Логотип Туркменского Хельсинкского Фонда

Туркменский Хельсинский Фонд по правам человека

Turkmenistan

Бунт и голодовка. Еще одно свидетельство туркмена об условиях содержания в депортационных центрах Турции. Ч.3

 Бунт и голодовка. Еще одно свидетельство туркмена об условиях содержания в депортационных центрах Турции.

„Я, Ахмед Рахманов, хочу поделиться с вами, как туркменистанцы страдают из за туркменского режима за рубежом.

Я нахожусь в Турции. В моем заграничном паспорте стояла печать и QR- код, действительные до 31 декабря 2022 года. 8 октября я подал документы в миграционную службу гор. Анталии для получения вида на жительство. Там мне сказали, что позвонят через 2-3 дня.

Однако, прошло 10 дней, но я не получrл никаких сообщений. 18 октября в 11:00 я сам пошёл в миграционную службу. Там меня продержали более двух часов, хотя вся процедура приема занимает максимум 15-20 минут. При этом, в случае отказа даются 10 дней, в течении которых человек должен покинуть страну.

Оказывается работник миграционной службы вызвал наряд полиции. И тянул время, делая вид, что занимается моими документами. Приехал наряд полиции, который забрал меня и ещё одну женщину, гражданку Кыргызстана. Как оказалось, они первый раз выполняли такую процедуру, поэтому постоянно кому-то звонили и спрашивали, что делать дальше.

Сначала меня повезли на медицинский осмотр. Проверили общее состояние здоровья и на наличие следов побоев на теле. Убедившись, что всё в порядке меня повезли в полицейский участок.

Там у меня взяли показания, почему я нарушил визовый режим. Я рассказал, что все из-за того, что истёк срок моего паспорта, а наше консульство в Турции не меняет нам паспорта. В то же время не было возможности поехать в Туркменистан и поменять паспорт там, поскольку был введен режим карантина и все рейсы в страну были отменены. Работники полиции были удивлены, они же в курсе, что в других цивилизованных странах такой проблемы вовсе нет.

Вечером после ещё одного медосмотра, ПЦР теста и снятия отпечатков пальцев меня забрали в депортационный центр. Он находится за городом Анталии. Комната, в которую меня поселили напоминает стандартное студенческое общежитие Турции. С большими окнами и решетками на окнах. В каждой комнате 3 двух-ярусные кровати со старыми матрацами и подушками. Поселили меня вместе с гражданином Сенегала.

В первую ночь было очень холодно, хоть мы просили, но нам не дали одеяла. Так же отказались передать чистые, теплые вещи и продукты, которые привезла моя жена. Сказали, что у меня 2-х недельный карантин и мне нельзя ничего передавать и никуда выходить. Я был лишен возможности позвонить, а прогулка 15-20 минут в день проходила в коридоре здания. На свежий воздух не выводили.

Хочу отметить один момент. Туда привезли всех, кто находился в полицейском участке. Это 4 человека: я и по одному гражданину Кыргызстана, Узбекистана и Сенегала. Все трое, проживали в Турции нелегально и вообще не подавали документы, чтобы получить вид на жительство. Я же с 2016 года по 2020 год находился в Турции легально. Соблюдал все правила, имел вид на жительство и рабочую визу. Несмотря на это, всех троих отпустили на следующий день. А меня, на второй день, отправили в Стамбульский депортационный центр, в районе Тузла.

Перевозили меня ещё с одним гражданином Туркменистана. Как выяснилось его задержали более щести месяцев назад и за это время он поменял 3 депортационных центра: в Тузле, в Бурса и в Анталии.

Везли нас в микроавтобусе в сопровождении 7 жандармов. Нас сопровождала ещё одна машина, где находилось 2 или 3 человека. Ехали мы около 10 часов, за это время нам 1 раз дали покушать по сандвичу с помидором и брынзой. Обращались хорошо, везли без наручников, но поставили условие: вести себя хорошо.

В Тузлу мы приехали на рассвете, еще не было 5:00 часов утра. Держали на улице, а так как мы были в легкой одежде, было очень холодно. На просьбу провести нас в помещение, никто никак не реагировал.

После всех процедур с заполнением документов и снятием отпечатков пальцев, нас забрали в комнату. Комнаты представляют из себя контейнеры, положенные друг на друга в 2 этажа. Ко вторым этажам подведены лестницы и железные дорожки.

Эти контейнеры для проживания задержанных оборудованы так: 3-4 двухярусные кровати, рядом со входной дверью место личного пользования, с одной стороны душ, с другой - туалет, посередине умывальник. Во дворе есть футбольная площадка, магазин и 4 телефонных автомата. Чтобы ими воспользоваться нужно купить в магазине карточку. За наличные или воспользоваться банковской картой.

За порядком следят жандармы. Разговаривают на высоких тонах. Рассказывали, что были случаи рукоприкладства со стороны жандармов. Конфликты, особенно с гражданами Туркменистана, возникали из-за того, что у последних сдавали нервы. Неопределенность угнетала туркмен, им было уже всё равно: выпустят их на свободу или депортируют. Главное они хотели поскорее выйти на свободу, а неопределенность часто доводила до нервного срыва. Большинство граждан Туркменистана, находившихся там, были задержаны из-за отсутствия вида на жительство, которые они не могли получить из-за просроченных паспортов. А поменять, как я уже сказал, не было возможности. В то время попасть в Туркменистан можно было только дав большую взятку (около 3000-3500 долларов) работнику консульства или посредникам. Для большинства эта сумма не подъёмная.

Усугубляло ситуацию ещё и то, что большинство семей внутри Туркменистана зависят от материальной помощи родственника, работающего в Турции. Если он теряет работу, то его близкие в Туркменистане остаются без средств к существованию. Кроме того, что он теряет работу, он теряет и жилье. Многие из задержанных потеряли квартиры, в которых жили из-за неуплаты квартплаты. У некоторых личные вещи были выброшены на улицу, потому что некому было их забрать.

Парень с моей комнаты очень переживал за свою беременную жену с маленьким ребенком. Оказывается они жили в одном из неспокойных районов Стамбула.

Условия содержания: на прогулку в течении суток выпускали в сумме всего на 1 час не более. По 20 минут после каждого приема пищи. Когда на нашей спортивной площадке проходили какие либо мероприятия это время сильно сокращалось. В основном это были мероприятия, связанные с отправкой афганцев, пакистанцев, иранцев, иракцев, сирийцев и др. Вопрос их нахождения в депортационном центре в сравнении с вопросом туркменистанцев решался быстрее и мы все это видели. Туркменский вопрос зависал и поэтому у большинства туркменистанцев сдавали нервы, дело доходило до истерик.

Администрация центра знала о наших настроениях. В день моего прибытия я узнал, что до 22 октября вопрос с гражданами Туркмении обещали решить. Все очень ждали этого дня. Но 21 октября работник депортационного центра сообщил, что вопрос решить не получается. Это вызвало бурю недовольства, возмущения и разочарования находящихся там.

В тот день на прогулке все договорились объявить голодовку и 22 октября туркмены отказались от приёма пищи. В ответ администрация заявила, что запрещает прогулки. В нашем отсеке начался бунт, с криками и выбиванием решёток. И это длилось очень долго. Администрация отменила наказание. Но бунт не прекращался. Тогда администрация подтянула военнослужащих с щитами и сказала, что начнут разрешат прогулку только, если все успокоятся. Но бунт не успокаивался.

Тогда администрация обратилась с предложением выбрать несколько представителей для переговоров. Вышло 7 человек, переговоры состоялись в комнате управления центра. Нам было обещано, что до 30 октября вопрос будет решен. Главный по депортационному центру лично взял на себя эту ответственность. 1 ноября вопрос был решён: все туркмены были выпущены на свободу (так как дороги в Туркменистан были закрыты).

Несмотря на это, вопрос с легальным пребыванием туркменистанцев в Турции остаётся открытым. Во- первых, дороги все еще закрыты. Во-вторых, туркменское консульство не выдает новые паспорта, а те печати, которые ставятся для продления срока документа не решают проблему. Продленный „10 летний“ паспорт вообще не воспринимается как полноценный документ. Из-за этого огромное количество туркменистанцев лишены своих прав на работу, медицинское обслуживание в ввиду отсутствия страховки и т.д. Официальный Ашгабат не делает ничего, чтобы исправить ситуацию и облегчить жизнь своих граждан на чужбине“.

Туркменский Хельсинкский Фонд по правам человека.

Последние новости

 Посол Туркменистана в Австрии покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел Украины.
Посол Туркменистана в Австрии и ОБСЕ покинул зал заседания во время речи министра иностранных дел...
Срочно
СРОЧНО! Сообщение из Бухары.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и выдвинутые обвинения.
В БУХАРЕ НАЧАЛСЯ СУД НАД УЧАСТНИКАМИ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ Власти озвучили список подсудимых и...
Заявление посольства США в Узбекистане.
Заявление посольства США в Узбекистане.
ВЛАСТИ УЗБЕКИСТАНА СООБЩИЛИ О НАЧАЛЕ СУДА НАД ПЕРВОЙ ГРУППОЙ УЧАСТНИКОВ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ.
ВЛАСТИ УЗБЕКИСТАНА СООБЩИЛИ О НАЧАЛЕ СУДА НАД ПЕРВОЙ ГРУППОЙ УЧАСТНИКОВ ВОЛНЕНИЙ В КАРАКАЛПАКСТАНЕ.