авторов. В 1957 году русский театр получил имя Пушкина.В годы советской власти репертуарные русские театры играли в столицах всех союзных республиках (в странах со значительным процентом русскоязычного населения, таких как Украина, Белоруссия, Казахстан, они работали и в областных центрах). После распада Советского Союза многим из них пришлось нелегко - как в моральном, так и в материальном плане. Некоторые русские театры в середине 90-х годов находились под угрозой закрытия, хотя и оставались, особенно в среднеазиатских странах, последними очагами русской культуры и русского языка. Официально ни один из русских театров в столицах ближнего зарубежья так и не был закрыт.

Считается, что здание Театра имени Пушкина находилось в аварийном техническом состоянии. Однако о ремонте не заводилось и речи. "Все разрушено и распродано, решение было принято в один день,-сообщил на условиях анонимности один из актеров русской труппы.-Накануне сотрудников администрации и артистов разбудили ночью, собрали на улице около театра и велели срочно вынести из здания личные вещи и реквизит".

Очевидно, расправа с пушкинской труппой стала частью "культурной политики" Туркменбаши в области театра. Ранее пожизненный президент уже успел распустить Союз театральных деятелей и законодательно запретить целые жанры исполнительских искусств, не соответствующие, по его мнению, традициям и потребностям туркменского народа,-балет и цирк. Кстати, Русский культурный центр, созданный при участии посольства России, располагался тоже в здании Театра имени Пушкина, так что теперь с русской культурой в Ашхабаде вообще покончено.

Правда, вопрос о судьбе театра поднимался во время недавнего визита Валентины Матвиенко в Туркмению. На людях госпожа губернатор расточала диктатору всякие комплименты, но в кулуарах, по неофициальной информации, все-таки вступилась за Театр имени Пушкина. Хлопоты гостьи не помогли. Театр уничтожен, а его коллектив (в труппе оставалось два десятка актеров) в соответствии с лучшими тоталитарными традициями заставили обратиться к Туркменбаши с благодарственным письмом.

Роман Должанский «КоммерсантЪ» 15 марта 2004 г.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.