Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Неудавшаяся вербовка.(часть 3)

Неудавшаяся вербовка.(часть 3)

Неудавшаяся вербовка. История гражданского активиста из Центральной Азии (часть 3)

Служба национальной безопасности Узбекистана пыталась сделать из Жумасапара Дадебаева агента для работы в других странах.

Публикуем заключительную часть истории гражданского активиста и блогера Жумасапара Дадебаева (начало см. http://memohrc.org/ru/news_old/neudavshayasya-verbovka-istoriya-grazhdanskogo-aktivista-iz-centralnoy-azii, https://memohrc.org/ru/news_old/neudavshayasya-verbovka-istoriya-grazhdanskogo-aktivista-iz-centralnoy-azii-chast-2). В 2016 году – еще до того, как он занялся общественной деятельностью – Служба национальной безопасности Узбекистана пыталась завербовать его в качестве агента для работы за рубежом.

Руководитель Центрально-Азиатской программы Виталий Пономарёв встретился с Жумасапаром в Стамбуле в июне 2021 года, и они разговаривали несколько часов. Разумеется, не все детали событий 2016 года активист помнил одинаково четко и не все, о чем говорили «агенту» сотрудники СНБ, можно считать достоверным. Но их слова и действия ярко характеризуют как преступные методы работы спецслужб эпохи Каримова, так и настроения, существующие в этой закрытой от обычных граждан среде.

В январе 2022 года через несколько дней после того, как был согласован текст публикации с изложением начала истории Дадабаева, активист был похищен и, как предполагают, незаконно вывезен в Узбекистан (http://memohrc.org/ru/news_old/bloger-i-grazhdanskiy-aktivist-zhumasapar-dadebaev-prinuditelno-vyslan-iz-turcii-v).

Иззат и Тимур После разговора Дадебаева с Бахромом Палванназаровичем на конспиративную квартиру приехал сотрудник Службы национальной безопасности Иззат. На следующий день начались регулярные занятия. Обучение проходило на той же квартире с девяти утра до пяти вечера. После занятий Дадебаев мог самостоятельно выходить на улицу. Три дня индивидуальной подготовкой будущего агента занимался Иззат, затем еще два дня – другой сотрудник Тимур. По словам Дадебаева, о некоторых вещах обучавшие его снбшники говорили по-разному, иногда предупреждали, не сообщать о чем-то из рассказанного другим «учителям».

«Иззат о многом расспрашивал и сам рассказывал – об Америке, России, талибах, ИГИЛ (оба сообщества запрещены в РФ – прим. ред.), оппозиционерах… Мне было интересно. Задавал вопросы: какие фильмы я смотрю? какие книги читаю? Иногда говорил: «Что тебе интересно? Спрашивай».

Иззат объяснил ученику, что ЦРУ в прошлом спонсировало афганский джихад Усамы бен Ладена при поддержке Пакистана и Саудовской Аравии. Позже Усама возглавил «Аль-Каиду» и вышел из-под контроля спецслужб.

«Сегодня, используя проблему ИГИЛ (запрещена в России), Россия зашла на Ближний Восток, чтобы противостоять Америке, - говорил Иззат. – Но, если Путин умрет, российские военные уйдут из Сирии, тогда террористы на нас нападут… После смерти Путина Рамзана Кадырова (глава Чечни – прим ред.) тоже уберут». По словам Иззата если позже Кадырова попытаются отстранить от должности, он может объявить о суверенитете своего государства.

Насчет Китая Иззат высказал мнение, что к 2030 году Китай станет очень сильной страной и сможет подавить сопротивление уйгуров. «Их права - это не наше дело», - подчеркнул сотрудник СНБ. Но если проживающий в Турции Мухаммад Солих или другие пантюркисты «придут у нас к власти, может начаться война с Китаем из-за уйгуров».

Иззат говорил и о территориальных проблемах Центральной Азии. По его словам в 1924 году при создании Узбекской ССР Ташауз, Лебап, Ленинабад, Ош и Туркестанскую область Казахстана временно передали другим республикам (субъективное изложение исторических событий – прим. ред.). Но «скоро в 2024 году серьезные дела будут, мы планируем Ташауз и Лебап обратно вернуть, там узбеков много, на 100 лет их отдали, движение есть». Дадебаев вспоминает: «Бахром тоже об этом говорил, но конкретный год назвал Иззат».

Неоднократно в ходе разговоров возникало и имя известного ташкентского имама Обида Назарова, получившего убежище в Швеции. Иззат называл его «террористом» и «ваххабитом». По его словам в конце 1990-х годов, когда верующие спросили Обида кори, является ли афганское движение «Талибан» (запрещено в России) врагом Узбекистана, о чем писали СМИ, он процитировал хадис о том, что если фасик (нечестивец) принесет хабар (весть), ее надо проверить. В другом случае Обид кори и некоторые другие имамы критически оценили решение властей Узбекистана о минировании границы с Таджикистаном, сказав, что от этого пострадает простой народ (за 20 лет от мин погибли 374 человека, 485 получили ранения, разминирование было начато через два года после смерти Ислама Каримова и завершилось в 2021 г. – прим. ред.). Иззат приводил эти случаи как примеры «поддержки терроризма» со стороны Обида кори. По его словам один из учеников имама был причастен к взрывам в Ташкенте в феврале 1999 года. Сам Обид кори, по мнению Иззата, «более-менее нормальный, но не смог договориться с Исламом Каримовым. Вот бывший муфтий Мухаммадсодик Мухаммадюсуф договорился с президентом и работал, умер на родине. Знаешь, сколько тысяч пришло на его жаназа (похороны)? И Анвар кори (главный имам Ташкента, умер в 2018 г. – прим. ред.) до сих пор работает».

Иззат заявил, что «многие ждут фетву Обида кори», чтобы выступить против правительства. Кроме того, в спецслужбах и армии есть группы националистов, не любящие Ислама Каримова и борющиеся за влияние друг с другом.

О будущей «работе» в Стамбуле Иззат объяснял, что узбеки из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана едут через Турцию в Сирию, важно внедриться в этот канал и поставить его под контроль. «Сними квартиру, принимай гостей, помогай с гостиницей, а данные отправляй нам. Но будь внимателен. Один наш после разговора пошел в туалет, чтобы записать информацию, террористы его поймали и убили. Не будь таким дураком». Иззат показал фотографии нескольких мужчин, сказал: «наши ребята, в Стамбуле они тебя встретят, но Бахрому об этом не говори». Он также демонстрировал Дадебаеву видео джихадистов и «врагов государства», объясняя, кто есть кто, надо было запоминать их лица.

В пятницу 19 августа Дадебаев вместе с Иззатом поехали в мечеть «Илон ота». Иззат на месте объяснял «ученику», где находятся видеокамеры, как лучше себя вести, как получать информацию у верующих.

В один из дней на конспиративную квартиру приехал преподаватель Ташкентского исламского института, закончивший университет «Аль-Азхар» в Каире. Он тестировал будущего агента по широкому кругу религиозных вопросов, выслушивал теологическое обоснование его позиции: можно ли считать мусульманином того, кто не читает намаз, или женщину, не носящую хиджаб? можно ли читать Коран или произносить дуа на могилах? обращаться к Аллаху через посредника? и т.д. Также рассказывал и задавал вопросы о специфике взглядов различных узбекских исламских сообществ и их лидеров, зарубежных мусульманских течений.

Затем работу с Дадебаевым начал 29-летний сотрудник СНБ по имени Тимур. Он был на год моложе своего ученика. Активист характеризует его как «манкурта» и «зомбированного националиста». «Помню, он говорил: «Когда руководство проводит совещание и некоторых отправляют в Сирию, я каждый раз мечтаю, чтобы меня тоже отправили. Я бы пошел добровольно, но не отпускают. Если даже погибну, главное, что я умру за свою родину - Узбекистан». По словам Дадебаева «Тимур действительно верил в свое государство, когда упоминал имя президента Ислама Каримова – от избытка эмоций аж слюни летели изо рта».

Тимур принес на конспиративную квартиру оборудование и проверил Дадебаева на полиграфе. Говоря об узбеках, уезжающих на войну в Сирию, несколько раз повторял: «Пусть едут. Ты только узнай, кто они, кто уезжает, кто возвращается. Их данные нам нужны. Фотографируй паспорта. Но пусть там ходят. Если они останутся в Узбекистане, нам больше проблем будет».

Предполагалось, что после выезда Дадебаева за рубеж контакты с СНБ по большинству вопросов он будет осуществлять через Тимура. Последний инструктировал: когда будешь в Москве, если телефонный номер или настоящее имя наших «террористов» узнаешь, где они и их семьи, из какого района, с кем общаются – сразу звони, этого достаточно, чтобы их поймать.

Тимур вводил в курс ситуации и давал практические советы. По его словам «многие продавцы, попрошайки у мечети возле метро «Новокузнецкая» в Москве на ФСБ или на нас работают. Поблизости ресторан (название опущено при публикации - прим ред.), там прослушка ФСБ идет… Многие узбеки, помогающие землякам с регистрацией, тоже связаны со спецслужбами… Между террористами надо при возможности сеять недоверие. Есть разные способы. Например, когда встречаются в квартире, ты деньги или телефон из кармана одежды у одного можешь положить другому. Когда обнаружат, друг друга подозревать начнут».

«Коктейль Молотова» для посольства и болезнь Каримова

В один из первых дней подготовки Дадебаев сказал Иззату, что его планируют отправить не в Стамбул, а в Москву. Сотрудник СНБ был удивлен и сразу позвонил Бахрому Палванназаровичу. Тот приехал на следующее утро. Агент получил серьезный нагоняй. «Ты ведь как будто грамотный. Не понимаешь что ли? Среди нас тоже есть группы разные, копают друг под друга. Есть те, кто не любит Ислама Каримова. Поэтому не рассказывай другим насчет наших планов. Хорошо, что ты не сказал Иззату о «подарке», иначе живым не вышел бы». На будущее договорились в разговорах с Иззатом и Тимуром придерживаться версии, что Жумасапар поедет в Турцию через Россию.

Дадебаева удивило, что от Бахрома Палванназаровича с утра пахло алкоголем. «Я ночь не спал, - объяснил тот. – Дада (отец) серьезно заболел» (собеседник Дадебаева имел в виду болезнь президента Ислама Каримова, скончавшегося, по официальной версии, менее чем через две недели после этого разговора – прим. ред.).

Все же неконтролируемые действия агента серьезно беспокоили руководителя операции. Чтобы сильнее привязать Дадебаева к СНБ, возник план очередной провокации. «Мы тебе доверяем, - сказал Бахрома Палванназарович, - но хотим проверить. На днях отвезем тебя к английскому консульству или американскому, бросишь туда «коктейль Молотова». Потом сразу убегай. В охране в некоторые дни наши люди работают, так что тебя не поймают. Но не медли. Успеешь или не успеешь поджечь, бросай, нам будет достаточно. Один дурак не туда бросил, еле-еле мы успели поправить».

Дадебаев вспоминает: «Я был в шоке: оказывается, это СНБ – террористы. Спросил: зачем это? Ясного ответа не получил. Бахром Палванназарович сказал только: «Это наши дела, потом узнаешь». Если бы Ислам Каримов не заболел, меня бы заставили это сделать». Безусловно, участие в такого рода акции против западного посольства создало бы правовые основания для розыска Дадебаева как террориста. И он не мог бы рассчитывать на международную защиту, если бы в дальнейшем отказался от сотрудничества с СНБ.

Между тем по мере ухудшения состояния здоровья Ислама Каримова у сотрудников СНБ возникли сомнения в целесообразности дальнейшей подготовки агента для операции в Москве. «Я вижу, они забегали, не до меня им, - вспоминает Дадебаев. – Чувствую, надо оттуда выбираться. У моей двоюродной сестры свадьба в Каракалпакстане была назначена. 22 августа я сказал, что мне нужно ехать на свадьбу. Они проверили через нашего участкового – действительно, будет свадьба. Иззат сказал Бахрому, что меня еще минимум месяц готовить надо. Но в той ситуации согласились отпустить на свадьбу, а потом – в Москву. Сказали, что позже свяжутся и скажут, что надо делать. Пригрозили серьезными последствиями, если убегу или расскажу об их делах кому-то».

Бахром приказал Дадебаеву купить в Москве две сим-карты, с одной звонить ему, с другой – Тимуру. Тимур также создал для Дадебаева страницу в «Одноклассниках» на имя Азима Азимова, через который они могли поддерживать связь., «Я поехал домой поездом, - вспоминает Дадебаев. – В начале сентября Каримов умер. На 4 сентября взял билет на самолет из Нукуса в Москву. Мое имя было в «черном списке», но я позвонил Тимуру и меня пропустили на рейс. Из Москвы еще раз позвонил Тимуру, сказал, что все нормально, долетел, после этого выбросил симку».

В эмиграции

По словам Дадебаева после смерти Ислама Каримова он боялся, что его могут арестовать в Узбекистане за участие в террористических планах Службы национальной безопасности, иногда даже возникали мысли о самоубийстве. В Москве он несколько месяцев ждал, что Рустама Иноятова и связанных с ним людей арестуют за их преступления и он сможет вернуться в родное село. Однако Иноятов до 2018 года сохранял пост главы СНБ.

Спецслужбы не оставляли в покое: начали звонить его двоюродному брату, работавшему в Москве, забрали ноутбук из дома родителей. 20 декабря через родителей дозвонился Тимур. «Спрашивает, где нахожусь, почему не выхожу на связь? Я отвечаю, что не могу купить нормальный телефон - обманываю одним словом. Тимур в ответ: телефон тебе дадим, придет один парень, научит через IMO связываться и по другому. Я отказался, сказал, что сам куплю аппарат и перезвоню после Нового года. Симку сразу выбросил».

Поняв, что освободиться от внимания СНБ в России не получится, Дадебаев 18 января 2017 года вылетел через Баку в Стамбул. «Вспомнил слова Тимура, что наши радикальные ребята-узбеки через Азербайджан едут, так как там стикер не спрашивают» (система разрешительных стикеров – вклеек в паспорта, дающих право выезда за пределы безвизовых государств СНГ сроком на два года, действовала в Узбекистане с 1995 по 2019 гг. – прим. ред.). В Турции – работал, учился в медресе.

В мае 2018 года спецслужбы Узбекистана вновь вышли на него через соцсеть, угрожая в случае отказа от сотрудничества создать проблемы, предлагали «подумать о родственниках» и т.п., но Дадебаев отказался от дальнейших контактов. Трудно сказать, было ли случайностью то, что «послание от СНБ» пришло на следующий день после того, как эмигранта посетили гости-узбеки.

Во второй половине 2018 года Дадебаев связался с некоторыми зарубежными активистами, рассказав о готовившейся СНБ Узбекистана в 2016 году провокации с его участием. С 2019 года стал выступать в Youtube и соцсетях, где быстро набрал популярность, объявил о создании партии туркмен Каракалпакстана «Достлук», присоединился к туркменскому протестному движению в Турции… Упоминание об истории Дадебаева появилось в рассылке каракалпакской оппозиции и в материалах, распространенных в том же году в ходе совещания ОБСЕ по человеческому измерению в Варшаве. Однако привлечь внимание зарубежных СМИ активисту не удалось. Интервью, записанное в Стамбуле представителями узбекской службы «Озодлик» (Радио Свобода) с участием американского аналитика Ноа Такер (Noah Tucker) в эфир так и не пошло. «Как-то у нас сразу не получилось, - вспоминает Дадебаев. - Я не стал им всего рассказывать, а их, кажется, больше интересовали связи с Сирией, чем моя история».

После первых выступлений на Youtube спецслужбы Узбекистана пришли домой к родителям Дадебаева и инициировали запрос о его розыске по линии Интерпола. О международном розыске самому активисту стало известно лишь после задержания турецкой полицией в октябре 2020 года.

Впрочем события в Турции в 2019-2022 гг., связанные с общественной деятельностью Жумасапара Дадебаева и его недавним «исчезновением», – это уже другая история.

Виталий Пономарев

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.