Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Туркменистан: тела умерших от COVID-19 вывозят из колоний в мусоровозах.

 COVID-19?

Президент Туркменистана подписал указ о помиловании осужденных в честь священной у мусульман ночи Всемогущества. Согласно указу на свободу вышло 210 иностранных граждан и 1192 граждан Туркменистана. Журналист АССА на условиях анонимности побеседовал с некоторыми освободившимися.

— Изменились ли условия в тюрьмах в связи с экономическим кризисом и пандемией COVID-19?

— Да, и очень серьезно. В тюрьме в несколько раз выросли цены на продукты питания, даже на те, что мы покупали в тюремной столовой, заварка только на продажу и заключенные не пьют чай в столовой уже 4 месяца. Цена на заварку поднялась в три раза. В столовой с января нет белого хлеба, только ржаной и паек хлеба урезали в 2 раза, заключенные постоянно ходят полуголодными, сахар исчез полностью, иногда сахар завозят в колонию и только на продажу, хотя продукты выдаются государством на содержание заключенных, персонал тюрьмы делает деньги абсолютно на всем.

— Приезжают ли к заключенным родственники или передают продукты питания?

— На свободе сейчас тоже тяжелая ситуация. Все происходящее за колючей проволокой в первую очередь отражается на жизнь в тюрьме, в начале 2019-го года уменьшилось количество передач, и все это ощутили на себе, раньше заключенные делились продуктами между собой, а теперь каждый сам за себя или дают друг другу продукты в долг. Несколько лет назад в каждом отряде был один человек, который следил за сохранность продуктов питания. Теперь таких людей 3-4 и все равно воруют друг у друга продукты, практически каждый день происходят разборки по поводу того, кто и что у кого украл. В феврале этого года полностью запретили свидания, и мы все в полной мере ощутили это на себе, вся тюрьма в полуголодном состоянии.

— И как люди выходят из этой ситуации?

— Начали ловить и употреблять диких голубей и даже не брезгуют воробьями, некоторые вот уже несколько месяцев не видят нормальной еды, слышал, что в туберкулезном бараке съели кошку. А что? В начале и в середине 2000-х годов в тюрьмах всю живность ели, тогда был кошмарный голод, заключенные умирали, выходя на свидание от заворота кишок, так как к ним приезжали раз 6 месяцев. Скоро и мы увидим такую картину, поверьте мне на слово, там сейчас очень тяжело.

— Как с вами обращались сотрудники колонии?

— Когда колонии закрыли на карантин и они остались без заработка, издевались над нами как могли. А когда в декабре начался сильный грипп, они к нам не подходили ближе, чем на 3 метра. Тогда стало немного легче, да и сами они стараются на зону не проходить и сидят в своих кабинетах.

— Можете подробней рассказать про этот грипп?

— Да как-то странно все произошло, мы даже удивились этому. Сначала сотрудники колонии перестали обыскивать наши комнаты, потом перестали подходить к нам близко, о после каждого личного досмотра, офицеры заставляли своих сотрудников купаться. Потом внезапно вся колония пошла на рентген и даже сотрудникам колонии обследовали легкие. Через неделю всем сделали прививки. Нас собрали на плацу и начальник колонии и сказал, что на воле ходит смертельный грипп и все должны соблюдать гигиену. Кстати, раньше все сотрудники колонии проходили обследование в обычных больницах, а в этот раз всем им тоже сделали рентген в самой колонии.

— Колонии закрыли на карантин, чтобы уменьшить число больных?

— Колонии закрыли для того, чтобы зараза не выходила за забор, у нас там чуть меньше половины зоны болела и болеет до сих пор этим гриппом, медики нам сказали по секрету что это не грипп, а новая болезнь Сorona-kesel (корона-болезнь).

— Значит в колонии эпидемия коронавируса?

— Еще какая эпидемия, в одном из отрядов сделали дополнительный лазарет, туда переводили всех заключенных с сильным кашлем и температурой, им даже запретили выходить на проверку. Сначала все им завидовали и говорили, что было бы хорошо заболеть и полежать там. Но, когда через месяц оттуда начали выносить трупы, у всех сразу пропало желание там полежать.

— Это были трупы именно тех самых заболевших заключенных?

— Да, умерших увозили куда-то сами сотрудники колонии, их не выдавали родственникам. Мы все там спорили и гадали по поводу того, что происходит на самом деле. Сотрудники колонии нам ничего не говорили, только били за такие вопросы и сажали в ШИЗО. В колонии всех овеял страх, кто-то говорил про химическое оружие, кто-то про биологическое, кто-то про заговор…

— Вы можете сказать сколько заключенных умерло от коронавируса?

— В общем умерло человек 14. Я точно не могу сказать, некоторые умирали ночью и их сразу куда-то увозили на мусоровозе.

— Умерших вывозили в обычных мусоровозах?

— Да, вам никто не предоставит катафалк, обитый бархатом.

— Какие лекарства давали больным, как и чем их лечили?

— Я сам не видел, но со слов больных, лекарств никаких не давали и раз в неделю окуривали гармалой, больные кричали что и так дышать не могут, а тут еще и дымом задыхались. Больные просто лежали отдельно от всех, лекарства давали только тем больным, чьи родственники переводили деньги на телефон сотрудников колонии или отправляли через таксистов к ним домой.

— Кто-то из сотрудников колонии тоже умер от коронавируса?

— Да, двое умерло. Один был из роты охраны. Я слышал, что он призывался в армию в ноябре прошлого года, а второй был сержантом на зоне — он тоже болел, но начальник не давал ему больничный, а потом он пропал и после мы узнали о его смерти. Если к своим они так относятся то, что говорить о нас?

— Среди тех, кто вышел на свободу тоже были больные коронавирусом?

– Когда нас собрали и повезли на вокзал, там несколько человек не могли сами передвигаться и их земляки понесли на руках, на вокзале нас загрузили в вагон и повезли по регионам.

— Это были инвалиды?

— Нет, инвалидов среди нас не было, это были больные из больничного барака у них не было сил двигаться. Они болели коронавирусом.

— И вы все ехали в одном вагоне?

— Да, нас закрыли в вагоне, а конвой сел в соседний вагон. Дома меня встретила жена и сразу спросила про мое здоровье, нет ли у меня температуры. Когда в кругу семьи я завел беседу про коронавирус, мать меня перебила и сказала, что у нас в стране нет вируса. Когда я с удивлением посмотрел на нее, она сказала, что не хочет снова видеть меня в тюрьме, так как в стране запретили говорить о коронавирусе. Когда откроют дороги и начнут летать самолеты, я решил, что уже навсегда уеду из этой страны.

ACCA.

Последние новости

Заочные приговоры каракалпакским активистам и статистика политических дел в Каракалпакстане
Заочные приговоры каракалпакским активистам и статистика политических дел в Каракалпакстане
Нарушение прав туркменских детей из семей трудовых мигрантов.
Нарушение прав туркменских детей из семей трудовых мигрантов.
Гражданский активист Жумасапар Дадебаев переведен на тюремный режим
Гражданский активист Жумасапар Дадебаев переведен на тюремный режим
Никого не удивляет разложение системы образования./Sowatsyzlaşmagyň syýasatyna hiç kim geň galmaýar2
Никого не удивляет разложение системы образования./Sowatsyzlaşmagyň syýasatyna hiç kim geň galmaýar2
Azatlyk Radiosy:“Konstitusiýanyň ähli düzgünlerini bozup, ata häkimiýeti öz ogluna geçirdi” Hajyýew
Azatlyk Radiosy:“Konstitusiýanyň ähli düzgünlerini bozup, ata häkimiýeti öz ogluna geçirdi” Hajyýew