Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

«Станы» Средней Азии и Америка.

«Станы» Средней Азии и Америка.

Недавний политический переворот в Кыргызстане хоть и не привел к конкретным результатам, но, по крайней мере, помог привлечь внимание Запада к ’станам’ Средней Азии, к которым относятся также Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. Они представляют из себя арену тщательно отрегулированного и скрытого соперничества между Соединенными Штатами и Россией.

В самой Киргизии на расстоянии нескольких километров друг от друга находятся американская и российская военно-воздушные базы. После событий 11 сентября Соединенные Штаты решили впервые в истории установить масштабное западное присутствие в данном регионе. Хотя после этого внимание Вашингтона отвлек Ирак и другие задачи, Соединенные Штаты все еще преследуют три основных цели в этой части Азии. Их антитеррористическая деятельность увенчалась определенным успехом. Однако в достижении двух других целей, а именно, в получении доступа к энергоресурсам и в постепенной эволюции авторитарных режимов в направлении создания более открытых политических систем, успехов явно недостаточно. Хотя прошло почти 15 лет с момента обретения большей частью коммунистического мира политических и экономических свобод, Средняя Азия по-прежнему находится в болоте архаических стереотипов далекого прошлого.

С сожалением приходится констатировать, что свержение весной этого года президента Киргизии Аскара Акаева (и продолжающаяся в стране борьба за власть) не стало примером зародившегося внутри страны процесса демократизации или смены режима, инспирированной США.

Эти события не стали вариацией на тему цветных революций, подобных революции роз в Грузии или оранжевой революции на Украине. События в Киргизии, как и во всей Средней Азии, развиваются благодаря клановым пристрастиям, региональным связям и междоусобицам архаичных правящих элит. На этом своеобразном фоне действуют организации гражданского общества, пытаясь развивать демократию.

Даже при таком раскладе, режим Аскара Акаева был единственным в Средней Азии, мирившимся с активной политической оппозицией и масштабной западной поддержкой общественным организациям. В ряду пяти президентов стран региона Акаев был единственным, кто не являлся бывшим коммунистом-перерожденцем. Он стал первым из этих президентов, кто объявил о намерении оставить пост по истечении своего последнего президентского срока в конце текущего года. Однако оппозиционные силы заподозрили, что он использует новый состав парламента для изменения конституции и получения права баллотироваться еще на один срок. Поддержав массовые протесты оппозиции, направленные на его изгнание, Соединенные Штаты тем самым дали понять остальным четырем среднеазиатским лидерам, что их срок пребывания у власти должен завершиться еще при их жизни.

Американская военно-воздушная база, расположенная в аэропорту Манас рядом со столицей Бишкеком, обеспечивает проведение операций в Афганистане. Акаев совершенно открыто предложил использовать Манас в интересах многонациональных сил во главе с США вскоре после событий 11 сентября, и его преемники намерены продолжать такое сотрудничество.

Гипотетически эта база может в будущем использоваться в качестве компонента стратегии сдерживания в отношении Китая, а проводимые там строительные работы говорят о том, что база эта будет эксплуатироваться длительное время. Официально Соединенные Штаты придерживаются позиции, что их присутствие там не является постоянным, а Россия настаивает на том, что американское присутствие на базе должно закончиться с завершением операций в Афганистане. Однако Москва, возможно, глядя на Китай, не выдвигает сроков окончания американского присутствия в Киргизии.

В Узбекистане США содержат военно-воздушную базу Ханабад, крупное звено обеспечения коалиционных сил в Афганистане. Президент Ислам Каримов рассчитал, что в обмен на эту базу Вашингтон позволит ему самостоятельно определять масштабы и темпы реформ в стране. Каримов предпочел отложить проведение политических и экономических реформ, обосновав свое решение опасностью дестабилизации в стране. Первым росткам плюрализма в стране было позволено появиться всего несколько месяцев назад.

Узбекистан представляет самую высокую степень опасности в Средней Азии в плане проявлений деятельности политизированного ислама. В стране подавляется вся независимая религиозная деятельность, несмотря на рекомендации Соединенных Штатов, состоящие в том, что репрессии могут ожесточить и политизировать оппозицию властям. Движение исламских боевиков ’Хизбут Тахрир’, наиболее активная подрывная сила региона, либо жестко контролируется властями, либо ушло в глубокое подполье. Это движение глубоко проникло в среду узбекской диаспоры, проживающей в Киргизии и Таджикистане.

Правление таджикского президента Эмомали Рахмонова также кажется встроенным в политическую систему страны на долгие годы. Таджикистан, являясь самой бедной среднеазиатской страной, представляет из себя важнейший транзитный коридор для контрабанды наркотиков из Афганистана, являющегося главным в мире поставщиком героина. В этом году российских пограничников на таджикско-афганской границе, тянущейся на 1400 километров, сменят таджики. Таджикистан призывает к созданию международной коалиции для борьбы с наркотиками, которая должна решать проблему наркотрафика непосредственно в Афганистане и соответствующим образом оснастить таджикских пограничников для выполнения ими своих задач. Хотя американские военные оказывают значительную помощь в этом плане, российское экономическое влияние здесь остается господствующим, а российские войска сохраняют свое присутствие в стране.

Огромные запасы нефти и газа в Казахстане и Туркменистане жизненно важны для обеспечения энергетической безопасности Запада в перспективе, поэтому вызывает озабоченность тот факт, что Россия обладает почти монопольным правом на транспортировку этой нефти и газа из восточной части каспийского бассейна странам-потребителям. Соединенные Штаты преследуют антимонопольную политику, выраженную термином ’диверсификация трубопроводной системы’.

Такая политика дает большие преимущества европейским союзникам Америки. Однако данная политика страдает непоследовательностью, а Европейский Союз, похоже, смирился с тем, что Россия будет и впредь контролировать поставки энергоресурсов из региона. Москве удалось настоять на том, чтобы Туркменистан и Казахстан отложили прокладку транскаспийских трубопроводов на запад.

Даже в этих условиях Казахстан развивается более быстрыми темпами, чем его соседи. Страна переживает экономический бум благодаря нефтяному сектору, в котором лидируют американцы, а также благодаря успешной политике экономических реформ. В то время как соседний Туркменистан все глубже вязнет в болоте государственной экономики социалистического типа, а также в политической системе с причудливым культом личности Сапармурата Ниязова, Казахстан постепенно движется к открытой политической системе, к президентским выборам 2006 года и парламентским выборам 2008 года.

Возможно, часть заслуги в этом деле принадлежит Киргизии. Президент Нурсултан Назарбаев заявил, что беспорядки в Киргизии являются показателем того, что может случиться, если политические реформы начнут обгонять создание эффективно действующих государственных органов и не будут соотноситься с развитием гражданского общества, базирующегося на постоянном экономическом росте.

Владимир Сокор ( старший научный сотрудник Фонда Джеймстауна, издающего ’Eurasia Daily Monitor’), The Wall Street Journal Europe.

Перевод ИноСМИ.Ru

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.