Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Письмо Президенту Гурбангулы Бердымухамедову о проблемах с соблюдением прав человека в Туркменистане.

Письмо Президенту Гурбангулы Бердымухамедову.

Перевод с английского

Уважаемый господин Президент!

В течение более двух лет с момента Вашего вступления в должность Президента Туркменистана международное сообщество ищет признаки готовности правительства Туркменистана отказаться от репрессивной практики, которой характеризовался период правления Сапармурата Ниязова. За это время были должным образом оценены шаги Вашего правительства по освобождению ряда политзаключенных, разрешению нескольким лицам выезда за рубеж и по демонтажу наиболее одиозных аспектов ниязовской социальной политики. Значение этих шагов трудно недооценивать. Однако в равной мере нельзя недооценивать и важность прекращения репрессивных проявлений, унаследованных от эпохи Ниязова и продолжающих омрачать ситуацию с правами человека в Туркменистане. Обращаюсь к Вам с настоятельным призывом инициировать соответствующие изменения.

Направление, в котором следовало бы двигаться, было обозначено в ходе рассмотрения в декабре 2008 г. ситуации в Туркменистане Советом ООН по правам человека в рамках механизма универсального периодического обзора. Совет высказал обеспокоенность в связи с продолжающимися репрессиями; выполнение всех его первоначальных рекомендаций обеспечило бы прочную основу для преодоления наследия прошлого. Ваше правительство согласилось с частью рекомендаций, включая необходимость прекращения любых притеснений и запугиваний журналистов, обеспечения реальной свободы отправления культа для всех религиозных общин и принятия действенных мер, которые позволили бы неправительственным организациям свободно регистрироваться и осуществлять свою деятельность. Однако в отношении многих других рекомендаций правительство согласилось лишь «рассмотреть вопрос». Речь, в частности, идет о предоставлении доступа в страну специализированным мониторинговым механизмам ООН, Международному комитету Красного Креста и другим независимым наблюдателям, о защите правозащитников от преследований и обеспечении им возможности свободно работать, о принятии всех необходимых мер в интересах либерализации и обеспечения плюрализма СМИ, об отказе от практики назначения властями главных редакторов всех СМИ, о снятии ограничений на освещение и критику журналистами правительственной политики, а также о прекращении пыток в местах содержания под стражей. К сожалению, Ваше правительство также предпочло прямо отвергнуть несколько рекомендаций, таких как освобождение политзаключенных, транспарентный пересмотр политических дел прошлых лет, проведение независимого расследования по факту смерти в тюрьме журналиста Огулсапар Мурадовой и отмена выездных ограничений для правозащитников. Настоятельно призываем Вас пересмотреть эту позицию, согласиться со всеми рекомендациями, принятыми Советом ООН по правам человека, и выполнить их в полном объеме.

Системные реформы, которые позволили бы преодолеть наследие прошлого, требуют времени, однако они должны начаться безотлагательно. Более того, некоторые проблемы с правами человека могут быть решены немедленно. Эти проблемы и шаги, которые правительству следовало бы предпринять для их решения, рассматриваются ниже. Основные свободы

Хьюман Райтс Вотч обеспокоена тем, что Ваше правительство пока еще не приняло решительных мер по снятию необоснованных и непропорциональных ограничений на свободу выражения мнений, свободу ассоциации, свободу передвижения и свободу религии и вероисповедания.

Одним из самых бесспорных признаков несоблюдения правительством международно-правовых обязательств в области свободы выражения мнений и свободы ассоциации является то, что независимые НПО и СМИ не могут открыто осуществлять свою деятельность, если им вообще удается существовать. Хьюман Райтс Вотч известно о случаях, когда независимые активисты и журналисты подвергались угрозам и притеснениям со стороны органов безопасности. (В интересах их защиты мы не разглашаем подробности этих инцидентов.) Такое запугивание может привести лишь к подавлению независимой гражданской активности.

Сохраняются и обременительные требования к регистрации НПО, в том числе необходимость поддержки со стороны какого-либо государственного ведомства, что нарушает право на свободу ассоциации. Насколько нам известно, в 2007 - 2008 гг. несколько организаций безуспешно пытались зарегистрироваться, но единственной независимой НПО, которая за эти два года получила регистрацию, было общество садоводов. Свобода религии

Избыточные ограничения права на свободу религии в Туркменистане вызывают в мире серьезную обеспокоенность. По данным «Форума 18» - международной неправительственной информационной службы, в 2008 г. по меньшей мере шестеро последователей Свидетелей Иеговы подверглись разного рода избиениям, угрозе изнасилованием, штрафам и изъятию религиозной литературы. Женщине угрожали отправкой на принудительное психиатрическое лечение, если она не прекратит жаловаться властям на притеснения, которым она подвергалась за то, что была последователем Свидетелей Иеговы. В июне полиция задержала другую женщину из числа последователей Свидетелей Иеговы и угрожала ей изнасилованием, если она не прекратит изучать Библию. Ее продержали в участке до утра и отпустили только на следующий день, предварительно заставив убрать помещение. Как сообщает «Форум 18», в мае четверо последователей Свидетей Иеговы были избиты и оштрафованы за то, что отказались по требованию сотрудников полиции и органов безопасности назвать себя мусульманами.

В своем докладе по итогам посещения Туркменистана в сентябре 2008 г. спецдокладчик ООН по вопросам свободы религии и вероисповедания отметила, что «хотя по сравнению с 2007 г. ситуация значительно улучшилась, отдельные лица и религиозные общины, как зарегистрированные, так и нет, остаются под плотным надзором и по-прежнему сталкиваются с трудностями при проявлении своей свободы религии или вероисповедания». Она выразила обеспокоенность «в связи с введением властями Туркменистана правовых или политических ограничений на регистрацию, места отправления культа, религиозные материалы, религиозное образование и прозелитизм». Спецдокладчик сформулировала ряд рекомендаций для Вашего правительства, в частности: изъять из законодательства запрет на незарегистрированную религиозную деятельность и неоправданные ограничения на религиозные материалы, образование и одежду, а также прекратить обструкцию в отношении строительства, открытия, аренды или использования религиозными общинами мест отправления культа. Свобода передвижения

Упразднение Вашим правительством системы специальных разрешений на поездки жителей в приграничные районы Туркменистана можно только приветствовать. Хьюман Райтс Вотч также известно о том, что по меньшей мере девяти лицам, которые при Ниязове были невыездными, был разрешен выезд за границу. Однако продолжают постоянно поступать сообщения о том, что десятки человек по-прежнему сталкиваются с произвольными ограничениями их поездок за границу. О причинах запрета на выезд им официально не сообщается, но, по-видимому, это связано с их гражданской активностью или с наличием у них родственников среди гражданских и политических активистов в эмиграции. В приложении к настоящему письму приводятся имена нескольких человек, которым, по имеющейся у Хьюман Райтс Вотч информации, запрещен выезд за рубеж. Политзаключенные

Хьюман Райтс Вотч публично приветствовала освобождение в рамках амнистий в 2007 г. примерно 20 человек, осужденных, как считается, по политическим мотивам. Однако мы по-прежнему обеспокоены тем, что при Ниязове по политическим мотивам за решетку могли быть отправлены очень и очень многие, но правительство пока никак не обозначило своей готовности приступить к общенациональному и транспарентному пересмотру дел для выявления таких случаев и обеспечения эффективных средств правовой защиты тем лицам, которые были необоснованно привлечены к уголовной ответственности.

Для такого общенационального пересмотра может потребоваться время, чтобы сформировать подходы и реализовать их, однако в принципиальном плане вопрос может быть решен немедленно. Не менее безотлагательной является и необходимость освобождения из мест заключения тех лиц, уголовные дела в отношении которых считаются политически мотивированными. Речь, в частности, идет о Мухаметкули Аймурадове, Аннакурбане Аманклычеве и Сапардурды Хаджиеве, дела которых подробнее рассматриваются в приложении. Там же приводится информация о двух лицах, арест и лишение свободы которых уже при Вашем президентстве представляются политическим мотивированными. Самым ярким примером служит Гульгельды Аннаниязов, осужденный по неизвестным обвинениям на 11 лет и содержащийся в полной изоляции с момента ареста в июне 2008 г. Хьюман Райтс Вотч также обеспокоена сообщениями о критическом состоянии здоровья Гульгельды Аннаниязова и Мухаметкули Аймурадова.

Ваше правительство оставило без ответа призывы международных организаций раскрыть информацию о судьбе и местонахождении примерно 50 человек, подозреваемых в причастности к покушению на Ниязова в ноябре 2002 г., включая бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова, его брата Константина Шихмурадова и бывшего посла в ОБСЕ Батыра Бердыева. Отсутствие основных сведений об этих лицах (живы ли они, и где содержатся) дает основания вести речь о насильственных исчезновениях - практике, запрещенной международным правом.

Как отмечалось выше, Хьюман Райтс Вотч продолжает испытывать обеспокоенность в связи с неустановленным числом других заключенных, которые могут оставаться в местах заключения по политическим мотивам. В условиях непрозрачности судопроизводства в Туркменистане, включая проведение закрытых судов и отсутствие независимой информации в СМИ, невозможно ни сколько-нибудь достоверно оценить число политзаключенных, ни судить об обоснованности обвинений против них. Хьюман Райтс Вотч убеждена, что единственным способом решить эти застарелые проблемы может быть только общенациональный процесс, включающий беспристрастный пересмотр уголовных дел в отношении политиков и диссидентов, оценку соблюдения применительно к ним процессуальных гарантий и, при необходимости, возмещение ущерба, в том числе в случаях незаконного или произвольного задержания.

Вооруженные столкновения в Ашхабаде в сентябре 2008 г.

В силу скудости официальной информации о событиях, вызвавших в сентябре прошлого года появление в одном из районов столицы спецподразделений и бронетехники, цели операции и степень соблюдения при ее проведении прав человека оценивать крайне сложно. Один из предполагаемых участников событий - Худайберды Амандурдыев входил в так называемую «ашхабадскую восьмерку», участники которой были осуждены за организацию мирной демонстрации в столице в 1995 г.[1] Как представляется, поводом для столкновений послужило якобы недозволенное обращение с женой Амандурдыева в полиции. Ваше правительство пока не сообщало о каком-либо расследовании сентябрьских событий а также о том, имеются ли в связи с этим какие-либо заявления о применении полицией избыточной силы, пытках или других нарушениях, и если да, то являются ли они предметом какой-либо проверки.

Обеспечение правовой защиты по фактам пыток: исполнение решения Комитета ООН по правам человека

Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), к которому Туркменистан присоединился в 1997 г., безоговорочно запрещает пытки, гарантирует каждому человеку право на справедливый суд и обязывает государство обеспечивать пострадавшим от пыток эффективную правовую защиту. Туркменистан также является участником Факультативного протокола к МПГПП, который предусматривает возможность индивидуальных обращений в Комитет ООН по правам человека для тех лиц, которые считают, что их права были нарушены правительством. Решения Комитета обязательны для исполнения государствами - участниками Протокола.

Как Вам известно, 24 июля 2008 г. Комитет ООН по правам человека вынес свое первое решение по Туркменистану. Рассмотрев жалобу Комаровский против Туркменистана, Комитет признал, что после покушения на Ниязова в ноябре 2002 г. имели место откровенное манипулирование правосудием, а также непроведение расследования и неосуществление уголовного преследования по фактам пыток и произвольного задержания. Комитет установил, что в отношении Леонида Комаровского, который проходил одним из обвиняемых по этому делу, было допущено нарушение нескольких прав, включая право на свободу и право не подвергаться пыткам.

Комитет постановил, что Туркменистан обязан обеспечить Комаровскому эффективную правовую защиту и в связи с этим принять надлежащие меры по осуществлению уголовного преследования в отношении лиц, ответственных за нарушения, и должным образом возместить Комаровскому ущерб, включая компенсацию и публичное опровержение прозвучавшего в его адрес официального заявления. Комитет также напомнил Туркменистану об обязательстве принять меры в интересах недопущения аналогичных нарушений в будущем.

На сегодняшний день мы не располагаем сведениями о каких-либо шагах Вашего правительства по исполнению этого решения. Как первое в отношении Вашей страны, оно является пробным камнем готовности Туркменистана соблюдать международно-правовые обязательства в области прав человека, и мы настоятельно призываем Вас обеспечить его исполнение незамедлительно и в полном объеме. Доступ для мониторинговых механизмов в области прав человека

Одним из недавних позитивных шагов Вашего правительства стало предоставление согласия спецдокладчику ООН по вопросам свободы религии и вероисповедания на посещение Туркменистана в сентябре 2008 г., однако доступа в страну до сих пор не имеют по меньшей мере еще девять ооновских мониторинговых механизмов, которые уже давно направили Вашему правительству запросы на посещение. К ним относятся: спецдокладчики и спецпредставители Генерального секретаря по пыткам, по праву на образование, по праву на здоровье, по правозащитникам, по вопросам независимости судей и адвокатов, по праву на свободу выражения мнений, по внесудебным, произвольным и суммарным казням, по проблеме насилия в отношении женщин, а также Рабочая группа по произвольным задержаниям. Направление мониторинговым механизмам ООН в области прав человека постоянных приглашений, как это уже сделали многие государства, могло бы стать простым решением проблемы.

Насколько нам известно, для любых независимых неправительственных наблюдателей в области прав человека доступ в Туркменистан закрыт. Ваша страна остается одной из очень немногих в мире, куда не допускаются сотрудники Хьюман Райтс Вотч. С 1999 г., когда мы в последний раз имели возможность побывать в Туркменистане и встречаться с официальными лицами и пострадавшими от нарушений прав человека, мы неоднократно, но безуспешно пытались получить разрешение на посещение. Последний по времени запрос направлялся нами в мае 2008 г. в МИД Туркменистана и остался без ответа. Рекомендации

Хьюман Райтс Вотч рассчитывает на то, что Вы ориентируете правительство на приверженность реформам в области прав человека. Настоятельно призываем Вас принять и реализовать все рекомендации по итогам рассмотрения ситуации в Туркменистане на Совете ООН по правам человека. Просим Вас безотлагательно принять меры по исправлению наиболее вопиющих нарушений и исключить возможность их повторения в будущем, в частности:

* Освободить всех осужденных по политическим мотивам, в том числе Гульгельды Аннаниязова, Аннакурбана Аманклычева, Сапардурды Хаджиева и Мухаметкули Аймурадова. Обеспечить им эффективные средства правовой защиты, включая компенсацию.

* Обнародовать местонахождение Бориса Шихмурадова, Константина Шихмурадова, Батыра Бердыева и других лиц, осужденных в связи с покушением на Ниязова в 2002 г. Обеспечить транспарентный пересмотр их дел с участием международных наблюдателей и освободить их до завершения такого пересмотра.

* Начать общенациональный процесс обеспечения правовой защиты для несправедливо пострадавших при Ниязове, включающий беспристрастный пересмотр уголовных дел в отношении политиков и диссидентов, оценку соблюдения применительно к ним процессуальных гарантий и, при необходимости, возмещение ущерба в связи с нарушениями прав человека.

* Отменить любые запреты на зарубежные поездки для граждан Туркменистана, в том числе для Андрея Затоки, Светланы Оразовой, Овеза Аннаева, Рашида Рузиматова, Ирины Какабаевой, Шагельды Атакова и его семьи, Сазака Бегмедова, Ильмурата Нурлиева, детей и других родственников Огулсапар Мурадовой и Гульгельды Аннаниязова, а также для родственников других диссидентов и активистов.

* Обеспечить независимым НПО возможность работать без вмешательства со стороны государства и облегчить порядок регистрации, в первую очередь упразднив требование о получении НПО поддержки со стороны какого-либо государственного ведомства.

* Обеспечить независимым СМИ возможность беспрепятственно осуществлять свою деятельность.

* Выполнить рекомендации спецдокладчика ООН по вопросам свободы религии и вероисповедания, в том числе:

* o упразднить законодательный запрет на незарегистрированную религиозную деятельность и неоправданные ограничения на религиозные материалы, образование и одежду;

* o прекратить обструкцию в отношении строительства, открытия, аренды или использования религиозными общинами мест отправления культа;

* o обеспечить представленность религиозных меньшинств в Совете по делам религий и изменить его надзорный характер, превратив Совет в орган по оказанию содействия;

* o инициировать изменения в судебной системе в интересах обеспечения эффективных средств правовой защиты и возмещения ущерба по фактам отказа в основных свободах;

* o предусмотреть возможность альтернативной гражданской службы для тех, кто отказывается проходить военную службу по религиозным убеждениям;

* o обеспечить надлежащую подготовку сотрудников правоохранительных органов и работников местной администрации в области знания ими международных норм о правах человека.

* Способствовать независимому расследованию вооруженных столкновений в одном из районов Ашхабада в сентябре 2008 г., которое должно быть способным оценить заявления о пытках и соразмерность примененной силы и обеспечить возможность уголовного преследования лиц, совершивших преступления.

* Оперативно направить приглашения мониторинговым механизмам ООН, запросившим посещение Туркменистана, в том числе спецдокладчикам и спецпредставителям Генерального секретаря по пыткам, по праву на образование, по праву на здоровье, по правозащитникам, по вопросам независимости судей и адвокатов, по праву на свободу выражения мнений, по внесудебным, произвольным и суммарным казням, по проблеме насилия в отношении женщин, а также Рабочей группе по произвольным задержаниям.

* Предоставить постоянное приглашение всем мониторинговым механизмам ООН.

* Разрешить посещение Туркменистана независимым группам, работающим в области мониторинга прав человека, экологии и выборов, а также в области содействия законности и обеспечения интересов уязвимых категорий населения, обеспечив им возможность беспрепятственно осуществлять свою деятельность, а их контактам в стране - свободу от репрессалий.

* В полном объеме исполнить решение Комитета ООН по правам человека по жалобе Комаровский против Туркменистана и исключить возможность повторения аналогичных нарушений, в том числе посредством

* o проведения расследования и осуществления уголовного преследования в отношении любых лиц, ответственных за пытки и недозволенное обращение с лицами, проходившими по делу о покушении на Ниязова в 2002 г.;

* o обеспечения Комаровскому и другим лицам, пострадавшим от аналогичных нарушений, надлежащего возмещения ущерба, включая компенсацию.

Благодарю Вас за внимание к этим неотложным вопросам.

Искренне Ваша

Холли Картнер,

исполнительный директор

Отделения Хьюман Райтс Вотч

по Европе и Центральной Азии

cc: Мерету Оразову, Послу Туркменистана в США Приложение

Лица, которые должны быть немедленно освобождены

Гульгельды Аннаниязов

Бывший политзаключенный, в 2002 - 2008 гг. проживавший в эмиграции в Норвегии, где ему был предоставлен статус беженца, Гульгельды Аннаниязов весной 2008 г. объявил о своем намерении вернуться в Туркменистан, чтобы «помочь своему отечеству наладить систему образования и здравоохранения». Аннаниязов вернулся в Туркменистан 23 июня 2008 года и был арестован на следующий день без предъявления ордера. По сведениям, ему было предъявлено обвинение в незаконном пересечении границы (при возвращении в свою собственную страну). 7 октября 2008 г. осужден на 11 лет лишения свободы. Семья не знает подробностей дела, свидания с момента ареста в июне не разрешены, о месте и времени суда родственникам не сообщалось.

Аннаниязов был впервые арестован в 1995 г. в составе так называемой «ашхабадской восьмерки» и осужден за организацию мирной демонстрации в Ашхабаде под лозунгом демократизации. Обвиняемые получили различные сроки вплоть до 15 лет лишения свободы. В заключении из-за суровых условий у Аннаниязова возникли проблемы со здоровьем. Он был освобожден по амнистии в 1999 г. и в 2002 г. уехал из страны.

Аннакурбан Аманклычев и Сапардурды Хаджиев

Аннакурбан Аманклычев, Сапардурды Хаджиев и Огулсапар Мурадова, связанные с Туркменским Хельсинкским фондом - базирующейся в Болгарии правозащитной группой, были арестованы в Ашхабаде в июне 2006 г. Аманклычеву публично вменялось участие в правозащитных тренингах в Польше и на Украине и сотрудничество с британскими и французскими журналистами. В августе 2006 г. все трое были осуждены на закрытом процессе к лишению свободы на сроки от 6 до 7 лет по сфабрикованному делу о незаконном хранении оружия. В сентябре 2006 г. Огулсапар Мурадова умерла в тюрьме при сомнительных обстоятельствах.

Мухаметкули Аймурадов

Старейшиной по времени, проведенному за решеткой, остается Мухаметкули Аймурадов, осужденный в 1995 г. на 12 лет лишения свободы по надуманному делу об антигосударственных преступлениях, включая попытку теракта. В 1998 г. он получил дополнительно 18 лет за якобы попытку побега. Контакты Аймурадова с родственниками сведены к минимуму. По сведениям, у него серьезные проблемы со здоровьем.

Лица, чьи дела должны подлежать транспарентному пересмотру и которые до завершения такого пересмотра должны быть освобождены

Борис Шихмурадов, Батыр Бердыев и другие лица, проходившие по делу о покушении на Ниязова в 2002 г.

Неизвестными остаются судьба и местонахождение более 50 человек, осужденных в связи с покушением на Ниязова в ноябре 2002 г., в том числе бывшего министра иностранных дел Бориса Шихмурадова, его брата Константина Шихмурадова и бывшего посла в ОБСЕ Батыра Бердыева. Местонахождение не сообщается даже родственникам. Имеются неподтвержденные сообщения о том, что восемь фигурантов этого дела уже умерли за решеткой.

Бывшие государственные чиновники и их родственники

Овезгельды Атаев, на момент смерти Ниязова бывший председателем Меджлиса и по должности - и.о. президента, был исключен из процесса передачи власти с помощью уголовного дела. 22 декабря 2006 г., на следующий день после объявления о смерти Ниязова, генеральный прокурор обвинил его в доведении до попытки самоубийства невесты его пасынка. По сообщениям из различных источников, в феврале 2007 г. был осужден на четыре или пять лет лишения свободы.

Среди других заметных бывших государственных чиновников, лишение свободы которых могло быть политически мотивированным, можно назвать вице-премьера по нефти и газу Еллы Гурбанмурадова, снятого с должности в мае 2005 г. и впоследствии осужденного на 25 лет по делу о коррупции и связях с иностранными спецслужбами, а также еще пятерых высокопоставленных должностных лиц этого же профиля, смещенных и арестованных в 2005 г. (Сапармамет Валиев, Ильяс Чарыев, Оразмухаммед Атагельдыев, Гуйчмурад Эсенов, Гуйчназар Тачназаров). Относительно того, продолжают ли они отбывать наказание, достоверных сведений нет.

Лица, которым запрещен выезд за рубеж

4 июля 2008 г. известный активист-эколог Андрей Затока получил письмо из Генеральной прокуратуры, в котором без каких-либо разъяснений подтверждалось, что выезд за границу ему по-прежнему запрещен.

14 апреля 2008 г. суд в очередной раз подтвердил запрет на выезд для Светланы Оразовой - сестры эмигрировавшего оппозиционера Худайберды Оразова. При этом суд ограничился лишь ссылкой на миграционное законодательство без объяснения оснований запрета как такового. В июне 2008 г. ее муж Овез Аннаев не был пропущен на обратный рейс в Москву, где проходил лечение. Ему сообщили только, что выезд запрещен, не предоставив никаких разъяснений.

Ряду других лиц выезд за рубеж также запрещен:

* Рашиду Рузиматову и Ирине Какабаевой выезд за рубеж запрещен с 2003 г. Они неоднократно обращались с письмами в различные инстанции, прося разъяснить мотивы запрета и разрешить выезд. Никаких разъяснений они не получили, выезд им по-прежнему запрещен.

* В октябре 2008 г. выехать из Туркменистана не разрешили дочери Гульгельды Аннаниязова с семьей.

* Выезд за границу запрещен родственникам Огулсапар Мурадовой.

* Сазак Бегмедов - бывший прокурор, отец возглавляющей Туркменский Хельсинкский фонд Таджигуль Бегмедовой (фонд базируется в Болгарии) в 2003 г. был выселен из Ашхабада в Дашогуз, где и находится до настоящего времени. Ему также запрещен выезд за рубеж.

* Баптистскому пастору Шагельды Атакову с семьей не был разрешен выезд за рубеж в мае 2006 г. и в июне 2007 г.

* По сведениям, жену Шагельды Атакова Артыгуль Атакову с шестью детьми в июне 2008 г. не выпустили из Туркменистана в Россию, где Атакова собиралась пройти курс лечения. У всех семерых были авиабилеты и другие необходимые документы, однако на рейс их не пропустили. На вопрос самого Атакова о причинах ему ответили, что «есть указание не выпускать Вас и Вашу семью из страны».

* Пастора Евангелической церкви Туркменистана Ильмурата Нурлиева в апреле 2008 г. не выпустили на Украину.

Давление на журналистов

Отмечено несколько случаев давления на журналистов, сотрудничающих с иностранными СМИ. Финансируемое правительством США Радио Свобода сообщало, что во время парламентских выборов в декабре 2008 г. были отключены телефоны его корреспондентов. Корреспондент Туркменской службы Радио Свобода - Довлетмурат Язгулиев в декабре 2008 г. был подвергнут допросу и угрозам со стороны сотрудников органов безопасности. Как сообщало РС, его и его жену вызвали в местную администрацию, где с ними беседовали сотрудники органов безопасности и чиновники. По словам самого Язгулиева, его репортажи были посвящены главным образом социальным проблемам в Ахальском велаяте, и некоторые из них не устраивали местные власти. Соответственно, ему было предложено прекратить сотрудничество с Радио Свобода.

[1] Несколько источников в эмигрантских кругах и внутри страны сообщали Хьюман Райтс Вотч, что оперативно-розыскные мероприятия полиции по Амандурдыеву, которые, как представляется, и послужили поводом для столкновений, были начаты после возвращения из Норвегии имевшего там статус беженца другого участника «ашхабадской восьмерки» - Гульгельды Аннаниязова, который в июне был арестован.

http://www.hrw.org/en/news/2009/03/12-1

Последние новости

Срочно
СРОЧНО! Сообщение из Бухары.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и выдвинутые обвинения.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и...
Заявление посольства США в Узбекистане.
Заявление посольства США в Узбекистане.
ВЛАСТИ УЗБЕКИСТАНА СООБЩИЛИ О НАЧАЛЕ СУДА НАД ПЕРВОЙ ГРУППОЙ УЧАСТНИКОВ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ.
ВЛАСТИ УЗБЕКИСТАНА СООБЩИЛИ О НАЧАЛЕ СУДА НАД ПЕРВОЙ ГРУППОЙ УЧАСТНИКОВ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ.
20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.
20 ЛЕТ СО ДНЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ СВЕРЖЕНИЯ ТУРКМЕНСКОГО ДИКТАТОРА.