Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

«РЕПОРТЕРЫ БЕЗ ГРАНИЦ « ТРЕБУЮТ НЕМЕДЛЕННОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ.

«РЕПОРТЕРЫ БЕЗ ГРАНИЦ « ТРЕБУЮТ НЕМЕДЛЕННОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ

18 июня 2006 года в Ашхабаде была арестована без всякой причины корреспондентка радио «Свобода» в Туркменистане и правозащитница Огульсапар Мурадова. Представители правоохранительных органов пришли к ней домой и отвезли ее в министерство внутренних дел, не предъявив журналистке никакого ордера на арест или на задержание. Ее трое взрослых детей Сона, Марал Мурадовы и Берди Мурадов удерживаются представителями спецслужб с 19 июня.

Еще три члена международной Хельсинской Федерации Аннакурбан Аманкличев, Елена Овезова и Сапардурди Хаджиев были арестованы 16-18 июня. Все они содержатся в центре предварительного заключения столицы Туркменистана. Эти аресты абсолютно незаконны. Мы потрясены тем беззаконием, которое царствует в этой стране, где силы полиции производят аресты по своему собственному желанию, не считаясь с законом. Нам не удалось получить информацию об условиях в которых содержится Огульсапар Мурадова, о ее самочувствии , о ее троих детях и о трех правозащитниках, находящихся в заключении. Если с ними что-то случится, то мы будем считать, что в этом виновны туркменские власти. Мы опасаемся , что все задержанные могут быть приговорены к большим срокам наказания по надуманным мотивам, как это уже произошло в прошлом с другими инакомыслящими в этой стране», - заявляют представители «Репортеров без границ». «Мы призываем послов иностранных государств, работающих в Туркменистане, оказать давление на туркменские власти, чтобы добиться их освобождения.

Мы присоединяемся к заявлениям, сделанным «Международной амнистией», Международной правозащитной Хельсинской Федерацией , туркменской Инициативой, которые уже осудили аресты членов своих организаций», - добавляют представители «Репортеров без границ». Согласно свидетельствам, собранным представителями «Репортеров без границ», Огульсапар Мурадова была переведена 19 июня в министерство национальной безопасности, где ее допрашивали до 2 часов утра. Сотрудники спецслужб потребовали, чтобы журналистка попросила у своих детей, чтобы принесли ей мобильный телефон , компьютер и факсимильный аппарат. Ее трое детей были арестованы тем же утром и подверглись многочасовому допросу в министерстве внутренних дел Туркменистана.

Президент туркменского отделения Хельсинского Фонда Таджигуль Бегмедова в интервью «Репортерам без границ» заявила, что она очень обеспокоена состоянием здоровья Огульсапар Мурадовой, которая страдает гипертонией. «В Туркменистане сейчас больше 50 градусов тепла и заключенные содержатся в камерах по 50-60 человек», - объяснила правозащитница свою тревогу. Согласно той информации, которую ей удалось собрать, во время допросов журналистке вкалывали наркотики. « Ни одно министерство не хочет брать на себя ответственность за задержание журналистки и правозащитников, одни чиновники кивают на других»- возмущается Таджигуль Бегмедова, объясняя, что ей не удалось получить комментариев ни в полиции, в министерстве безопасности, ни в прокуратуре, ни в министерстве внутренних дел. Официальные обвинения против журналистки и других арестованных правозащитников прозвучали в передачах президентского телеканала «Ашхабад ТВ». Власть подозревает задержанных в организации заговора против главы государства.

РЕПОРТЕРЫ БЕЗ ГРАНИЦ.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.