Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Менталитет “золотого века.”

Менталитет “золотого века.”

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека продолжает получать массу сообщений о нарушениях прав на собственность граждан Туркменистана. Согласно этих сообщений одни граждане годами пытаются отстоять свое право собственности, другие, столкнувшись с отсутствием прозрачности судебного производства и махровой коррупцией, потеряли надежду, третьи, находясь в туркменских местах лишения свободы не имеют никакой возможности получить правовое рассмотрение иска.

Повсеместная практика изъятия жилья, начавшая действовать с середины 90 годов прошлого столетия в Ашгабаде, ныне получила расспространение и в других городах страны. Среди граждан, у которых власти изъяли квартиры замечены лица с двойным, российско-туркменским гражданством; временно выехавшие из страны; члены оппозиции и их семьи; “внутренние враги”; инакомыслящие; гражданские активисты и подозреваемые в лояльности тем и другим; социально незащищенные слои населения.

Чаще всего власти, с помощью прокуратуры и суда, изымают временно пустующие квартиры под предлогом незаконного владения. Причем попытки истинных владельцев жилья оспорить в суде незаконные действия хякимликов /районных и городских администраций/ и прокуратуры, заканчиваются в лучшем случае многолетними отписками не касающимися существа дела.

Механизм изьятия следующий. Власти дают задание работникам ЖЭУ-жилищно эксплуатационных участков ходить по микрорайонам и кварталам и путем опроса жильцов выявлять пустующие квартиры. При этом не принимаются во внимание ни длительная командировка жильцов, ни очередной отпуск или поездка с целью навестить родственников в другой стране, ни документы о принадлежности жилья на правах частной собственности/или приватизации/. Причем действует негласный закон: из десяти выявленных квартир одна переходит в собственность работника, выявившего квартиры.

Если есть хоть какое-либо подозрение на отсутствие хозяев, то механизм приводится в действие и в дело вступают прокуратура и суд. В судебных инстанциях дела по пустующим квартирам голословно оформляются против прежних хозяев как, якобы, нецелевое использование жилья с целью наживы (аренда, наем) или же как неправильно оформленная в 90-х годах приватизация. Решения судебных инстанций изобилуют виртуальными, не подкрепленными никакими документами, предположениями, а доводы истцов и адвокатов категоричиски отвергаются и даже не заносятся в протокол.

После чего выявленные квартиры независимо от прав собственности изымаются, а ранее выданные документы прав собствености аннулируются и квартира передается новым владельцам с оформлением новых документов. При этом не принимаются во внимание никакие официальные документы, предъявляемые истинными владельцами жилья.

Лакомым куском для туркменских чиновников являются судебные дела членов оппозиции и “внутренних врагов”, которые моментально обрастают букетом различных обвинений, и в первую очередь, обвинением в незаконном владении жильем. Путем различных, весьма грубых подтасовок жилье, принадлежащее на законных основаниях владельцам, моментально переходит в разряд незаконных.

И в том и другом случаях, зачастую судебные решения принимаются в отсутствии квартиросъемщика, якобы не явившегося на суд. Решения, выданные в прежние годы юридическим лицом, например, районным хякимликом, в угоду нынешней кампании называются неверными - незаконными, и по ходатайству того же юридического лица, выносятся новые совершенно абсурдные, дискриминирующие права прежних владельцев жилья, решения. Нередки случаи оформления документов задним числом. Имеется масса случаев, в основном с членами оппозиции и “внутренними врагами”, когда приватизированное в 90-х годах на законных основаниях жилье, ныне в угоду режима, объявляется незаконным и всех жильцов буквально выбрасывают на улицу. Родственники этих людей в отчаянии:”Никакие иски, жалобы, заявления вплоть до президента / обычно чиновники в таких случаях ссылаются на виртуальный приказ сверху/ не дают результата”.

Характерным примером нового менталитета туркменских чиновников и соответствующей политики “прихватизации” является дело КК., работавшей мастером ЖЭУ одного из этрапов г. Ашхабада (фамилию, по известным причинам, не указываем). Проработав в данном учреждении одинадцать лет она выявила и оформила на фонд хякимлика сорок восемь, якобы, незаконных квартир. “Учитывая мои заслуги и ходатайство Жилищно-эксплуатационного треста перед хякимликом, хяким этрапа принял решение о выделении мне служебной квартиры, чему я была рада, так как нуждалась в улучшении жилищных условий”. Прежний хяким этрапа долго тянул с выдачей ордера, являющегося единственным основанием для вселения. Новый же хяким этрапа решил использовать квартиру для своих знакомых и потребовал выселить КК под предлогом незаконного вселения. Более того хяким отправил запрос в генеральную прокуратуру, последняя поддержав сторону хякимлика вынесла протест в пользу хякимлика.

Пройдя всевозможные инстанции и не найдя справедливого решения работница ЖЭУ теперь обращается в представительство ОБСЕ с просьбой помочь в разрешении конфликта. При этом КК. искренне верит что “приносила пользу нашему государству - выявляла и оформляла на фонд хякимлика незаселенные квартиры, находила спонсоров для благоустройства этрапа”. На днях поступило сообщение - данная история закончилась выселением работницы ЖЭУ из занимаемой жилплощади. Теперь КК считает, что чиновники хякимликов пользуются правовым беспределом, в который погрузилась страна, и извлекают из этого свою существенную выгоду.

Отдельной строкой в политике “прихватизации” стоит жилье лиц, получивших меру наказания лишение свободы. Чары М. - бывший работник ЖЭТ Ниязовского этрапа рассказал, что когда человек попадает в места лишения свободы, то “чиновники из хякимлика в первую очередь интересуются один ли он проживает на занимаемой жилплощади, есть ли другие члены семьи, в состоянии ли они постоять за себя”. Он уверен, что собственность лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, дает чиновникам из хякимликов потенциальную возможность использовать это жилье в корыстных целях. Чары М. считает:”Видимо поэтому в последние годы большое распространение получила практика обвинения людей в распространении наркотических веществ. В этом случае судьи выносят решение о конфискации жилья”.

Другой случай связан с ММ., гражданкой Туркменистана, выехавшей с ребенком к мужу-иностранцу. Оставшиеся в Небит-Даге родители после отъезда дочери умерли, приватизированная квартира по закону должна перейти к ММ. Ан нет, работники хякимлика, в отсутствии истинного наследника, сочли квартиру пустующей и передали ее на баланс хякимлика. ММ не решилась ехать в Туркменистан, побоявшись потерять второе-российское гражданство, которое с 2003 года Туркменистан, в одностороннем порядке объявил недействительным. Она просто сделала так как делают в таких случаях миллионы граждан демократических государств – отправила по почте своим родственникам официально оформленную доверенность оспаривать решение городских властей. Родственники ММ. на основании доверенности пытались оспорить квартиру, но чиновники из горсуда и городского хякимлика не считают доверенность, оформленную за рубежом, действительной на территории Туркменистана.

И последний способ нарушения прав собственности приобретший за последние годы массовый характер – это слом домов. Жилье сносят внезапно, не дав возможности людям забрать имущество. Компенсации, весьма условные, могут получить лишь те кто осмеливается обивать пороги инстанций не опасаясь преследования властей. Чиновники хякимликов и в этих случаях, пользуясь служебным положением, за взятку могут предложить более менее приемлемую жилплощадь, или же наоборот, как в случае с роственниками лиц обвиненных в покушении на президента, предоставляют жилье не отвечающее необходимым требованиям или же вовсе отказывают. Такая практика в народе называется “в наказание”. Например семья Хатамовых вынуждена ютиться в квартире, находящейся в аварийном состоянии, квадратура жилья не соответствует нормам, как впрочем и район куда их переселили.

Еще один принцип наказания - снос жилья осужденного. Характерен случай бывшего вице премьера правительства Туркменистана Еллы Гурбанмурадова. Несмотря на то, что Гурбанмурадов получил наказание в виде длительного срока,в конце 2005 года был снесен с лица земли и дом, располагавшийся по первому проезду Худайбердыева, в котором проживала многочисленная семья Гурбанмурадовых. Сам Еллы Гурбанмурадов не появлялся в этом доме более 5 лет. Рабочие Копетдагского этрапа рассказали, что снос дома производился без присутствия хозяев. Без описи и оформления соответствующих документов было вывезено в неизвестном направлении 27 грузовых машин имущества.

Кому же выделяются изъятые квартиры? Официально изъятое жилье якобы передается переселенцам. Тем, чье жилье, опять таки в нарушение прав собственности, подверглось сносу. На практике, некоторой части переселенцев в спешном порядке выделяются квартиры в запущенном состоянии, нуждающиеся в капитальном ремонте, без учета положенной по норме квадратуры и района проживания.

Опрос показал: изъятое жилье в элитных районах, квартиры в хорошем состоянии передаются под видом улучшения жилищных условий работникам городской и районной администрации, МНБ, прокуратуры, судов и полиции, военным. Так, из 49 квартир, выявленных КК, только 8 переданы переселенцам. В остальные вселились 2 участковых инспектора, 2 прокурора, 1 председатель районного суда, 1 сотрудник МНБ, 11 военных. В остальные квартиры по свидетельству КК. вселились родственники и любовницы чиновников из городской администрации.

Список выявленных КК “незаконных квартир” (так это называется в администрации) и заселенных в него жильцов высылается правозащитникам.

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека.

Последние новости

Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Попытки заглушить голоса туркменских активистов не прекращаются.
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова:  Четыре года заключения за разговор о митинге в поддержку политзаключенных в Каракалпакстане
Дело каракалпакского активиста Саадатдина Реймова: Четыре года заключения за разговор о митинге в...
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
Документальные данные о политических преследованиях в Каракалпакстане
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда при сборе хлопка
МОТ: Правительство Туркменистана не принимает меры для ликвидации детского и принудительного труда...
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok
Власти штрафуют за частное мнение и не выпускают из страны/Dürli pikirlilere azatlyk ýok