Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Туркменистан: Старту проекта по правам человека должно предшествовать повышение авторитета власти

должно предшествовать повышение авторитета власти

Для реализации правозащитного проекта в Туркменистане потребуются открытость власти и широкое участие гражданского общества.

Известие о том, что 7 сентября в Ашгабате представители Европейского Союза обсуждали с властями трехгодичную программу «Укрепление потенциала Туркменистана в содействии и защите прав человека», которая также будет реализовываться в сотрудничестве с Программой развития ООН и Управлением Верховного комиссара по правам человека, местные активисты встретили с надеждой, отметив, что страна начала делать маленькие шаги в правозащитном диалоге.

Однако хотелось бы, чтобы новая инициатива была действительно ориентирована на нужды пострадавших от нарушения их прав. Например, Евросоюз мог бы инициировать открытие в Трукменистане бюро с участием независимых международных экспертов, куда без ограничения могли бы обращаться желающие. Нередко туркменистанцы, отчаявшиеся в борьбе за справедливость, пытаются пробиться в немногочисленные офисы солидных организаций в Ашгабате, но тщетно.

К примеру, такая участь постигла Амангелена Шапудакова, активиста из Балканского велаята на западе страны. Минувшим летом, после того, как Шапудаков прошел все местные инстанции, он специально прибыл в представительство ООН в Ашгабате с намерением подать жалобу в Комитет ООН по правам человека. Однако охранники отвели его в сторону, упрекая в непатриотичности и угрожая вызовом полиции, выгнали с территории, где располагается международная организация. Балканскому активисту так и не удалось довести до сведения международных структур, что простому гражданину Туркменистана к ним пробиться невозможно.

Другая проблема, которая может стать сдерживающим фактором на пути реализации крупного правозащитного проекта, – это безынициативность местных чиновников и их страх перед ответственностью. Работник Ашгабатского городского казыета [суда] отметил, что «почти все» рассматриваемые дела имеют своих «покровителей». Если, например, судья откажет в просьбе чиновника лояльно рассмотреть дело, в котором чиновник имеет свой интерес, то судья будет уволен, сказал он. Правительственные служащие в анонимных беседах также не скрывали, что все делается «для галочки», а инициативы в стране «предпринимаются для внешнего употребления». Даже немногие, отчаявшиеся на смелый поступок, убедились, что их попытки остаются без внимания.

Известен случай, когда в 2008 году служащая Копетдагского хякимлика [органа местной власти] подготовила проект сотрудничества с международными организациями, который содержал много, по ее словам, революционных предложений, а на самом деле - обычно практикуемых шагов в области улучшения ситуации с правами человека, и решилась представить его на рассмотрение вышестоящему руководству. «До сих пор проект лежит под сукном»,- говорит она.

Лидеры туркменских гражданских групп, которые приняли участие в опросе нашего фонда на предмет запуска правозащитной программы, сказали, что первоначально должны быть созданы практические условия для реализации этой важной идеи.

Во-первых, общество и чиновники должны получить сигнал от президента Гурбангулы Бердымухаммедова о его твердых намерениях реализовать правозащитную программу на деле; во-вторых, необходимо провести широкую информационную кампанию, подготовленную в сотрудничестве с международными журналистами и волонтерами ООН и Евросоюза, а не государственными СМИ, которые цензурируются и бесконечно восхваляют работу лидера нации.

Активист ТХФ в Лебапском велаяте, на востоке страны, предлагает «пробить информационную блокаду» интересными сюжетами, рассказами о реальных случаях по рассмотрению жалоб, практическими советами о том, как должен вести себя гражданин при нарушении его прав, выступлениями международных экспертов на местах, при встречах с населением. Пока же происходит обратное: приезжают эксперты ООН и ЕС, проводят встречи в различных министерствах с ответственными лицами, а до народа их инициативы не доходят.

Заявляя о реализации такой программы, властям надо в первую очередь завоевать авторитет у народа. К примеру, все жалобы, зарегистрированные в Комиссии при президенте по рассмотрению жалоб на неправомерные действия правоохранительных органов, можно было бы передать на изучение международным юристам в области прав человека. Это будет началом шага в сторону присоединения Туркменистана к международному суду. Поскольку на сегодняшний день Комиссия при президенте малоэффективна.

Еще одно предложение. Надо предоставить гражданам возможность направлять свои обращения и предложения властям через веб-сайты государственных ведомств, а также знакомиться с судебными решениями. Во многих развитых странах это давно стало практикой, когда человек может проследить за ходом интересующего его дела на сайте судебных органов власти. Такой шаг, несомненно, вызовет доверие у населения.

Другой жизненно важный вопрос, который откроет путь для реализации правозащитного проекта, - это проведение независимого расследования жертв ниязовского режима, воплощение в жизнь тщательно избегаемой туркменскими чиновниками необходимости предоставления конституционных свобод - слова, вероисповедания и передвижения.

Таджигуль Бегмедова, лидер Туркменского Хельсинского фонда по правам человека и эксперт NBCA.

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.

Последние новости

Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
Брифинг помощника госсекретаря США В. Нуланд на Совете Министров иностранных дел ОБСЕ. Лодзь 2022.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
ХАМСКИЙ ОТВЕТ ГКНБ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.
 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...
Демарш туркменского дипломата в МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.
Демарш туркменского дипломата в МИД ОБСЕ /Türkmen Diplomatynyň Äsgermezçiligi.