Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

HRW. Всемирный доклад. Туркменистан. События 2019 года.

hrw.org/ru/world-report/2020/country-chapters/337568

В 2019 г. ситуация с правами человека в Туркменистане оставалась катастрофической в условиях сохранявшейся закрытости страны и репрессивного режима при сохранении авторитарной власти президента Гурбангулы Бердымухамедова и его окружения.

Экономический кризис в Туркменистане не был преодолен, правительство отменило субсидии на воду, газ и электричество. Продолжилась эмиграция из регионов, наиболее пострадавших от кризиса, при этом власти предпринимали попытки запретить гражданам выезжать за рубеж в поисках работы.

Любое не санкционированное правительством выражение религиозных и политических взглядов жестоко наказывается. Доступ к информации строго контролируется, запрещена деятельность любых независимых групп по мониторингу прав человека. Считается, что в тюрьмах находятся десятки человек, ставших жертвой насильственного исчезновения.

Свобода СМИ и информации Свобода СМИ в Туркменистане полностью отсутствует. Государство контролирует все печатные и электронные издания. У зарубежных СМИ практически нет доступа в страну, их местные внештатные корреспонденты подвергаются преследованиям.

Доступ в интернет по-прежнему ограничен и плотно отслеживается государством. В январе на Радио Свобода проходила информация о том, что власти используют закупленное у частных разработчиков за рубежом оборудование, позволяющее мониторить и блокировать сайты, выявлять пользователей, которые пытаются обходить блокировку с помощью различных сервисов, перехватывать телефонные переговоры и блокировать интернет-мессенджеры.

Радио Свобода и базирующаяся в эмиграции Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) сообщали, что в январе началась блокировка доступа к любым VPN-сервисам. По данным информресурса Turkmen.news, находящемуся в изгнании, к концу июля большинство таких серверов были недоступны.

В марте сотрудники пограничной службы без объяснения причин не пропустили на рейс независимую журналистку Солтан Ачилову, для участия в конференции за рубежом. 20 августа Министерство национальной безопасности сообщило ей, что она может выезжать за границу.

23 марта Туркменистан покинул внештатный корреспондент Turkmen.news и Радио Свобода Сапармамед Непескулиев. Перед этим он написал на своей странице в Facebook, что с момента его освобождения из тюрьмы в 2018 г. сотрудники госбезопасности в штатском открыто вели слежку за ним и за его домом.

Гражданское общество Независимые правозащитные группы не могут открыто работать внутри страны. Осуществление деятельности незарегистрированных неправительственных организаций чревато штрафом, краткосрочным задержанием и конфискацией имущества. Сохраняется обременительный порядок регистрации, гражданские активисты постоянно сталкиваются с угрозами со стороны властей.

6 сентября активист за трудовые права Гаспар Маталаев был освобожден после того, как он полностью отбыл трехлетний тюремный срок по безосновательному делу о мошенничестве, которое было возбуждено в отместку за мониторинг санкционированного государством принудительного труда на сборе хлопка.

Активист за права белуджей Мансур Мингелов, продолжал отбывать 22-летний срок, к которому его приговорили в 2012 г. по сомнительному делу о наркотиках и другим обвинениям.

В июне Омбудсмен Яздурусун Гурбанназарова представила свой второй ежегодный доклад о деятельности Уполномоченного представителя по правам человека в Туркменистане. За отчетный период поступило 985 обращений, большинство – по жилищным вопросам и самым различным судебным решениям, с которыми граждане выражали несогласие. 16 обращений были урегулированы. В докладе также отмечалось, что поступило 150 жалоб на нарушения гражданских и политических прав, три из которых были разрешены.

Свобода передвижения Правительство произвольно запрещает выезд из страны подозреваемым в нелояльности гражданам, в том числе родственникам диссидентов и заключенных. В апреле Комитет ООН по правам человека направил Туркменистану жалобу по ситуации вокруг семьи Рузиматовых - родственников эмигрировавшего экс-чиновника. Рашиду Рузиматову и его жене Ирине Какабаевой выезд запрещен с 2003 г., сыну Рахиму – с 2014 г.

Власти также запрещали выезд за границу жителям из наиболее экономически неблагополучных регионов и оказывали давление на оставшихся в Туркменистане людей, с целью убедить их родственников, живущих за границей, вернуться.

По информации российского правозащитного центра «Мемориал», с 2018 г. из Туркменистана не выпускают Станислава Чубчика (Осипова), имеющего туркменское и российское гражданство. Он уехал из Туркменистана в 2014 г. и вернулся навестить семью 5 марта 2018 г. На следующий день миграционная служба запретила ему покидать страну в течение пяти лет по надуманным основаниям. В 2018 – 2019 гг. Чубчик неоднократно подвергался в Ашхабаде притеснениям и запугиваниям со стороны полиции и неизвестных лиц.

Жилищные и имущественные права В марте ТИПЧ сообщила о том, что столичные власти объявили о планах об изъятии и сносе 75 частных домовладений. По информации Радио Свобода, в июле уведомления о сносе также получили собственники десятков домовладений в районе международного аэропорта. Власти обещали предоставить в качестве компенсации квартиры тем, у кого есть документы на недвижимость, однако никаких подробностей об условиях компенсации не сообщалось.

На протяжении более двух лет собственники снесенных в 2015 – 2016 гг. домов, оплатившие первоначальный взнос за новые дома, продолжали снимать временное жилье, ожидая завершения строительства. Власти предоставили ипотечные кредиты с низкой процентной ставкой, но не компенсацию за снесенные дома или временное жилье, поскольку у людей, как можно предполагать, не было постоянной прописки или других документов, подтверждающих право собственности на сносимое жилье.

Свобода религии Незарегистрированные религиозные группы и общины в Туркменистане запрещены. Религиозная литература подвергается цензуре, несанкционированная религиозная деятельность сурово наказывается.

Отказ от военной службы по убеждениям не признается и преследуется властями. По данным профильной независимой мониторинговой группы Forum 18, за решетку было отправлено как минимум 6 отказников, еще трое продолжали отбывать наказание. Все девятеро последователи Свидетелей Иеговы.

13 февраля 55-летнего последователя Свидетелей Иеговы Бахрама Хемдемова освободили по отбытии четырех лет заключения в трудовом лагере в городе Сейди, куда его отправили по обвинению за «разжигание религиозной вражды» в связи с проведением молитвенного собрания.

Политзаключенные, насильственные исчезновения, пытки Пытки и недозволенное обращение остаются неотъемлемой частью тюремной системы Туркменистана. В условиях тотальной закрытости судебной системы установить точное число политзаключенных не представляется возможным. Власти такие сведения не обнародуют, сложные и деликатные дела рассматриваются в закрытом режиме, независимый мониторинг невозможен, поскольку чреват серьезными последствиями для наблюдателей.

В марте освобожденного после 11 лет заключения диссидента Гульгельды Аннаниязова власти отправили еще на пять лет в ссылку «на поселение», утверждая, что это было изначально предусмотрено приговором. В том же месяце семья навестила его на новом месте.

Десятки людей оставались в ситуации насильственного исчезновения или содержались инкоммуникадо в местах лишения свободы в полной изоляции от семьи, адвокатов и внешнего мира, некоторые – уже в течение почти 17 лет. Родственники не имеют никакой официальной информации об их судьбе и местонахождении. По данным международной кампании «Покажите их живыми!», порядка 121 человека остаются жертвами насильственного исчезновения. Считается, что многие из них находятся в тюрьме Овадан-Депе, известной пытками, длительным содержанием без связи с внешним миром и бесчеловечными условиями, а также как место, куда отправляют политзаключенных.

В июне сайт Turkmen.news сообщил, что сестру Бегенча Бекназарова, которая попыталась получить свидание или разрешение на передачу, неоднократно вызывали сотрудники госбезопасности и угрожали ей. Бекназаров был осужден в 2005 г., предположительно по делу о покушении на Ниязова в 2002 г. Его судьба и местонахождение остаются неизвестными.

Сейран Мамедов, который, по версии обвинения, помогал фигурантам дела о покушении бежать за границу, был освобожден по отбытии 12 лет заключения и трех лет ссылки.

В июле в тюремной больнице умер Эзиз Худайбердиев. В 2017 г. он был приговорен закрытым судом к 23 годам заключения в числе 10 человек, проходивших по целому ряду надуманных обвинений, включая разжигание религиозной вражды и причастность к сторонникам Фетхуллаха Гюлена. В 2019 г. появилась информация о том, что в октябре 2018 г. умер проходивший по тому же делу Акмырат Союнов, также приговоренный к 23 годам.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность Однополые отношения между мужчинами наказываются в Туркменистане лишением свободы до двух лет.

Ключевые международные партнеры Госдепартамент США оставил Туркменистан в списке стран, «вызывающих особую озабоченность» в соответствии с Законом о свободе религии в зарубежных странах от 1998 г. При этом по соображениям «важных национальных интересов» был одновременно введен мораторий на любые санкции в связи с такой квалификацией. В докладе о торговле людьми 2019 г. Госдепартамент отнес Туркменистан к самой проблемной группе стран, поскольку Ашхабад уже четвертый год подряд не обеспечивал соблюдение минимальных стандартов по борьбе с торговлей людьми. 22 мая пять американских сенаторов направили президенту Гурбангулы Бердымухамедову письмо с призывом освободить Гульгельды Аннаниязова.

29 марта Комитет ООН по правам человека признал лишение свободы троих отказников из числа последователей Свидетелей Иеговы нарушением их прав по Международному пакту о гражданских и политических правах.

В мае в ходе ежегодного диалога по правам человека ЕС – Туркменистан европейская сторона озвучила ряд вопросов, вызывающих обеспокоенность. В частности, Брюссель призвал Туркменистан предоставить Международному комитету Красного Креста полный и беспрепятственный доступ в места содержания под стражей, а также отметил, что Ашхабад так и не направил приглашения на посещение страны спецдокладчику ООН по пыткам, Рабочей группе по произвольным задержаниям и Рабочей группе по насильственным или недобровольным исчезновениям. В июле Евросоюз объявил о договоренности относительно открытия своего представительства в Ашхабаде. В сентябре в ОБСЕ Евросоюз выразил обеспокоенность в связи с насильственными исчезновениями в тюрьмах Туркменистана, настоятельно призвав правительство заняться решением этой проблемы.

7 февраля Европейский банк реконструкции и развития отменил выделение кредита на добычу нефти на каспийском шельфе. По заключению независимой экологической и правозащитной организации Crude Accountability, при принятии решения о кредитовании не была проведена всесторонняя оценка социального и экологического воздействия.

HRW.

Последние новости

ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
ВОЛНЕНИЯ В МОНГОЛИИ
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на заседании Совета Министров иностранных дел ОБСЕ....
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...