Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Грубейшие нарушения прав человека в туркменских тюрьмах и других исправительно-трудовых учреждениях.

Грубейшие нарушения прав человека в туркменских тюрьмах и других исправительно-трудовых учреждениях.

Международные правозащитные организации многократно обращали и продолжают обращать внимание на грубейшие нарушения прав человека в туркменских тюрьмах и других исправительно-трудовых учреждениях. Эти обращения во многом стали причиной принятия ООН жесткой резолюции в отношении режима Сапармурата Туркменбаши весной этого года. Однако ситуация в пенитенциарной системе Туркмении по-прежнему остается крайне тяжелой. В четверг правозащитная организация Туркменский Хельсинский Фонд выпустила пресс-релиз, в котором речь идет о механизме действий сотрудников туркменских правоохранительных органов по отношению к заключенным и задержанным. Основой для этого документа послужили многочисленные свидетельства, полученные фондом.

По утверждению фонда, пытки и методы жесткого психологического давления остаются в Туркмении обычными способами воздействия на заключенных и подследственных. В местах лишения свободы из-за пыток и нечеловеческих условий каждую неделю умирает пять-шесть заключенных. При проектировании новой тюрьмы в Авадан-депе власти внесли предложение подготовить специальные подвальные камеры. Заключенные их называют ”горбатые”. Ныне эти камеры используются для ”воспитательных” целей. Они находятся глубоко под землей, в них вода по щиколодку, а потолки настолько низкие, что заключенные не могут выпрямиться в полный рост. Особо непримиримых арестантов начальство других тюрем пугает переводом в ”горбатую” камеру. По информации Туркменского Хельсинского Фонда, тюремное начальство пользуется угрозами в корыстных целях. Например, чтобы заключенного не переводили из Тедженской тюрьмы в Авадан-депе, ему необходимо платить 50 долларов каждый месяц.

С неугодными режиму, неблагонадежными и их родственниками представители властей не церемонятся. Работники прокуратуры периодически проводят с ними ”работу”. Их часами держат на солнце и задают одни и те же вопросы. Им угрожают пожизненным сроком, расправой с детьми, преследованиями всех родственников, вплоть до стариков. Такова информация, распространенная международной правозащитной организацией ТХФ.

Как сообщает корреспондент ”Немецкой Волны” Ораз Сарыев, обычной практикой также является подсаживание лиц, арестованных или осужденных по политическим мотивам, в камеры к уголовникам с целью оказания давления на ”политзаключенных”.

”Немецкой Волне” удалось получить живое свидетельство бывшего заключенного, на себе испытавшего методы работы туркменских следователей. Несмотря на то, что сам он сейчас находится вне пределов республики, свое имя он попросил не называть, поскольку на родине остались его родственники:

Во-первых, я очень благодарен Хельсинскому фонду. Наконец-то нашлись смелые люди, которые смело пишут об издевательствах режима Ниязова. Я Вам расскажу, что я пережил 30 июня 2001 года в кабинетах МНБ Туркменистана, расположенной по старой улице МОПРА, напротив здания МИДа Туркменистана. В шесть часов утра меня ввели туда, сообщили, что со мной хочет поговорить какой-то начальник. Они обещали мне, что я вернусь домой. При входе в здание МНБ меня встретил полковник Гаитназаров. С самого начала он покрыл меня матом. Затем они просто начали издеваться надо мной. Завязали руки и прочитали текст, чтобы я под ним подписался. В тексте речь шла о том, что я реализовал кому-то где-то оружие. Там были также упомянуты имена двух сотрудников прокуратуры: Бердыева, фамилию второго я не помню. Эти избиения продолжались в течении пяти часов. Они проверяли, пойдет ли в мою задницу паяльная лампа. Затем наполненными горячей водой литровыми пластиковыми бутылками начали избивать меня по голове. Меня посетила мысль выброситься с третьего этажа. Теоретически я уже был живым трупом, я уже был готов на всё. Когда уже я лежал на полу, следователь Ишан Кулиева, одетая в национальные туркменские одежды, просто прошла по мне. Я подумал, что я уже не человек. Мне сразу же пришла мысль в голову выброситься из окна, покончить жизнь самоубийством. Лучше, думаю, умереть с честью. После таких же пыток после меня выбросились из окна двое трое людей. Это было самое страшное в моей жизни. Такое я ещё никогда не испытывал.

На моих глазах умирали люди от ожогов в заднице после допросов сотрудниками МНБ и МВД. Всё это я видел собственными глазами. Об этом я могу конкретно рассказать.

Но вернемся к пресс-релизу Туркменского Хельсинского Фонда. Помимо пыток, заключенным в Туркменистане угрожают голод и опасные заболевания. Фонд располагает сведеньями о смертельных случаях среди заключенных из-за недостатка питания. Врач посещает заключенных один раз в месяц. Кровь на анализ берут одним шприцем у всех. Медикаменты передавать заключенным запрещено. Тюрьмы переполнены больными туберкулезом. Никакой профилактики или лечения не проводится. Никакие официальные жалобы, объяснения не помогают.

По утверждению Туркменского Хельсинского Фонда, большинство заключенных не выдерживают нечеловеческих условий содержания, и, поскольку приобрести дозу наркотика не составляет труда, многие за время отсидки становятся законченными наркоманами. "Дозу" в ИТУ можно купить в любое время. К примеру, в Байрам-Алийской тюрьме есть барак под названием ”Бомбей”, где можно приобрести любой наркотик. Точно такие же ”спецместа” имеются и в других тюрьмах. Доставка и реализация наркотиков в них четко налажена.

Виталий Волков, Ораз Сарыев Немецкая Волна 23 сентября 2004 г.

Последние новости

Каракалпакстан - пока поуза. До 5 -го.
Каракалпакстан - пока пауза. До 5 -го?
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы
Ночью силы безопасности в Нукусе атаковали протестующих. Есть жертвы.
 ВОЛНЕНИЯ В НУКУСЕ  События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и Ашхабада.
Волнения в Нукусе. События в Каракалпакстане вызвали обеспокоенность не только Ташкента, но и...
 ТРЕВОЖНЫЕ НОВОСТИ ПО ДЕЛУ ЖУМАСАПАРА ДАДЕБАЕВА.
Тревожные новости по делу Жумасапара Дадебаева.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.
Здравоохранение: мы не имеем права говорить о недостатках/Hemme kişi diňe hemme zady öwmeli.