Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Заметки на полях ашхабадских публикаций о событиях, предшествующих попытке переворота 25 ноября 2002 года

Заметки на полях ашхабадских публикаций о событиях, предшествующих попытке переворота 25 ноября 2002 года

Неудавшаяся попытка отстранения от власти туркменского диктатора, известная как «события 25 Санджара (ноября) 2002 года», стала одним из ключевых событий политической истории постсоветского Туркменистана. С тех пор прошло больше 20 лет. Судьба большинства осужденных по этому делу до сих пор неизвестна, документы недоступны, власти игнорируют почти все международные запросы. Немногие участники событий, находящиеся на свободе, либо вынуждены молчать, оставаясь внутри Туркменистана, либо, выехав за границу, по тем или иным причинам не хотят обсуждать эту тему. Многих уже нет в живых.

Официальная версия событий была изложена в свое время в выступлениях президента Сапармурада Ниязова, докладах Генерального прокурора Туркменистана, воспроизведенных национальными СМИ в декабре 2002 года, специальной публикации газеты «Адалат» от 31 января 2003 года, а также в книгах, изданных в Ашхабаде в 2003–2004 годах от имени осужденного лидера оппозиции Бориса Шихмурадова (его судьба до сих пор неизвестна) и участника событий журналиста и бизнесмена Леонида Комаровского (туркменские власти разрешили ему вернуться в США). Некоторые элементы официальной версии воспроизведены в судебном решении, вынесенном 15 декабря 2005 года судом в Стамбуле в отношении нескольких турецких участников заговора. Все эти источники, по нашей оценке, полны ложных и неточных сведений, значительная часть которых в силу отсутствия альтернативных данных не подвергалась серьезной публичной критике.

Нурмухаммед Ханамов – бывший посол Туркменистана в Турции, объявивший о переходе в оппозицию в 2002 году – один из немногих, кто согласился прокомментировать утверждения источников, связанных с туркменским правительством. Со времени создания в конце 2001 года нового оппозиционного движения Ханамов был одним из его ближайших сподвижников Бориса Шихмурадова. Большая часть информации, которой он согласился поделиться, относится к деятельности оппозиции за рубежом в 2001–2002 гг.

В этом году «Туркменские тетради» начали публикацию воспоминаний Ханамова, которую планируем продолжить в ближайшее время. Ниже мы предлагаем вниманию читателя короткие комментарии, основанные на высказываниях туркменского оппозиционера относительно некоторых утверждений, содержащимся в различных, связанных с правительством источниках. Значительная их часть приведена по книге, опубликованной в Ашхабаде от имени Бориса Шихмурадова. Именно в ней наиболее подробно изложена сфальсифицированная версия событий, касающаяся подготовки оппозиционерами за рубежом отстранения Ниязова от власти.

Комментарии Ханамова — еще один шаг на пути раскрытия правды о событиях «25 Санджара».

Публикации основана на записях бесед с Ханамовым правозащитника и эксперта по Центральной Азии Виталия Пономарева в Вене (Австрия) 25 февраля 2014 года и 22 октября 2023 года.

Использованные источники:

А – газета «Адалат» (на туркменском языке), учредителем которой являлся Президент Туркменистана;

БШ – книга, изданная от имени Бориса Шихмурадова государственным издательством «Рух» в Ашхабаде в феврале 2004 года «Я сам и мои сообщники-террористы (Правда и только правда о теракте в Ашхабаде 25 Санджар 2002 года)»;

ЛК – книга, изданная от имени журналиста Леонида Комаровского государственным издательством «Рух» в Ашхабаде в декабре 2003 года «Теракт в Ашхабаде. Правда о покушении на Президента Туркменистана 25.11.2002»;

НТ – газета «Нейтральный Туркменистан», учредителем которой являлся Президент Туркменистана;

СП – приговор 9‑го суда по тяжким уголовным преступлениям в Стамбуле от 15.12.2005;

ТВ – перевод выступления президента Сапармурада Ниязова по национальному ТВ.

Версия властей: «В Подмосковье в одном доме дали квартиры Шихмурадову, Оразову, Ханамову», — заявил президент Ниязов (ТВ, 02.12.2002). В начале 2002 года Шихмурадов, находясь на территории России, начал готовить захват власти (НТ, 04.12.2002). Согласно «видеопризнаниям» Бориса Шихмурадова, продемонстрированным по национальному ТВ, он, Ханамов и Оразов, находясь в России, «в состоянии наркотического опьянения» якобы занимались вербовкой граждан России и Турции «для совершения террористического акта в Туркменистане» (А, 31.01.2003; с.4; ТВ, 29.12.2002).

Комментарий: Шихмурадов, Ханамов и Оразов не имели квартир в одном доме в Подмосковье, как утверждал Ниязов. В начале 2002 года Шихмурадов и Ханамов проживали не в России, а в Турции. Шихмурадов лишь дважды на несколько дней прилетал в Россию в 2002 году, Ханамов в Россию не въезжал вообще и никакой недвижимости в этой стране не имел.

Версия властей: «Российские покровители» зарезервировали для Бориса Шихмурадова на 1 ноября 2001 года зал в международном пресс-центре в Москве, где вопросы задавали «подкупленные журналисты». 3 ноября он был принят в посольстве страны «Х», где встретился с резидентом спецслужб этой страны в России (БШ, с.49).

Комментарий: Никакой пресс-конференции Шихмурадова в Москве в международном пресс-центре вообще не было, в этот день было лишь распространено через СМИ его заявление о переходе в оппозицию. После этого Ханамов посоветовал Шихмурадову быстрее улететь из Москвы. Уже через один или два дня они встретились в Стамбуле. До отъезда в Турцию Шихмурадов не посещал иностранные посольства в России.

Версия властей: В начале 2002 года Шихмурадов прилетел из Москвы в Стамбул, где его встретили Нурмухамед Ханамов и турецкий бизнесмен Эрдал Аккартал. Они отвезли его в арендованную квартиру в центре Стамбула. Сразу по прибытию Шихмурадов и Ханамов сообщили заговорщикам в Туркменистане и другим, что «все идет по плану, ждите указаний», и с 1 февраля 2002 года начали «готовиться к теракту». В Москве «покровители Шихмурадова» провели его на рейс в обход погранконтроля. На следующий день после прилета он встретился в Стамбуле с резидентом страны «Х» (БШ, с.51).

Комментарий: Шихмурадов прилетел в Стамбул не в начале 2002 года, а в первые дни ноября 2001 года, соответственно последующая хронология выстроена в источнике неправильно. Шихмурадов не проходил границу в обход погранконтроля. Действительно, Ханамов и Аккартал встретили Шихмурадова в аэропорту и отвезли на арендованную квартиру. Однако никаких указаний в Туркменистан в этот день Шихмурадов с Ханамовым не посылали, дата 1 февраля вообще не имеет какого-либо смысла. Никакой встречи с «резидентом» на следующий день после прилета тоже не было.

Версия властей: В начале 2002 года был открыт оппозиционный сайт «Гундогар», финансовые затраты на который были решены за счет «Фонда Евразия» (БШ, с.55).

Комментарий: О создании оппозиционного Народно-демократического движения Туркменистана и сайта «Гундогар» Шихмурадов и Ханамов договорились не в 2002 году, а в конце ноября 2001 года. Тогда же сайт и заработал, его вел сам Борис Шихмурадов. Фонд «Евразия» не компенсировал какие-либо расходы на создание этого сайта.

Версия властей: На первой конфиденциальной встрече Аккартала с Шихмурадовым в Стамбуле последний подтвердил обещание Ханамова об участии этого турецкого бизнесмена в нефтегазовых и строительных проектах в Туркменистане (БШ, с.52).

Комментарий: Это не соответствует действительности. Ханамов таких обещаний Аккарталу не давал и на первой встрече с Шихмурадовым такие вопросы не обсуждались.

Версия властей: На той же встрече в начале 2002 года Аккартал представил Шихмурадову отставного подполковника турецкого спецназа Мехмета Йылмаза, с которым обсуждалось его участие в подготовке заговора, включая оплату и назначение на руководящую должность в вооруженных силах Туркменистана в случае успеха (БШ, с 52–53). По другой версии, первоначально Йылмаз был привлечен к заговору Ханамовым (ЛК, с.155). Шихмурадов познакомился с Йылмазом летом 2002 года. На протяжении полугода последний несколько раз, выполняя задание оппозиции, легально летал в Ашхабад в качестве турецкого бизнесмена (ЛК, с.116–117). В приговоре турецкого суда приводятся показания из уголовного дела в Туркменистане, согласно которым в конце декабря 2021 года в Анкаре Аккартал познакомил Йылмаза с послом Туркменистана Ханамовым, по его предложению в начале 2002 года Ыйлмаз дважды летал в Ашхабад, затем в апреле 2002 года в Стамбуле Ханамов познакомил его с Шихмурадовым (СП).

Комментарий: Йылмаза «нашел» Аккартал. Он организовал встречу Ханамова с этим бывшим военным в Анкаре в конце декабря 2001 года. Ханамов и Шихмурадов познакомились с Йылмазом почти одновременно в конце 2001 года. Йылмаз – бывший спецназовец, однако, как считает Ханамов, в небольшом чине, хотя Аккартал представлял его чуть ли не как полковника в отставке. Уже с начала 2002 г. он активно подключился к планам туркменских оппозиционеров. При этом Аккартал говорил, что хочет иметь своего человека в Туркменистане, и таким человеком стал Йылмаз. Однако вопрос о его назначении на руководящую должность в туркменской армии в случае смены власти никогда не обсуждался.

Версия властей: После ухода в отставку с должности посла Туркменистана в феврале 2002 года Ханамов жил в Турции по документам «азербайджанского эмигранта Мамед Али оглы». (БШ, с.53–54).

Комментарий:. Ханамов никогда не использовал документы на чужое имя.

Версия властей: «Бегство из посольства» Ханамова было спровоцировано информацией источников Шихмурадова в Ашхабаде, что в Анкару выехала группа сотрудников правоохранительных органов для его ареста.

Комментарий: По договоренности с Шихмурадовым Ханамов отправил в Ашхабад факс об уходе с должности посла в воскресенье 3 февраля 2002 года, тогда же дал интервью Радио «Азатлык» (Туркменская служба RFE/RL). Шихмурадов информацию о выезде группы захвата ему не передавал, хотя после выступления по Радио «Азатлык» возможность этого можно было предположить. В те дни в турецком аэропорту по иску Аккартала был арестован туркменский самолет, дальнейшие пассажирские рейсы туркменская авиакомпания приостановила, поэтому два-три дня после отставки Ханамов продолжал жить с семьей в прежней квартире, приходил в посольство, даже разговаривал по телефону с главой КНБ Мухаммедом Назаровым. Назаров и посольский комитетчик пытались уговорить его «вести тихо», задержать никто не пытался.

Версия властей: Глава КНБ Мухаммед Назаров предупредил Шихмурадова и Ханамова об аресте в случае возвращения в страну (ТВ, 02.12.2002).

Комментарий: Назаров не предупреждал Шихмурадова и Ханамова (до их публичного перехода в оппозицию) об опасности возвращения в страну. Информация о возможном аресте Шихмурадова в октябре 2001 года у оппозиционеров была, но из другого источника.

Версия властей: В феврале 2002 года Шихмурадов отправил Ханамова в Вену для установления контактов с ОБСЕ и руководителями дипломатических миссий при этой организации. Из Вены Ханамов вернулся в Турцию (БШ, с.68)

Комментарий: Ханамов не ездил в Вену в феврале 2002 г. С момента перехода в оппозицию в начале февраля и до отъезда в Германию во второй половине марта 2002 г. он не покидал Турцию.

Версия властей: Установив контакты с послом Узбекистана в Ашхабаде Абдурашидом Кадыровым, Шихмурадов вылетел из Стамбула в Ташкент, где встречался с сотрудниками узбекских спецслужб, с которыми обсуждал детали заговора, получил от них информацию об обстановке в Туркменистане. В аэропорту Шихмурадова провожали Ханамов и Аккартал (БШ, с.86–87).

Комментарий: Летом 2002 года Шихмурадов действительно установил контакты с Кадыровым через Гуванча Джумаева, но до конца ноября 2002 г. в Ташкент не летал. Все детали его более ранней встречи с представителями спецслужб в Узбекистане являются выдуманными. Соответственно Ханамов не провожал и не сопровождал Шихмурадова в такой поездке. Сам Ханамов в Узбекистан тоже не летал.

Версия властей: Летом 2002 года Шихмурадов встретился в Санкт-Петербурге с Худайберды Оразовым, Гуванчем Джумаевым, Сапаром Ыклымовым и Назаром Союновым (БШ, с.84).

Комментарий: Речь идет о встрече в Санкт-Петербурге в июне 2002 года, в которой из туркменских оппозиционеров принимали участие только Шихмурадов и Оразов. Остальные перечисленные в книге лица в этой встрече не участвовали и отдельно с Шихмурадовым в Санкт-Петербурге также не встречались.

Версия властей: Шихмурадов, Ханамов и Аккартал летали в Баку для проработки морского пути ввоза оружия в Туркменистан (БШ, с.85–86). По версии, изложенной в интервью Генерального прокурора Туркменистана, Шихмурадов и Сапар Ыклымов летали в Баку, где наняли трех чеченцев для участия в заговоре (НТ, 04.12.2002). Еще по одной версии, с января по август 2002 года Худайберды Оразов и прилетевший из Стамбула Йылмаз проводили в Москве отбор боевиков, из десятков кандидатов выбрали троих чеченцев, которые, получив от Оразова деньги, выехали из Дагестана в Баку, где получили грузинские паспорта с туркменскими визами. В Баку их якобы встретил журналист Леонид Комаровский (БШ, с.59–61). По другим данным, в апреле 2002 года в Грозном и других городах «неизвестные люди» предложили чеченцам работу за вознаграждение, дали деньги и мобильный телефон для связи и приказали ехать в Баку, где они получат дополнительный инструктаж. В Баку они связались с неким Арчилом/Резваном. Оттуда спустя неделю с поддельными грузинскими документами 24 мая выехали в Иран, и далее — в Туркменистан (ЛК, с.128–129).

Комментарий: Шихмурадов и Ыклымов не нанимали чеченцев в Баку и не летали для этого в Азербайджан. Шихмурадов и Ханамов вообще не летали в Азербайджан в 2002 г. Йылмаз не вел какой-либо работы в Москве. Весной 2002 года Аккартал через свои контакты нашел в Баку чеченца по имени «Ваха» (бывшего сотрудника МВД Чечни), который приезжал в Турцию, обещал найти людей… Затем через Гуванча Джумаева четырем чеченцам сделали приглашения, они получили визы и в мае въехали в Туркменистан. Одного из них депортировали, трое остались в стране. Чеченская линия не получила дальнейшего развития, так как в июне 2002 года на встрече в Санкт-Петербурге представители российской стороны попросили оппозиционеров не привлекать к делу чеченцев, о чем Шихмурадов рассказал Ханамову после возвращения из России.

Версия властей: Йылмаз вместе с Аккарталом и Ханамовым в доме последнего в Стамбуле отбирали турецких боевиков для предстоящей акции (БШ, с.61).

Комментарий: Это утверждение не соответствует действительности. По словам Ханамова, кроме Йылмаза других арестованных в Ашхабаде турок он никогда «в глаза не видел».

Версия властей: Худайберды Оразов, находясь в Москве, оплатил закупку оружия и через свои контакты в разных странах организовал его отправку рефрижераторами в Стамбул (БШ, с.61–62). Ранее прокуратура утверждала, что оружие в России закупали Шихмурадов и Ханамов (НТ, 04.12.2002).

Комментарий: Оразов не закупал оружия в России и не отправлял его в Турцию. Даже если придерживаться официальной версии, перечисленные в книге виды вооружений (в частности, противовоздушные ракеты и пулеметы, якобы нужные «для защиты новой власти») никогда не изымались правоохранительными органами и не ввозилось заговорщиками в Туркменистан. Шихмурадов и Ханамов в России не находились и ничего там не закупали.

Версия властей: Ханамов направил трем участникам заговора в Ашхабаде Аннадурды Аннасахатову, Оразмухаммету Бердыеву и Векилу Дурдыеву сообщение, в котором в завуалированной форме сообщил о приезде в Ашхабад группы во главе с Йылмазом, которой надо оказать содействие, познакомить с бывшими руководителями силовых ведомств Сапармурадом Сеидовым и Акмурадом Кабуловым (БШ, с.57).

Комментарий: Ханамов не посылал такого письма, и не имел отношения к контактам оппозиционеров с бывшими или действующими «силовиками» внутри Туркменистана. С О.Бердыевым он вообще не был знаком – ни очно, ни заочно.

Версия властей: После очередной встречи оппозиционеров в Стамбуле Худайберды Оразов полетел в Москву нанимать чартерные рейсы, для чего выделил 100 тыс. долларов, и стал ждать сигнала. Перед вылетом Шихмурадова из Стамбула в Ташкент 22 ноября 2002 года из Москвы пришло сообщение от Оразова, что им арендован Ту-154, на котором в Туркменистан после смены власти прилетят оппозиционеры и «подкупленные российские и западные журналисты» (БШ, с.95–96). Об аренде Оразовым самолета упоминает и другой источник (ЛК, с.133). По более ранней версии, после смены власти на подготовленном в Москве специальном самолете в Туркменистан должны были прилететь Ханамов, Сапар Ыклымов и Худайберды Оразов, а также российские журналисты. Оплатой за перелет занимался Ханамов, получивший на эти цели 100 тыс. долларов (А, 31.01.2003, с.4).

Комментарий: После встречи в Санкт-Петербурге в июне 2002 г. пути Оразова и Шихмурадова разошлись, хотя об этом и не было заявлено публично. Соответственно перед событиями 25 ноября 2002 года Оразов не арендовал чартерный рейс и не сообщал Шихмурадову о готовности самолета к вылету. Ханамов также не имел отношения к аренде самолета. Он и С.Ыклымов не приезжали в Россию в 2002 году и не планировали туда въезжать для вылета в Туркменистан.

Версия властей: Летом 2002 года Леонид Комаровский «случайно» встретился с Шихмурадовым в холле «Президент-отеля» в Стамбуле и в тот же вечер участвовал в ужине на яхте вместе с Шихмурадовым, Аккарталом и другими (ЛК, с.115–116). В августе 2002 г. в Стамбуле прошло совещание оппозиционеров с участием Шихмурадова, Ханамова, Аккартала, Гуванча Джумаева и Йылмаза (ЛК, с.280).

Комментарий: Комаровский действительно присутствовал на ужине на яхте Аккартала вместе с Шихмурадовым в конце мая или начале июня 2002 г. – вскоре после возвращения Ханамова из Германии. Ханамов видел Комаровского в Стамбуле 2–3 раза: в первый раз вместе с Г.Джумаевым, потом Комаровский приезжал самостоятельно.

Версия властей: В начале 2002 года Шихмурадов поручил председателю Меджлиса Туркменистана Тагандурды Халлыеву, связанному с оппозицией, «работу» с депутатами (НТ, 19.12.2002).

Комментарий: Эта информация не верна. Халлыев присоединился к заговору лишь в октябре 2002 г. или немного раньше.

Версия властей: Леонид Комаровский постоянно привозил из США в Ашхабад наличные деньги, которые передавал оппозиционеру Гуванчу Джумаеву. Он получал их в Вашингтоне у Чары Аннабердыева, который был неформальным «банкиром» заговорщиков (БШ, с.38).

Комментарий: Между Комаровским и Джумаевым были взаимные дружеские и коммерческие контакты. Однако у Аннабердыева в то время не было достаточных средств, чтобы обеспечить даже себя самого. Поэтому утверждение о финансировании им оппозиции не соответствует действительности.

Версия властей: Розы Джумаев неоднократно ездил к Шихмурадову в Москву, общался с ним по телефону (НТ, 04.12.2002).

Комментарий: Встреч Шихмурадова с Розы Джумаевым в Москве не было.

Версия властей: В середине ноября 2002 г. в Стамбуле на квартире Шихмурадова действовал «штаб заговорщиков», в который входили Шихмурадов, Аккартал, Ханамов, Худайберды Оразов, Сапар Ыклымов, Халмурад Эсенов (БШ, с.89–90). В 2002 году Шихмурадов вместе с Оразовым и Ханамовым отдыхали в гостинице в Анталии, где проводили встречи руководители спецслужб тюркоязычных стран (БШ, с.73).

Комментарий: Встреч оппозиционеров в таком составе в ноябре, как и совместного отдыха в гостинице в Анталии не было. Бывший глава Центробанка Туркменистана Худайберды Оразов вообще не приезжал в Турцию в 2001–2002 гг. Ыклымов приехал примерно в сентябре 2002 г., когда Ханамов жил в Стамбуле отдельно от Шихмурадова. Он приходил на квартиру Ханамова и разговаривал с ним. До этого встреч Шихмурадова с Ыклымовым не было (с конца мая по конец августа 2002 г. Шихмурадов и Ханамов жили в одной квартире, и Шихмурадов никогда не упоминал о более ранних встречах с С.Ыклымовым). Больше Ханамов не встречал С.Ыклымова в Стамбуле.

Версия властей: В конце ноября 2002 года Шихмурадов, Ханамов и Аккартал должны были вместе лететь в Ташкент, но в последний момент Ханамов и Аккартал остались в Стамбуле (БШ, с.95).

Комментарий: Совместная поездка Ханамова и Шихмурадова в Ташкент, и далее — в Туркменистан не планировалась. В ноябре Ханамов предлагал Шихмурадову поехать в Туркменистан вместо него, но это предложение не нашло поддержки. Еще раньше отпал вопрос о поездке Аккартала, у него на момент вылета Шихмурадова не было узбекской визы.

Версия властей: В ночь с 24 на 25 ноября 2002 года Шихмурадов, находясь в Ашхабаде, говорил по спутниковому телефону с оппозиционерами в других странах, в том числе с Худайберды Оразовым, Сапаром Ыклымовым и Халмурадом Эсеновым в Москве (БШ, с.127). Ранее Ыклымов и Эсенов в Швеции стали официальными представителями «группы Шихмурадова» в Скандинавии (БШ, с.27).

Комментарий: В ноябре 2002 года С.Ыклымов и Эсенов находились вне России, и с Шихмурадовым в ночь с 24 на 25 ноября никто из троих оппозиционеров не разговаривал. В частности, по словам Ханамова, Эсенов прилетел в Стамбул 23 или 24 ноября (уже после отлета Шихмурадова в Ташкент), ночевал у него на квартире, узнав о неудачной попытке переворота 25 ноября в тот же день улетел назад в Швецию. С.Ыклымов (в отличие от одного из своих братьев) не был представителем или членом созданного Шихмурадовым оппозиционного движения.

Версия властей: В конце 2002 года Путин в разговоре с Ниязовым сообщил, что дал поручение генеральному прокурору предпринять усилия по розыску туркменских «террористов» и их депортации в Туркменистан. «Прежде всего речь шла о скрывавшихся на территории России Ханамове и Оразове» (ЛК, с.255).

Комментарий: Возможно, такое поручение по запросу Туркменистана и давалось, но Ханамов никогда не скрывался на территории России, и российским властям это было известно.

Автор: Виталий Пономарев

Специально для Туркменских тетрадей

Последние новости

Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова:  Четыре года заключения за разговор о митинге в поддержку политзаключенных в Каракалпакстане
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова: Четыре года заключения за разговор о митинге в...
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда при сборе хлопка
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда...
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok