Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Некоторым заключенным в Туркменистане предоставлено свидание с близкими.

Некоторым заключенным в Туркменистане предоставлено свидание с близкими

Под давлением усиливающейся международной критики власти Туркменистана пошли на уступки в вопросе о запрете свиданий политзаключенным, содержащимся в секретной тюрьме Овадан-Депе к северу от Ашхабада. Как стало известно ПЦ Мемориал», некоторым заключенным, осужденным по религиозным мотивам, недавно было предоставлено свидание с родственниками. Однако эти изменения коснулись не всех групп политических узников.

По информации, полученной из заслуживающего доверие источника, 28 июня 2018 г. более 30 родственников осужденных по обвинениям в т.н. «исламском экстремизме» были доставлены на автобусе из Ашхабада в изолированный комплекс Овадан-депе, где впервые после суда смогли увидеть своих родных через разделительное стекло и общаться с ними на протяжении около 40 минут. Жена одного из них сообщила, что ее муж выглядел сильно похудевшим и что официальные лица пообещали ей разрешить следующее свидание через два месяца. До этого на протяжении более 10 месяцев она не могла узнать, где находится ее супруг.

Вопреки международным стандартам и нормам национального права начиная с 2003 г. свидания всем группам политических заключенных в Овадан депе были запрещены на основе секретных распоряжений, а для осужденных за общеуголовные преступления свидания в редких случаях организовывались за пределами тюрьмы. Ситуация не изменилась и после принятия в 2011 г. нового Уголовно-исполнительного кодекса Туркменистана, предусматривающего право всех заключенных на свидания и переписку. Сотни политических узников до последнего времени содержались инкоммуникадо, при этом власти отказывались сообщить даже об их местонахождении. По имеющимся данным, проводилась дифференцированная политика в отношении различных групп политзаключенных: так, у некоторых семей в Департаменте исполнения наказания МВД в Ашхабаде принимали передачи, но отказывали в свиданиях и переписке; другие узники годами находились в полной изоляции от внешнего мира — вплоть до отказа сообщить родственникам о местонахождении или выдать тело для захоронения в случае смерти. В Туркменистане существует и незаконная практика направления политзаключенных для отбывания наказания в Овадан депе — вопреки судебным приговорам, нередко устанавливающим более мягкий режим содержания.

В 2013 г. вопрос о недопустимости режима инкоммуникадо был инициирован кампанией «Покажите их живыми» (участником которой является Правозащитный Центр «Мемориал») и получил поддержку на международном уровне. Вопросы о судьбе политических узников, бесследно исчезнувших в недрах туркменского ГУЛАГа, постоянно возникал на различных площадках ООН, ОБСЕ, Евросоюза. Власти Туркменистана вынуждены были реагировать на многочисленные обращения международных организаций.

«Начиная с февраля 2018 г. циркулировали слухи, что некоторым заключенным, осужденным по религиозным мотивам, впервые были предоставлены свидания на территории комплекса Овадан-депе. Однако эти сообщения не имели ясного подтверждения, — отмечает директор Центрально-Азиатской программы ПЦ „Мемориал“ Виталий Пономарев. — Теперь же о новой практике можно говорить уверенно. Начавшееся изменение подхода властей — важное свидетельство успеха кампании».

Впрочем, проблема далека от разрешения. Большие группы политических узников, включая и осужденных по т.н. «ноябрьским событиям» 2002 года, и некоторых мусульман, и бывших высокопоставленных чиновников, по прежнему содержатся в изоляции от внешнего мира.

Дело Атдаева

До сих пор не известно местонахождение обучавшегося в Каире 32-летнего Аннамурада Атдаева, жене которого гражданке России Дарье Атдаевой туркменские власти не дают разрешения на въезд в страну для свидания с мужем. В марте 2016 году он вернулся на родину для обмена паспорта и после отказа стать осведомителем Министерства национальной безопасности Туркменистана был обвинен в политических преступлениях и осужден на 15 лет. В ответ на неоднократные запросы посольства России и Рабочей группы ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям (WGEID) о местонахождении Атдаева, приходили ответы, в которых отсутствовала конкретная информация (последний такой ответ датирован июнем 2018 г.), а один из ответов на запрос WGEID в прошлом году содержал недостоверные сведения. Письма самой Атдаевой в МВД и Генеральную прокуратуру Туркменистана остаются без ответа. В апреле 2018 г. Дарья обратилась в консульский отдел посольства Туркменистана в России за визой для посещения мужа. Ей сообщили, что вопрос будет рассмотрен в Ашхабаде. Ответ до сих пор не получен.

Дело о «нурджулар»

Среди тех, кто смог получить в июне свидание в Овадан депе — осужденные по делу о т.н. «организации нурджулар» (запрещена в России), изучавшие работы из собрания «Рисале-и Нур» турецкого исламского мыслителя Саида Нурси.

Сообщества участников коллективных чтений «Рисале-и Нур» известны своей толерантностью и аполитичностью. Тем не менее власти Туркменистана обвинили их в «сектантских» действиях, «направленных на разжигание религиозной вражды, унижение национальной достоинства, ставящих под угрозу единство гражданского общества и государства», «пропаганде идей неполноценности граждан по признаку их социальной, религиозной и национальной принадлежности», «провоцировании разногласий и разжигании религиозной вражды и конфликтов».

В мае—июне 2017 года несколько читателей «Рисале-и Нур» были арестованы в Балканском и Марыйском велаятах.

15 августа 2017 г. суд Балканского велаята приговорил Жуманазара Хожамбетова (1981 г.р.), Бегежика Бегежикова (1963 г.р.), Ахмета Маметдурдыева (1978 г.р.), Мерета Овезова (1960 г.р.) и Муратдурды Шамурадова (1973 г.р.) к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Они были признаны виновными по ст.177 ч.3 (возбуждение социальной, национальной или религиозной вражды), 275 ч.2 (участие в преступном сообществе) и 275.1 ч.2 (финансирование преступных структур) УК Туркменистана.

Насколько известно, это — первый судебный процесс над сообществом читателей «Рисале-и Нур» в Туркменистане.

Ранее в официальных или независимых СМИ о процессе не сообщалось.

Несмотря на то, что согласно приговору осужденные должны были отбывать наказание в колонии строго режима, 4 из них были направлены в более строгую тюрьму Овадан депе, а пятый (работавший ранее в правоохранительных органах) — в спецколонию Акдаш на западе Туркменистана. До июня 2018 г. осужденные содержались инкоммуникадо, родственники не имели информации об их местонахождении.

https://memohrc.org/

Последние новости

Заочные приговоры каракалпакским активистам и статистика политических дел в Каракалпакстане
Заочные приговоры каракалпакским активистам и статистика политических дел в Каракалпакстане
Нарушение прав туркменских детей из семей трудовых мигрантов.
Нарушение прав туркменских детей из семей трудовых мигрантов.
Гражданский активист Жумасапар Дадебаев переведен на тюремный режим
Гражданский активист Жумасапар Дадебаев переведен на тюремный режим
Никого не удивляет разложение системы образования./Sowatsyzlaşmagyň syýasatyna hiç kim geň galmaýar2
Никого не удивляет разложение системы образования./Sowatsyzlaşmagyň syýasatyna hiç kim geň galmaýar2
Azatlyk Radiosy:“Konstitusiýanyň ähli düzgünlerini bozup, ata häkimiýeti öz ogluna geçirdi” Hajyýew
Azatlyk Radiosy:“Konstitusiýanyň ähli düzgünlerini bozup, ata häkimiýeti öz ogluna geçirdi” Hajyýew