Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

"Рухнама" вместо высшего образования.

"Рухнама" вместо высшего образования.

В Туркмении с 1 июня не признают дипломы ни МГУ, ни Оксфорда, ни Сорбонны. Так решил выпускник Ленинградского политехнического президент Ниязов. Десятки тысяч молодых специалистов остаются без работы. В стране повышают престиж собственных вузов, где студентов учат, что Великая Отечественная началась не в 1941-м, а в год, когда туркмены попали под российское иго.

"Туркмен сегодняшнего дня, ты образован до тех пор, пока не прекратишь процесс работы над собой, без продолжения учебы ты превращаешься в невежду. Я особенно преклоняюсь перед образованными людьми". Это цитата из "Рухнамы", самой главной туркменской книги, написанной самым главным туркменом. Но с сегодняшнего дня в вопрос, кого считать человеком образованным, внесены первые поправки. Туркменбаши отказал в преклонении обладателям дипломов российских вузов, полученных после 1993 года. Речь в первую очередь идет о русскоязычных жителях страны.

"Сейчас русских выживают отсюда. Раз выдавливаются русские - выдавливается передовая часть населения, - утверждает председатель русской общины Туркменистана Анатолий Фомин. - Нашу организацию не регистрируют. Мы не нужны, потому что мы организованная часть общества. А организованная часть общества всегда может противостоять такому диктатору, как туркменбаши".

Сейчас в Туркмении проживает около 100 тысяч русских. С принятием нового закона многим из них придется страну покинуть. По данным русской общины, и так ежедневно до 25 семей уезжают в Россию. Но даже здесь их не оставляют в покое. Обсуждение вопросов, неугодных туркмебаши, не допускается ни в Туркмении, ни за ее пределами. Дать открыто интервью – значит: подписать приговор родственникам, которые еще не успели выехать в Россию. "Господин Ниязов сказал: "Мы не будем никого выгонять. Мы сделаем так, что они сами уедут". Вот и все", - говорит иммигрант из Туркмении, попросивший не называть его имя.

Туркменское руководство ведет сознательную политику по выдавливанию из страны не только русских, но и вообще всех образованных людей. Резонно предположить, что российское высшее образование не устраивает Ашхабад потому, что у нас учатся слишком долго. Как минимум четыре года. В туркменских вузах учатся всего два года, то есть меньше, чем в российских ПТУ, а результаты обучения наводят на мысль о некоем своеобразии высшего образования в Туркмении. "У нас один мальчик, очень способный, поступал в университет, - рассказывает иммигрант. - На экзамене по истории ему вопрос: когда была Великая Отечественная война. Он сказал: "В 1941-1945 годах". "Нет, - ответили ему. - Великая Отечественная была в XIX веке. Потому что тогда туркмены попали под российское иго".

Вероятно, власти Туркмении пошли бы еще дальше и отказались признавать и советские дипломы. Сдерживает их, видимо, только одно: сам туркменбаши, то есть господин, а в прошлом товарищ, Ниязов в 1967 году закончил Ленинградский политехнический. Об этом эпизоде биографии он обычно вспоминает с удовольствием.

Теперь, видимо, молодым туркменам глубоких познаний в науках не требуется. Достаточно лишь во всем руководствоваться "бессмертным" трудом туркменбаши "Рухнама". Там можно почерпнуть, например, такую глубокую мысль: "Как сейчас воспитаем молодежь - такое будет у нас завтра."

Андрей Медведев Программа «Вести» (РТР) 1 июня 2004 г.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.