Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Курбанбиби-шоу.

Курбанбиби-шоу.

Генеральный прокурор Туркмении Курбанбиби Атаджанова, отправленная 10 апреля на пенсию "по состоянию здоровья", окончательно повержена, ославлена, названа "клятвопреступницей", обвинена в "нравственном падении" и отдана во власть туркменского закона. Того самого, который она блюла с разрешения "отца нации" с 1995 года. Больше года она занималась этим в нарушение конституции "страны Золотого века Туркменбаши", не позволяющей занимать этот пост больше двух пятилетних сроков.

Впрочем, уже сразу после отставки г-жи Атаджановой ее участь можно было считать решенной (см. "Время новостей" от 11 апреля). Вчерашнее многочасовое телешоу из генпрокуратуры, где с обличительной речью выступал Туркменбаши, выглядело очередной показательной поркой не оправдавшего высокого доверия высокопоставленного чиновника, поправшего "законы чести и долга, унаследованные от великих предков".

"Виновница", 59-летняя экс-генпрокурорша, которую туркмены привыкли видеть в зеленом генеральском мундире с кокетливой форменной шапочкой на голове, казалась сильно постаревшей даже по сравнению с тем, как она выглядела месяц назад, когда докладывала о разоблачении очередного преступления туркменских нефтяников. Еще больше усугублял это впечатление новый наряд Атаджановой она была в национальном платье и в платке.

Курбанбиби Атаджанова просила прощения у "любимого сердара", ссылаясь на трех своих дочерей. Но он был неумолим. "Если я прощу тебя, то стану таким же преступником, как и ты", отвечал вождь. Телекамера иногда отвлекалась от сцены и переводила объектив на зал, где обнаруживала пребывающих в глубоком шоке бывших подчиненных "всесильной Биби", как они ее обычно называли. Их лица были восковыми.

Перед тем как зрители услышали мольбы бывшей генпрокурорши, им поведали то, о чем они догадывались, но "боялись спросить". Сначала о "злодеяниях" Атаджановой "с горечью" говорил сам "великий сердар". Туркменбаши рассказал о том, как она, пребывая на высоком посту, "пользуясь правом вседозволенности, приведшим к подлинному беспределу", установила "практику мздоимства и взяточничества, поправ принципы справедливости и гуманизма". Выяснилось, что бдительный вождь "уже с полгода как усомнился в ее честности, во многом благодаря письмам в его адрес с жалобами от рядовых граждан".

Туркменбаши подробно описал "неприглядную картину" деятельности преступной бывшей генпрокурорши, которая ему внезапно открылась. А ведь ее в свое время уже "уличили в нескромности, когда был снесен ее огромный не по доходам роскошный дом". Но сердар с болью признал, что Атаджанова "не только не сдержала своего обещания впредь не допускать ничего подобного, но и превзошла саму себя в своем тщеславии и корысти, обзаведясь не только настоящим дворцом, но и немыслимым количеством квартир". Туркменбаши рассказал прокурорским работникам то, что знали не только они, но и практически вся страна: как Атаджанова "использовала для прикрытий своих преступлений своего приемного сына-наркодилера", как она "свирепствовала, привлекая к уголовной ответственности даже невинных людей".

Тут, кстати, можно чуть передохнуть от пересказа открывшейся "отцу нации" картины "низости падения Атаджановой" и вспомнить, что именно она раскрывала заговоры против Туркменбаши среди практически всех его ближайших соратников, министров и вице-премьеров, генералов и руководителей компаний. Большая их часть после судебных процессов, свидетелей которых нет, упрятана либо пожизненно, либо на десятки лет в тюрьмы, где их с тех пор никто не видел ни родственники, ни адвокаты, ни международные наблюдатели...

Очевидно, теперь, когда Туркменбаши уверен, что угрозы его трону "алмазного венца туркменского народа" из ближайшего окружения вырваны с корнем руками Атаджановой, можно принести в жертву и ее саму осведомленного шеф-повара ниязовской политической кухни. Не расскажешь же всему народу, почему он сам, всесильный властитель, так долго не решался примерно наказать свою генеральную "карающую длань" правосудия. Впрочем, причину этого расскажет в Ашхабаде почти любой студент Атаджанова чуть ли не открыто бахвалилась, что она обладает столь уничтожающим компроматом на самого Ниязова, упрятанным в надежных местах, что он не осмелится на нее покуситься...

Все, что затем рассказал о злодеяниях и воровстве Атаджановой ее бывший заместитель, которому досталось в наследство ее кресло, уже не так интересно. Ну кого нынче удивит перечисление сокровищ, обнаруженных у поверженного высокопоставленного туркменского чиновника? Подумаешь, шесть с лишним миллионов долларов наличными, 36 жилых домов, 25 иномарок, несколько бульдозеров и автокранов, кирпичный заводик, мельница для очистки риса, десятки гектаров землевладений, тысячи голов крупного и мелкого рогатого скота...

Кстати, по поводу скота. Как рассказал вчера "Времени новостей" один из обобранных до нитки Атаджановой средней руки туркменских бизнесменов, "после оглашения вынесенного ей приговора и отправки бывшей генпрокурорши по этапу" он "зарежет столько баранов, сколько лет ей дадут". Баран в Туркмении стоит 20 долларов...

Чтобы проверить эффект произведенной им экзекуции, Туркменбаши вчера отважился на рискованный шаг. Обратившись к присутствующим в зале сотрудникам генпрокуратуры, он спросил: "А кто здесь не ворует и не берет взяток?" В ответ поднялись несколько рук в последних рядах. Похоже, что именно эти "неподкупные" и станут первыми жертвами уже объявленной вождем кампании по выявлению "оборотней в погонах".

Аркадий Дубнов.

«Время новостей»

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.