Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

О. Мурадова, А. Аманклычев и С. Хаджиев в списках политзаключенных.

О. Мурадова, А. Аманклычев и С. Хаджиев в списках политзаключенных.

Предыстория вопроса. В октябре 2005г. президент Туркмении С. Ниязов дал указание МИД и МНБ республики немедленно приступить к выполнению задачи по выявлению фондов и НПО, финансирующих движения и группы зарубежной оппозиции. "Бандиты и террористы могут находить контакты с иностранными инвесторами и деньги, а вы – нет? Совести у вас нет, я вас кормлю, но ни один из вас не подошел ко мне и не рассказал о таких случаях, не предложил предпринять против этого меры", - обратился президент к своим министрам (DW-10.10.2005), после того как правозащитники официально приняли участие в ежегодном совещании ОБСЕ-БДИПЧ по человеческому измерению, прошедшем в Варшаве. Несмотря на ноту протеста туркменского правительства, члены Туркменского Хельсинкского Фонда были допущены к участию в совещании. В ответ власти, выполняя указание Ниязова “... участвовать во всех их мероприятиях легально и нелегально”, впервые после многолетнего отсутствия, отправили посла Туркменистана в Варшаву, где В.Кадыров был вынужден несколько дней подряд слушать выступления туркменских активистов.

Согласно достоверных источников, осужденных 25 августа на 7 и 6 лет Аманклычева, Мурадову и Хаджиева после суда перевели в СИЗО Яшлык. Статья 371 УПК Туркменистана дает осужденному право на свидание с родственниками сразу после суда, однако Аманклычеву, Мурадовой и Хаджиеву было категорически отказано в этом праве. Тогда родственники осужденных 31 августа поехали в СИЗО - Яшлык чтобы добиться свидания там, но начальник следственного изолятора подполковник Бяшимов А.Д. не дал им разрешения, сославшись на запрет специальной комиссии, в тот же день приехавшей в СИЗО из Ашгабада. Привезенные для осужденных лекарства, одежду, воду и еду Бяшимов принять отказался, потребовав предъявить официальное разрешение из министерства национальной безопасности.

На вопрос о причине столь жестокого даже для туркменских реалий отношения к активистам, источник из аппарата президента пояснил:” С самого начала мы знали, что речь идет о мести высшего руководства страны. Брат Сапардурды Хаджиева, Аннадурды, критикует режим Ниязова, забросал канцелярию президента, прокуратуру, МНБ письмами и факсами. Туркменский Хельсинкский Фонд открыто ведет правозащитную работу, а теперь и Огулсапар Мурадова осмелилась сотрудничать с Радио Свобода. Такие поступки режим не прощает!”

Итак, в эти дни в списки под заголовком ОСОБО СЕКРЕТНО туркменские власти вписали фамилии журналиста Огулсапар Мурадовой, активистов Аннакурбан Аманклычева и Сапардурды Хаджиева. Среди работников правоохранительных органов данные списки носят название “красные” поскольку на досье этих лиц красным шрифтом написано “особо секретно”.

Сразу после 25 августа из различных источников нам стали поступать сообщения о ходе следствия и суда. Работник министерства национальной безопасности на условиях анонимности сообщил: ” Во время следствия мужчины, Аманклычев и Хаджиев, подверглись различным воздействиям, в том числе физическим. А на Мурадову оказывали психологическое воздействие, применяли психотропные препараты. Все трое выглядели ужасно, поэтому свидания с адвокатами были запрещены. И поэтому на суд не допустили родственников. Адвокатам же было строго запрещено говорить о том, что они видели на суде.”

Данную информацию подтвердили и очевидцы, находившиеся 25 августа в здании суда:”Все трое адвокатов выходили из заседания с выражением ужаса на лице. Рассказывать подробности они опасаются, только кивают наверх и намекают на негуманное отношение к осужденным.” Технический работник Ашгабатского городского суда рассказал:” После заседания суда адвокаты всех троих подсудимых вышли из заседания со слезами на глазах и сказали, что теперь им стало ясно почему родственников не допустили на суд.”

Вышеуказанный работник министерства национальной безопасности уточнил:” По данному делу родственникам Аманклычева, Мурадовой и Хаджиева адвокаты давали неточную информацию: они говорили, что видели арестованных, но на самом деле они встречались только со следователем. Затем, в июле месяце, им вообще запретили допуск даже к следователю”.

Послесловие. “В государственных СМИ сообщалось, что Аннакурбан Аманклычев якобы вступил в преступный сговор с двумя европейскими дипломатами с целью заговора против президента Ниязова, при этом, согласно информации в СМИ, дипломаты обеспечили правозащитников аудио-визуальной записывающей техникой, чтобы вызвать беспорядки и недовольство населения, и инициировать широкомасштабную политическую активность против действующего правительства, как это произошло в Грузии и Украине. Правительство Франции и ОБСЕ отвергли обвинения, журналисты и правозащитные группы утверждали, что оборудование, о котором идет речь, использовалось только для сбора информации” http://www.eursianet.org/turkmenistan.project.

Несмотря на масштабный международный скандал, инициированный властями, на суде против обвиняемых не было выдвинуто никаких обвинений в шпионаже. Как и предполагалось, спецслужбы, выполняя прошлогодний заказ президента на политическое преследование активистов, подбросили Аманклычеву патроны. В итоге все трое были осуждены по статье 287 (2) Уголовно-процессуального кодекса Туркменистана, в которой речь идет о «незаконном приобретении, продаже, хранении или транспортировке оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ по сговору между группой лиц».

Во время судебного заседания за углом здания Азатлыкского суда стояла машина и снимала на видео всех, кто подходил к суду. Работники 6-го отдела патрулировали улицу.

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.